Petition update

Текст обращения Ольги Степановой к президенту Республики Беларусь

Анна Полын
минск, Belarus

Oct 23, 2017 — Ольга Степанова обратилась к президенту Республики Беларусь в видео обращении https://youtu.be/46oqf9Kw0ws

Ниже мы полный текст обращения:

17 февраля у меня дома в скоротечных, крайне стремительных
родах родилась дочь. Эту стремительность, вероятно, как показала одна из 5 проведенных экспертиз, спровоцировало серьезное внутриутробное расстройство. Сразу после рождения была вызвана скорая, которая полтора километра ехала 22 минуты. Врач прибывшей бригады Онисимова повела себя более, чем странно. Увидев, что ребенок находится в крайне тяжелом
состоянии, ушла вызывать спецбригаду и находилась в коридоре до тех пор, пока я не стала звать на помощь. А после, до приезда
второй бригады, стояла держа мою дочь на руках, и приговаривала:
"Дыши, малышка, дыши".

В своих показаниях врач Онисимова и медсестра Аверенкова,
сказали, что я, будучи в неадекватном состоянии, препятствовала им оказать помощь ребенку. На вопрос моего адвоката о том, что именно Онисимова сделала, чтобы забрать новорожденную, она ответила, что протянула руки и сказала "Дайте". И так 4 раза за 15 минут пребывания в квартире.

Однако, в ходе судебного заседания было установлено, что
опытный квалифицированный врач, преподаватель медколледжа г. Витебска Онисимова умышленно уклонилась от оказания помощи моему ребенку, вероятно, опасаясь, что он умрет у нее на руках. А потом оговорила меня, чтобы не нести за это ответственность. На ее показаниях, и на показаниях ложной витебской экспертизы строилось это уголовное дело.

В больнице врач бригады интенсивной терапии передал мою
дочь реаниматологу Акимову. Малышку подключили к аппаратам
жизнеобеспечения, сделали рентген, взяли анализ крови. Получив результаты анализов и рентгена, Акимов понял, что мой ребенок не выживет, вызвал милицию и замглавврача Платонову.

В своих показаниях Акимов напишет потом, что сердцебиения
и дыхания в момент поступления у ребенка не было, что только по моему настоянию подключил умершую малышку к аппарату ИВЛ и больше часа вентилировал легкие без сердцебиения.{} Его слова подтвердила и Платонова.{} Моему, якобы уже умершему ребенку, делали рентген, и, якобы у умершего ребенка взяли анализ крови. А вот эксперт на суде сказал, что такое невозможно, кровь не потечет. Также, врачи БСМП вызывая милицию, сказали, что ребенок реанимирован и находится в очень тяжелом состоянии, т.е. жив, об этом свидетельствует аудиозапись звонка и его письменная расшифровка в деле.

В ходе судебного заседания выяснилось, что бригады обеих
скорых и старший врач станции скорой помощи, вероятно, с целью согласования показаний, находились на территории больницы как минимум 2 часа после моего приезда туда, это подтверждено свидетельскими показаниями и документально.
20 февраля судмедэксперт Кнырко, сказала, что можно будет
забрать тело ребенка через неделю после готовности гистологии.

Однако, после того, как я озвучила следователю Валькову
намерение провести независимую экспертизу в России, мне
сообщили, что тело ребенка выдадут только после окончания
следствия. 2 марта 2017 эксперт Кнырко сообщила следствию, что ребенок родился абсолютно здоровым и причиной смерти стала аспирация околоплодных вод. В этот же день в отношении меня возбуждают уголовное дело. Далее проводится массированная информационная кампания в СМИ, согласно которой, я, реализовав свое намерение провести роды дома, родила абсолютно здорового ребенка, который наглотался водички и захлебнулся. Я, якобы, пыталась оказать помощь сама, но неуспешно, поэтому и вызвала скорую. Приехавшим сотрудникам препятствовала оказать помощь новорожденной. По показаниям врачей моя дочь фактически умерла еще дома. И сердобольные медики повезли умершего ребенка в больницу, а там пытались реанимировать тело без сердцебиения и дыхания почти 2 часа исключительно из-за просьб съехавшей с катушек мамаши. Облздрав выдал заключение, что нарушений должностных инструкций и клинических протоколов в
действиях врачей не выявлено. Их выявляли уже в суде.
Мои передвижения никак не ограничиваются, представители
следствия открыто говорят об этом в СМИ. []Предполагаю, что мне давалась возможность уехать, чтобы беспрепятственно провести суд заочно, под угрозой исполнения наказания закрыть мне въезд в Беларусь и, по-тихому, переквалифицировать смерть моего ребенка в мертворождение.
В выдаче справки о рождении и протокола реанимации
замглавврача Платонова мне отказала. Устанавливаю факт
рождения дочери через суд. В конце апреля делаю свидетельство о смерти. Теперь Лизу уже не записать в мертворожденные, и кому- то это очень не нравится. В начале мая меня задержали и заключили под стражу до суда. Мой адвокат настояла на дополнительной экспертизе в Минске. {}В конце июня экспертиза была готова и установила совершенно иную причину смерти моей дочери: асфиксия плода и новорожденного и возникшие вследствие этого осложнения, попутно выявив ряд патологий развития и функциональную незрелость практически всех жизненно важных органов ребенка. Это значит, что по морфологическим признакам
несмотря на срок 39 недель, ребенок являлся недоношенным и его внутренние органы не способны были нормально выполнять свои функции.

А асфиксия и ее последствия является одной из самых
распространенных причин младенческой смертности. В 2016 году, согласно статистике ВОЗ, от асфиксии в роддомах Беларуси умерло 26 новорожденных.{}
Все время моего нахождения в СИЗО оказывалось давление на
моего адвоката и моих родных, чтобы заставить меня признать

вину. Мою мать лишили статуса потерпевшей, чтобы не имела
доступа к материалам уголовного дела, и назначили потерпевшей представителя органов опеки. Когда я стала выяснять причины внутриутробных патологий развития своего ребенка, то оказалось, что клиническая картина по многим параметрам соответствует воздействию ионизирующей
радиации на поздних сроках.

Показательное судилище надо мной сделали закрытым, чтобы
все вышеописанное не стало достоянием общественности. Каждое сказанное мной слово я готова подтвердить документально, в отличие от Председателя следственного комитета Ивана Носкевича, который в своем выступлении за день до вынесения мне приговора озвучил откровенную ложь в каждом своем слове, вероятно, таким образом пытаясь повлиять на решение суда.

И теперь, с учетом всего вышесказанного, я требую
прекратить в отношении меня уголовное преследование, т.к. сама суть обвинения неправомерна и незаконна, как по законодательству Беларуси, так и с позиции международного права, и основано на ложных свидетельских показаниях. Я требую компенсацию расходов на участие в уголовном процессе и компенсацию за незаконное содержание по стражей. Перечислить сумму данной компенсации на расчетный счет любого из действующих в Беларуси благотворительных фондов помощи детям. Я требую публичной реабилитации моего имени, в том числе и в государственных СМИ. И, наконец, на основании протоколов судебных заседаний по моему уголовному делу, я требую привлечь к уголовной ответственности: врача Станции Скорой Медицинской помощи Онисимову Наталью Александровну, врача Больницы Скорой Медицинской помощи г. Витебска Акимова Сергея Сергеевича, заместителя главного врача по родовспоможению БСМП г. Витебска Платонову Ольгу Леонидовну за смерть моей дочери Степановой Елизаветы Олеговны, наступившей вследствие умышленного неоказания ей медицинской помощи и за дачу заведомо ложных показаний.
Привлечь к уголовной ответственности диспетчера станции
скорой медицинской помощи Кирееву Галину Николаевну - за
служебную халатность, приведшую к невозможности
своевременного оказания квалифицированной медицинской
помощи новорожденной; экспертов Витебской Областной
судмедэкспертизы Цепото Алексея Юрьевича и Кнырко Любовь
Сергеевну - за предоставление следственным органам заведомо
ложных заключений о причинах смерти и состоянии здоровья
моего ребенка; главного врача Станции Скорой Медицинской
помощи, главного врача БСМП г. Витебска, а также должностных
лиц Управления Здравоохранения Витебского облисполкома,
проводивших служебную проверку по факту смерти моей дочери, за предоставление следствию заведомо ложных заключений и выводов и умышленное сокрытие нарушений должностных инструкций и клинических протоколов при оказании помощи моей новорожденной дочери.

Я, как гражданка Беларуси, обращаюсь за помощью к Вам, г-н
Президент, к главе государства, к гаранту Конституции. Я полагаю Вам известны события, о которых идет речь, но подозреваю, что Вас все же ввели в заблуждение. Иначе Вы бы не допустили такого произвола. Я обращаюсь к Вам лично, Александр Григорьевич, как женщина, как мать. Помогите остановить этот беспредел и привлечь к ответственности виновных. Мне больно от того, что в стране, где я родилась и выросла, напрочь забыты понятия чести, совести, человечности, справедливости и законности. Именно такое впечатление сложилось у меня в свете всего произошедшего. И больше всего мне бы хотелось, чтобы оно оказалось ошибочным.


Keep fighting for people power!

Politicians and rich CEOs shouldn't make all the decisions. Today we ask you to help keep Change.org free and independent. Our job as a public benefit company is to help petitions like this one fight back and get heard. If everyone who saw this chipped in monthly we'd secure Change.org's future today. Help us hold the powerful to account. Can you spare a minute to become a member today?

I'll power Change with $5 monthlyPayment method

Discussion

Please enter a comment.

We were unable to post your comment. Please try again.