Petition update

Ад – это когда глупо ждать справедливости.

Анастасия Иванова
Russia

Feb 3, 2019 — 

В воде кверху животом лежал самец. Не на боку (что тоже означало бы полный швах), а ровно на спине. Идеально ровный оверкиль.

— Что это значит? — спросили следователи.

— Это значит, смерть.

— Мы видели, как он переворачивался на живот, а потом опять ложился на спину.

— Значит, агония. А что вам сказали отловщики?

— Что косатки хорошо покушали.

В «Новой газете» вышла статья Лоры Белоиван, писателя, эколога, директора реабилитационного центра «Тюлень».   Страшная правда, которую раскрывает Лора надолго западет в душу, но эту правду должен знать каждый!

«…Вот заехала какая-то легковушка, вот еще одна. А вот выехала асептическая машина — в детстве мы их называли говновозками. Ворота закрылись, затем опять открылись — впустили внутрь большой оранжевый грузовик-мусоровоз. Я почему акцентирую на этих деталях: потому что владельцы базы недооценивают силу патогенных бактерий. Может быть, потому что их не видно невооруженным взглядом. Если бы губительная для морских зверей флора была размером хотя бы с мышь, отловщики, возможно, оборудовали бы въезд на базу дезинфекционным полем. Но поля нет. До проверки 18 января не было и дезковриков у входов в вольеры. Все заходили туда в уличной обуви, и это не просто нарушение санитарно-ветеринарных правил: это способ убийства. Не единственный в арсенале, но один из самых действенных.

В первые полгода неволи иммунитет будущих артистов дельфинариев вообще очень низкий — это последствия адского стресса в результате отлова, трагического расставании с матерью (в случае с косатками вообще со всей семьей), возможно, гибели кого—то из членов семьи. Затем транспортировка в контейнере, помещение в тесный вольер и раскорм несвойственной им пищей. Добавить сюда до кучи стафилококк, и дело сделано.

В ноябре, в ходе тогда еще доследственной проверки СК, сотрудник Тихоокеанского института океанографии Сергей Рязанов брал пробы эпидермиса у косаток. Я тому живой свидетель: недавно пойманные косатки были такие гладкие и — как бы это сказать — целые, что раз за разом не оставляли на губке ни малейшей чешуйки своей черной кожи.

Кроме прочего,  десять дней назад экспертная комиссия (на этот раз — в ходе проверки окружного Погрануправления) обратила внимание на то, что одна косатка в первом, проходном вольере очень апатична. Две других относительно ничего, а эта висит в воде ближе к углу, забитом шугой, и не реагирует на происходящее. Это был юный самец по кличке Кирилл. По словам владельцев базы, «все косатки находятся в удовлетворительном состоянии». В том числе Кирилл. По мнению ученых, Кирилл уже тогда был в крайне настораживающем состоянии.

Я не знаю, сколько писем в разные ведомства и самому президенту было написано за это время. Много. Люди просят отпустить животных. Петиция с этим требованием набрала уже больше 600 тысяч подписей. Создана общественная инициатива о принятии закона против отловов китов. Тихоокеанский флот выразил готовность предоставить корабль для транспортировки китов к месту выпуска. Много раз ситуация, казалось, вот-вот сдвинется с места — как вдруг все откатывалось назад. Кто за ней стоит? Кто так крепко держит ниточки, к которым привязаны более сотни миллионов долларов, конвертированных из нынешних пленников Средней? Не так уж и много, чтобы подозревать кого-то в самых верхах. Слишком много, чтобы уверено указать на кого-то из местных топов.

Следствие — непонятное, недоступное логике — вроде бы идет, а вроде и не движется. Казалось бы, всё очевидно: нарушение в подсчете общедопустимого улова и выигранный экологами суд по этому факту; неоспоримые нарушения, граничащие с подлогом, в заявках на квоты со стороны отловщиков; нарушение правил рыболовства (!), запрещающее отлов китообразных в возрасте до года. Какие доказательства нужны следствию?

Мы задаем риторические вопросы, вязнущие в тишине. Если и получаем ответы, то только в виде безумных статей в местной прессе, обвиняющих экологов в продажности Америке. Да еще в виде доносов и кляуз, вынуждающих  десятки инстанций проверять наши некоммерческие организации на соблюдение еще непридуманных природой правил. В обстановке, когда то и дело виноваты невиновные, глупо ждать справедливости по отношению к косаточьим детям. Наверное, именно так и начинается ад: ад — это когда глупо ждать справедливости.

Тридцатого января была проверка Природоохранной прокуратуры. К косаткам не пустили и Павла тоже. Только сотрудники прокуратуры были допущены к косаточьим вольерам.

— Как косатки? — спросила я, — как Кирилл?

— Мы не знаем, кто именно там Кирилл, — ответили следователи, — но одна косатка в первом вольере, нам показалось, не очень.

И показали видео на телефоне. В воде кверху животом лежал самец. Не на боку (что тоже означало бы полный швах), а ровно на спине. Идеально ровный оверкиль.

— Что это значит? — спросили следователи.

— Это значит, смерть.

— Мы видели, как он переворачивался на живот, а потом опять ложился на спину.

Из двух с половиной часов обратной дороги помню лишь асфальтоукладчик у обочины да закатное в глаза солнце на скоростной трассе в последней трети пути. В голове была абсолютная, тотальная пустота.

Дома, начав соображать и поймав импульс «надо что-то делать» — интересно, что? — позвонила друзьям-ученым и спросила, действительно ли лежание на спине означает у косаток то, что я думаю.

— Кирилл? — спросили друзья.

Следующий звонок был следователю прокуратуры.

— Мне подтвердили, что это или уже смерть, или вот-вот смерть. И я не могу и не хочу держать эту информацию в секрете. Надо это всё как-то зафиксировать, чтобы потом не сказали, что одна косатка сбежала.

— Знаете, мы сейчас неподалеку от базы и мы туда заедем.

Через час с небольшим  — звонок:

— Мы заехали, там всё в порядке, все косатки плавают и активные.

— Действительно так?!

— Действительно так.

Обкололи чудесами? Подменили? или что? — нет ответа.

Сейчас  никаких данных о количественном составе животных в бухте Средней нет. Кирилл, скорее всего, все-таки в процессе побега или уже сбежал.

Из первоначальных 90 белух очень быстро сделалось 87, так как трое — самых младенческих младенцев — «сбежали».

Сбежать оттуда можно только на небо.

Тем временем, ветеринарный врач-микробиолог, кандидат биологических наук Татьяна Денисенко, участвовавшая в экспертной комиссии 18 января, уже готовит отчет по результатам исследования проб выдохов и проб с кожных покровов косаток. Бактериальные посевы, сделанные Татьяной сразу после возвращения в Москву, подросли, заколосились и показали короткую историю жизни Кирилла на передержке:

— Очень низкий уровень иммунореактивности организма — в пробах протей, стафилококки, кандиды и другие условно-патогенные микроорганизмы, с которыми очень трудно бороться ослабленному стрессом и неблагоприятными условиями содержания животному. Кожа абсолютно всех одиннадцати косаток густо обсеменена бактериями. И это не удивительно, так как в образцах воды, взятых из морских загонов базы, обнаружился настоящий микробный суп. Причем, это несмотря на то, что вода — морская, а дело происходит в январе. Следовательно, это может указывать на застойные явления в воде вольеров и отсутствие уборки остатков корма.

Кроме того, китовые детеныши подвергаются регулярной атаке микроорганизмами антропогенного происхождения, с которыми в естественных условиях обитания они практически не сталкиваются. При обследовании у некоторых косаток отмечали различные поражения на коже. В пробах из таких поражений были обнаружены дрожжеподобные и плесневые грибы, возможные возбудители грибковых инфекций. 

Из года в год в этой бухте содержатся пленники, а в нынешнем году их здесь полторы сотни: кроме без малого ста китов, отловщики поместили сюда и ластоногий товар — девятерых морских зайцев, шестерых моржат, четыре десятка ларг. К нашему приезду 30 января лахтаков (морских зайцев) уже не было, уехали в Китай. В отсаднике для тюленей находилось 30 ларг. Китаю надо владеть всеми, кто шевелится, и ушлые российские дельцы счастливы стараться.

— А я люблю дельфинарии, — сказал один из них, директор ООО «Афалина» Алексей Решетов, — и детям нравится.

Интересно, понравится ли родителям детей лечить их от непонятных заболеваний, подцепленных в курортной бухте Средняя? Летом это очень популярное место отдыха приморцев. Очень красивая бухта.

 

От себя добавлю:

Нас уже более 700 000 человек.  Это добрые люди с открытым сердцем, готовые действовать и помогать. Нас  становится больше с каждым днем и мы обязательно поставим точку в этом грязном недобизнесе!
Так что, господа отловщики и все, кто стоят рядом  – не надейтесь! Ад не наступил!


Keep fighting for people power!

Politicians and rich CEOs shouldn't make all the decisions. Today we ask you to help keep Change.org free and independent. Our job as a public benefit company is to help petitions like this one fight back and get heard. If everyone who saw this chipped in monthly we'd secure Change.org's future today. Help us hold the powerful to account. Can you spare a minute to become a member today?

I'll power Change with $5 monthlyPayment method

Discussion

Please enter a comment.

We were unable to post your comment. Please try again.