Петиция закрыта

ОСТАНОВИМ БЕСПРЕДЕЛ ВМЕСТЕ! РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО ПОМОГИТЕ!

Эта петиция собрала 1 679 подписантов


Уважаемые студенты всех вузов и ссузов России, мы, студенты Пензенского государственного технологического университета, обращаемся к Вам с просьбой о помощи! Мы боремся за сохранение свободы нашего ректора Василия Борисовича Моисеева и за сохранение имени нашего вуза. Сегодня мы, к сожалению, уже не первые, кто столкнулся с таким беспределом: ректору дают срок, вуз присоединяют. Если все мы, студенты России, объединимся против варварства 21 века, то мы сможем защитить тех, кто за правду, кто за свободу. Мы бесконечно любим своего ректора и гордимся им.

Помогите нам распространить информацию, это единственный способ спасти ректора сегодня нашего, а завтра может и вашего (не дай Бог) учебного заведения. Мы надеемся на помощь со стороны государственных органов, органов власти РФ.

 

Обвинения ректору вуза – заслуженному работнику высшей школы РФ, почётному работнику высшего образования РФ, почётному машиностроителю РФ Василию Борисовичу Моисееву это пятно на КАЖДОМ выпускнике вуза! Это подрыв всей системы образования Российской Федерации! ВУЗ под руководством Василия Борисовича занимал ведущие позиции в сфере образования России. Студенты и выпускники ПензГТУ - победители и призеры всероссийских олимпиад и международных конкурсов, педагогики, экономики, приборостроения, экологии, энергетики, победители молодежных форумов от Селигера до Байкала и обладатели грантов на реализацию своих проектов, победители творческих и спортивных конкурсов - все это говорит о том, что ВУЗ был в надежных руках сильного хозяйственника и человека болеющего за судьбу вуза и его выпускников!

 

Ниже мы изложили историю нашей беды, нашей общей боли!

 

Общеизвестно, что в РФ «от Москвы до окраин» идет кампания по объединению вузов. Город Пенза не стал исключением.

В 2012 г. Пензенский государственный педагогический университет (ПГПУ) был присоединен к Пензенскому государственному университету (ПГУ), который ранее был создан на основе политехнического института. В результате этого ректором объединенного ПГУ стал не ректор прежнего ПГУ и не ректор ПГПУ (оба вполне заслуженные доктора наук и профессора), а канд. юр. наук, генерал-майор милиции Александр Дмитриевич Гуляков, в 1998-2007 гг. – начальник областного УВД, в 2007-2012 гг. – председатель областного Законодательного собрания. 29.10.2012 г. он стал директором Педагогического института (уже присоединенного к ПГУ), 07.05.2013 г. – врио ректора ПГУ, 26.11.2013 г. – ректором ПГУ.

С тех пор предпринимались попытки присоединить к ПГУ два других вуза Пензы – Пензенский государственный технологический университет (ПензГТУ) и Пензенский государственный университет архитектуры и строительства (ПГУАС). До недавнего времени эти попытки носили обычный характер административно-финансового давления на уровне Минобрнауки, до ухода Бочкарева в мае 2015 г. – также на местном уровне (нынешний губернатор Белозерцев, насколько нам известно, относится к этому нейтрально и к описанной ниже истории отношения не имеет). При этом и среди сотрудников вузов, и на местных Интернет-форумах постоянно циркулировали разные слухи, поддерживая определенный «сильно» негативный фон.

08.06.2016 г. в ПензГТУ пришли сотрудники СКР, которым ассистировали сотрудники ФСБ, и начали рыть. Они практически не скрывали, что их цель – нарыть какой-либо компромат, открыть дело и посадить руководство вуза.

Естественно, любой нормальный человек придет к выводу о причинной связи между этими двумя событиями (даже если, предположим, ее и нет).

Общепринято считать, что в нашем государстве при желании можно склепать дело на практически любого руководителя (и не только руководителя). И никто из осведомленных в подоплеке этого дела не удивился, что 27.07.2016 г. Моисеев был задержан, а 29.07.2016 г. его арестовали на 2 месяца:

Однако утверждение о взятке в 7 млн. руб. кажется нелепым в отношении человека, который совершенно точно 1,5 месяца знал, что его «пасут» – это выглядит, как явная инсценировка. И на сайте СУ СКР по Пензенской области такого утверждения нет (по крайней мере, на момент написания этой статьи).

Разбор обвинений

Выдвинутые против Моисеева обвинения изложены в указанном выше сообщении на сайте СУ СКР по Пензенской области 27.07.2016 г.

По данным следствия, и.о. ректора Пензенского государственного технологического университета была разработана преступная схема, при которой студенты, с целью предотвращения для себя и своих интересов негативных последствий за денежное вознаграждение освобождались от самостоятельной подготовки и написания дипломных работ, а также курсовых, контрольных работ и иных заданий. Готовые работы обучающиеся были вынуждены приобретать у профессорско-преподавательского состава. При этом студентам гарантировалась их успешная защита вне зависимости от уровня знаний.

Для обеспечения легитимности данных незаконных действий, были привлечены десятки аффилированных и созданных при университете организаций, руководителями которых являлись работники университета, а также сторонних организаций, которые выступали в роли посредников между преподавателями и ВУЗом с одной стороны, а с другой стороны студентами при осуществлении переводов денежных средств.

После перечисления денежных средств на счета указанных организаций преподаватели передавали студентам «оплаченные» дипломные, курсовые и иные работы в электронном виде, изготовленные и сданные в предыдущие годы.

В свою очередь полученные, от студентов денежные средства, указанные коммерческие организации перечисляли на расчетный счет ВУЗа, в рамках фиктивных договоров о выполнении научно-исследовательских работ, а впоследствии выплачивались под видом стимулирующих надбавок к заработной плате преподавателям, в том числе и ректору университета.

«Платными» услугами ВУЗа воспользовались более 350 студентов, заплатив за готовые работы более 7 миллионов рублей.

С точки зрения любого человека, работавшего в вузе, предлагаемая следствием схема выглядит бредовой и искусственно сконструированной следствием. Постараемся обосновать нашу точку зрения разбором по пунктам.

 

1. Какова общепринятая практика

Да, практика заказа контрольных, курсовых и дипломных работ за деньги широко распространена в вузах РФ, особенно среди заочников и вечерников. В Интернете и на остановках общественного транспорта можно без труда найти объявления, предлагающие подобные услуги. Обычно такие заказы выполняют «на стороне», но можно найти исполнителя и среди сотрудников своего вуза. Однако у подобной деятельности есть следующие особенности.

а) Инициатива, как правило, исходит от студента. Если преподаватель вздумает обратиться с подобным предложением к студенту, он рискует быть уволенным и попасть под суд, так что это маловероятно.

б) Во всех случаях это – дело двоих, заказчика-студента и исполнителя-преподавателя (если, предположим, это преподаватель «своего» вуза). Преподаватель совершенно не заинтересован в разглашении, т.к. знает, что либо его выгонит начальство, либо на него донесут коллеги (таковые всегда найдутся).

в) Расчеты производятся исключительно наличными и только между непосредственными участниками, без каких-либо посредников.

Очевидно, что все эти условия в схеме, описанной следствием, не соблюдались.

2. Сложность предполагаемой схемы

Итак, сначала якобы шло перечисление от студентов «денежных средств на счета указанных организаций», которые затем якобы их «перечисляли на расчетный счет ВУЗа, в рамках фиктивных договоров о выполнении научно-исследовательских работ», и только после этого эти средства якобы «выплачивались под видом стимулирующих надбавок к заработной плате преподавателям, в том числе и ректору университета».

Очевидно, что при такой многоступенчатой схеме большая часть денег оставалась у организаций-посредников и у самого вуза, часть якобы у ректора. Кроме того, и организации, и сами исполнители платили положенные налоги. В результате непосредственным исполнителям оставались крохи. Кто будет так работать, если можно взять у студента напрямую?

Также непонятно, зачем организации переводили деньги вузу. Что, они сами не могли выплатить эти деньги нужным людям или их представителям?

3. Завышенная стоимость работ

Поделим якобы взятые со студентов 7 млн. руб. на 350 человек – 20 тыс. с каждого. Любой, кто в теме, скажет, что это много. Дипломная работа стоит порядка 3-4 тыс., курсовая или контрольная – естественно, меньше. Даже если предположить, что все участники заказывали все контрольные и курсовые плюс дипломную – это многовато.

4. Незначительное число пострадавших студентов

В ПензГТУ сейчас учится около 11 тыс. студентов. Число заплативших деньги, по версии следствия – якобы около 350 человек, немного более 3 % от этого числа. Охват, однако, очень небольшой. Может быть, это даст основание следствию утверждать, что по этой причине большинство сотрудников ПензГТУ о такой схеме не знали? Далее, при такой схеме эти студенты – единственные пострадавшие. Интересно, сколько человек подтвердит версию следствия на суде, если это нелепое дело дойдет до суда?

5. Недоказанная фиктивность договоров о НИР

Следствие утверждает, что перечисления в вуз шли «в рамках фиктивных договоров о выполнении научно-исследовательских работ». Однако кто доказал фиктивность этих договоров? Ведь для этого нужно, в частности, провести соответствующую экспертизу, причем по каждому договору отдельно. Такие экспертизы проводят специализированные учреждения, в компетенцию следствия это не входит. О проведении подобных экспертиз нам неизвестно, и вряд ли их можно было провести за 1,5 месяца между началом следственных действий и арестом Моисеева.

6. Несущественная выгода для ректора

Но, предположим, схема работала. При этом, и по версии следствия, и в силу здравого смысла (страха преподавателей перед разоблачением, о чем было сказано выше), она могла быть создана только «сверху», т.е. ректором.

Однако очевидно, что основная часть средств все-таки должна была доставаться непосредственным исполнителям – иначе они просто не стали бы работать. Сколько, предположим, из этих 7 млн. досталось ректору – 2, 3 млн. руб.? И это ведь суммарно за несколько лет. Величина для него, конечно, несущественная.

Стоило ли из-за такого пустяка портить себе жизнь? Вопрос чисто риторический.

7. Сколько при ПензГТУ организаций?

Следствие утверждает, что при ПензГТУ якобы существуют «десятки аффилированных и созданных при университете организаций, руководителями которых являлись работники университета». Однако таких организаций при институте раньше было 7, сейчас осталось 2, и они занимались своими делами в соответствии со своими уставами, о чем всем хорошо известно.

И вообще, зачем столько посредников? Если организовывать такую схему, хватило бы 2-3.

8. Почему вскрылось только сейчас?

Моисеев является ректором своего вуза с 1989 г. (за это время вуз несколько раз менял название), и ранее к нему не было никаких претензий со стороны «правоохранительных органов». И если это продолжалось несколько лет, и в этой схеме участвовало столько людей, то почему все вскрылось только сейчас?

 

Беспрецедентный случай, и что о нем известно министру?

При этом нам неизвестны случаи подобных рейдерских захватов в РФ одного государственного вуза другим государственным вузом (точнее, ректором последнего), с привлечением государственных силовых структур и посадкой руководства захватываемого вуза (По нашим догадкам это могли быть: Северный государственный медицинский университет, Оренбургский государственный институт менеджмента, Государственный университет управления).

Общепринятая и общеизвестная практика при присоединении вузов, как уже было сказано – административно-финансовое давление на уровне Минобрнауки и/или на местном уровне. До некоторой степени некрасиво, но не более.

Однако, может быть, нам в провинции что-то неизвестно? Поэтому для получения дополнительной информации мы обратились за консультацией к человеку, который ранее занимал весьма крупный пост в Минобрнауки, постоянно поддерживает контакты с министерством и вообще «в курсе». И она заверила нас, что никогда не слыхала о подобных рейдерских действиях в рамках этого министерства.

Более того, Минобрнауки и министр Ливанов, похоже, не в курсе реальной подоплеки событий, происходящих в провинциальной Пензе. Такое предположение можно сделать из того, что недавно министр Ливанов подверг ПГУ, возглавляемый г-ном Гуляковым, серьезной критике:

Были зафиксированы и случаи прямого нарушения закона в части установления порогового значения проходных баллов ЕГЭ ниже утвержденных Рособрнадзором: Российский государственный социальный университет (и восемь филиалов), Пензенский государственный университет [выделено нами], Поволжский государственный университет сервиса, Забайкальский государственный университет, Поволжский государственный технологический университет, Майкопский государственный технологический университет. По информации «Известий», в отношении руководителей вузов будут приняты дисциплинарные меры.

Министр обратил внимание на подтасовки при внесении вузами информации по баллам Единого экзамена зачисленных студентов в рамках мониторинга эффективности вузов. В число нарушителей попали: Воронежский государственный технический университет, Владимирский государственный университет им. А.Г. и Н.Г. Столетовых, Томский государственный педагогический университет, Пензенский государственный университет [выделено нами] и Орловский государственный институт экономики и торговли.

Дмитрий Ливанов: «Хватит разводить богадельню»

П. Панов, Известия, 26.05.2016

Отсюда возникает предположение, что эти рейдерские действия – самодеятельность, не согласованная с кем бы то ни было в Москве (как и с руководством области), некое местное, пензенское «ноу-хау», и в Минобрнауки не знают, кто организовал это грязное пятно на их мундире.

При этом, по имеющейся у нас информации, авторитет г-на Гулякова среди сотрудников ПГУ весьма низкий, что легко понять – он «не из нашего муравейника», и стремится внедрить в ПГУ свои нравы, привычные ему еще по УВД. На эту тему также были публикации в местной прессе, например:

Кто возглавит опорный университет в Пензе?

М. Денисов, Пенза-Онлайн, 05.07.2016

И перенос ментовских нравов в сферу образования, естественно, вызывает у сотрудников ПГУ и ПензГТУ, да и других вузов Пензы, соответствующую отрицательную реакцию.

Для полноты картины следует упомянуть о еще одной версии происходящих событий, согласно которой:

… имеет место несовпадение интересов разных групп. В органах государственной безопасности произошла или еще происходит смена поколений. Выросли молодые ребята, интерес которых состоит в том, чтобы делать карьеру в службе. Их материальное обеспечение позволяет им полностью заниматься службой, нет у них нужды, как это было в 90-е годы, помогать друзьям-предпринимателям и таким способом компенсировать то, что государство недодавало. То же самое, возможно, происходит в следственном комитете и прокуратуре. Поэтому скорее всего нарыли опера Управления ФСБ факты злоупотреблений, и оказались эти факты настолько привлекательными, что им дали ход.

Горячий июль 2016

В. Мануйлов, «Улица Московская», 30.07.2016

По нашему мнению, якобы найденные следствием «факты злоупотреблений» не стоят ломаного гроша, но по этой версии инициатива исходила не от Гулякова. Возможно, но особого значения это не имеет.

Эта история кладет грязное пятно на мундир г-на Гулякова, генерал-майора милиции в отставке (так в Википедии). И вне зависимости от его роли в этой истории теперь каждый раз, когда будет возникать вопрос о его назначении или избрании на какую-то должность (ректора ПГУ или сенатора от Пензенской области, это место сейчас вакантно), эта история будет всплывать и вызывать вопросы не только у общества, но и у вышестоящего начальства.

Ведь на самом деле о реальной подоплеке этого дела уже знает достаточно много людей, и не только в ПензГТУ.

Непонятно только, какую выгоду предполагают извлечь из всего этого рейдеры? Ведь государственный вуз нельзя продать, его корпуса нельзя снести и построить на их месте «доходные дома». Единственное предположение, которое возникло у нас – что кто-то хочет таким образом испачкать всех трех ректоров, а потом выдвинуть своего кандидата в «чистом мундире», который и займет место ректора объединенного (опорного) университета. Эта цель кажется нам ничтожной, но другой на ум не приходит.

Но вне зависимости от того, кто организаторы и бенефициары и какие цели они преследуют – это грязное и беспрецедентное дело.

Надеемся, что в Минобрнауки смогут разобраться, кто их этим делом подставил.

И интересно, что будет, если о нем напишут в западной прессе?

 

Источник: forum.msk.ru «Рейдерский захват государственного вуза в Пензе»

 



Cегодня Любовь рассчитывает на вас

Любовь Крысина нуждается в вашей помощи с петицией «Президент РФ В.В. Путин: ОСТАНОВИМ БЕСПРЕДЕЛ ВМЕСТЕ! РОССИЙСКОЕ СТУДЕНЧЕСТВО ПОМОГИТЕ!». Любовь и 1 678 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.