Требуем разрешить журналисту Ивану Сафронову общение с ближайшими родственниками

0 людей подписали. Следующая цель: 35 000


Петиция Профсоюза журналистов и работников СМИ

Иван Сафронов, 10 лет работавший корреспондентом «Коммерсанта» и «Ведомостей», был задержан 7 июля. ФСБ обвинила его в государственной измене: журналист якобы передал сотруднику чешской разведки некие секретные сведения о военно-техническом сотрудничестве России и о деятельности Вооруженных сил на Ближнем Востоке. Напомним, в июле открытое письмо Профсоюза журналистов и работников СМИ с требованием открытого и прозрачного расследования дела Сафронова подписали почти 700 журналистов, редакторов, продюсеров и фотокорреспондентов — как сотрудников ведущих федеральных изданий, так и небольших независимых медиа.

В ноябре — четыре месяца, как Сафронов находится под арестом в Лефортово — самом закрытом СИЗО России. С момента задержания у него не было ни одной возможности поговорить с ближайшими родственниками: только видеть их на суде через решетку или стекло.

Всем им, включая мать Елену Сафронову, которая работает учительницей в школе, следователи ФСБ присвоили статус свидетелей. Правозащитники называют это способом морального давления как на Сафронова, который не может знать, какие процессуальные действия будут проводить с членами его семьи, так и на его ближайшее окружение. 

Следователь ФСБ Степанов отказал Сафронову в звонке матери на ее день рождения в середине ноября. Он не посчитал достаточным поводом для короткого телефонного разговора даже то, что у нее будет юбилей, 65 лет. Иван, который очень близок со своей матерью, в последний раз общался с ней утром перед арестом 7 июля.

В ходатайстве о телефонном разговоре ему было отказано, несмотря на обещание Сафронова не обсуждать уголовное дело, а ограничиться поздравлением. Следователь Степанов сообщил Сафронову и его защите, что разговор с матерью по телефону «может быть использован обвиняемым для «скрытого обмена информацией, выполнения иных разведывательных заданий иностранной спецслужбы, направленных против безопасности Российской Федерации и для противодействия следствию».

Самое разумное объяснение звучит только так: сотрудники ФСБ смотрят слишком много шпионских боевиков.

Мы требуем разрешить Сафронову — без всяких оснований ограниченным в правах, и прежде всего в праве на свободу, — общение с ближайшими родственниками. Гуманным и справедливым мы считаем право на звонок матери в день рождения!

Правовые основания:

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Европейские тюремные правила 1987 г. говорят о необходимости уважения статуса заключенного под стражу. Неосужденные должны пользоваться правом на свидания и иметь возможность коммуникации с родственниками и иными лицами в том же порядке, что и осужденные. 

В пп. 6 ч.2 ст. 17 закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» закреплено право на платные телефонные разговоры при наличии технических возможностей и под контролем администрации с разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Фото в петиции: из личного архива Ивана Сафронова