Победа

Остановим "вырубку" мест отдыха детей.

Эта петиция выиграла с 114 подписантами!


Правительство КЧР не разрешает организацию детского лагеря на территории православного храма в селении Маруха.
 
Школа русского культурного выживания

Точнее, это не лагерь в привычном понимании этого слова. Организатор — настоятель храма Казанской иконы Божьей матери отец Александр (Емельянов) и ребята, которые хоть раз побывали там, называют его школой. Так это значится и в официальных письмах, и документах: «Школа русского культурного выживания». За одну только смену, которая длится не больше двух недель, мальчишки и девчонки, съезжавшиеся в Маруху из разных городов и сел КЧР, Ставрополья, Ростовской области, успевали узнать и понять очень многое. Большинство даже не вспоминали о «скучающих» в рюкзаках планшетах и телефонах. День, начинающийся с молитвы, для ребят был наполнен множеством интересных дел. Они ходили в походы, поднимались на гору Карабек, узнавали о боях, которые шли на Марухском перевале в 1942-43 годах, и сами осваивали азы школы выживания, философию и навыки русского рукопашного боя. Ребята с удовольствием слушали фольклорные коллективы, которые приезжали к ним с концертами, разучивали вместе с ними народные песни и пляски. Кстати, не только русские, но и горские. В этом году, как и прошлом, в «Школе русского культурного выживания» планировались выступления ставропольских и черкесских фольклорных ансамблей. Девчата успевали научиться печь пироги на углях, а мальчишки — разводить костры, устанавливать палатки, обустраивать походный быт. Конечно, все любили посидеть вечерами и костра и попеть хорошие песни. А еще ребята читали... Вслух... Русскую классику...

Две недели — это очень немалый срок, когда человек, пусть даже совсем юный, попадает в тот уголок земли, где раскрываются сердца и души. Там он обретает душевный покой хотя бы на время и настоящих друзей навсегда.

Вот такой уголок тринадцать лет подряд ребята находили в Марухе, в православном лагере у батюшки Александра. Они прощались друг с другом со слезами и мечтали на следующий год сюда вернуться. Такая вот недетская ностальгия по настоящему. Она звучит даже в песне, которую подростки поют как гимн лагеря:

...Серебрится ночная река, звезды ласково смотрят во мгле

Благодатная Маруха — есть такой уголок на земле...

Не ушел бы я никуда, среди гор бы нашел приют.

Только есть еще города, где нас любят и очень ждут...

Многие ребята возвращались — и на следующий год, и через год. Многие обретали здесь не только друзей, но и веру в Бога, веру в людей. В 2005 — 2006-м в православном лагере принимали русских детей из воющей тогда Чечни. В 2016-м с благословения архиепископа Пятигорского и Черкесского Феофилакта здесь готовились принять детей из Донбасса. Ехать сюда собирались детишки из прифронтового Первомайска, которые опять еженощно слышат, как рвутся снаряды, а также воспитанники Луганского интерната для глухих детей и детского дома № 1 – тоже из Луганска.


Другая сторона доброго мира

Я напомню слова уполномоченной по правам ребенка ЛНР Юлии Назаренко, которые уже звучали в одном из материалов «Вечерки»:

– Православный лагерь — это замечательно. Это очень нужно нашим ребятишкам, потому что без души в нашем мире невозможно ничего. Дети не просто сменят обстановку, познакомятся и подружатся с ребятами из разных регионов России. Они увидят, что, кроме враждебного им мира, объявившего жителей ЛНР и ДНР (и взрослых, и детей) сепаратистами и недочеловеками, существует и другой, добрый мир, который их поддерживает... Мы очень надеемся, что русский мир и русская весна перерастут для них в русскую замечательную жизнь...

К сожалению, «другой мир» неожиданно показал и другую сторону медали. Несколько дней назад отец Александр получил письмо за подписью зампреда правительства КЧР Суюнова:

«Комиссия приняла решение отказать вам в организации отдыха детей, в том числе — детей-инвалидов на территории, примыкающей к Марухскому православному храму. Межведомственная комиссия при проведении комплексной проверки...»

Отец Александр недоуменно пожимает плечами:

– Никакой комплексной проверки не было. Приезжал представитель Роспотребнадзора, который сразу сказал, что никаких актов составлять не будет, просто посмотрит. Я его водил по территории, все показывал, рассказывал, отвечал на все вопросы. Никаких актов он при мне не писал и я ничего, естественно, не подписывал. Даже речи не шло о том, что нам теперь вменяют, чего мы, как выяснилось, «не сделали». «Не выделена открытая палатка для кухни и большая палатка для приема пищи со столами и скамьями»... Абсолютная ложь! Каждый год мы все это ставим. И навесы для кухни есть. Или вот: «Не решен вопрос об оснащении лагеря столовой и кухонной посудой»... О посуде никто даже и не спрашивал! Мы на престольный праздник четыреста человек кормили! Как бы мы это сделали без посуды!..

…И так почти по каждому пункту. Не оборудованы спортплощадки? Да только в выходные тут грейдер и экскаватор работали — футбольное поле делали. А волейбольная площадка и раньше была... В горном палаточном лагере не продумана установка биотуалетов?.. Действительно, об этом даже не думали. Дети от 10 до 14, которых планировали принимать в первом потоке, размещаются в палатках и домиках на территории прихода, где все необходимое есть. А в дальнем лагере для старших, которые должны были заехать во второй поток, все оборудуется на месте из подручных материалов.

– Если я в ущелье, за 30 километров от населенного пункта, потащу биотуалеты, на до мной даже коровы смеяться будут, - говорит отец Александр.

 
Как все это объяснить детям?

На самом деле и он, и все мы понимаем, что неожиданный запрет на прием детей в православном лагере — реакция местных властей на повышенное после трагедии в Карелии внимание власти федеральной к системе организации детского отдыха. Поэтому священнику некоторые чиновники отвечают по-честному: «Как вы не вовремя со своим лагерем» и «Если что у вас случится, нас уволят»... Короче, гораздо спокойнее пока все запрещать...

Посему и вменен самый убийственный для лагеря аргумент — отсутствие лицензии на организацию оздоровительного отдыха детей. По инстанциям очень легко этим отчитываться. Дальше вряд ли кто-то будет разбираться, что школа русского культурного выживания не занимается оказанием воспитательных, оздоровительных и прочих услуг, подлежащих лицензированию. Здесь ни один ребенок не отдыхает за деньги. Все делается исключительно за счет благотворителей или за счет внебюджетных средств.

Кстати, ведь и власти КЧР поначалу стали помогать. Даже сейчас, когда из правительства республики пришел запрет на организацию детского отдыха, из некоторых министерств того же правительства отцу Александру поступают звонки с уточнениями, какая помощь необходима. Справедливости ради стоит сказать, что и при сборе гуманитарки республиканские структуры оказывали помощь и поддержку. Особенно — республиканское МЧС. А в этом году спасатели планировали проводить для детей, отдыхающих в лагере, показательные учения...

…То есть, не случись трагедии в Карелии, вопроса: быть или быть православному лагерю в Марухе, ни у кого бы не возникло. Да и с чего бы, если за тринадцать лет о нем не было сказано ни одного плохого слова. Только хорошее!.. Все-таки любят у нас всех чесать под одну гребенку. И этот лагерь не единственный пострадавший от такого «расчесывания». Не единичны совместные рейды властей и силовиков в разных регионах России, когда доходит чуть не до эвакуации детей. Причем далеко не всегда обоснованной. Интернет сейчас пестрит примерами. Разбираться некогда. Лес рубят — щепки летят. И немало хорошего рубится просто на корню. Самое обидное, что, теряя это хорошее, мы не решаем той проблемы, которая привела к гибели четырнадцати детей на Сямозере. Там как раз все было нормально — с лицензией, с высокими покровителями, с бюджетной денежкой и прочим. Проблема была только с совестью...

А пока отец Александр продолжает бороться за свой лагерь - он направил письма и полпреду, и президенту. Надеется спасти хотя бы второй поток. Его переполняют сплошные риторические вопросы. Например, почему к палаточному лагерю предъявляются требования, как к стационарному? Это при том, что именно в этом году в плане обустройства здесь так много сделано благодаря бескорыстной помощи людей.

Я поговорила с одним из благотворителей. Это Павел Заводнов из Новочеркасска. Он познакомился с отцом Александром два года назад. В прошлом году привез к нему в лагерь двоих своих детей. Они были счастливы, весь год вспоминали об отдыхе и ждали лета, чтобы снова поехать в лагерь. Правда, в этот раз собирались уж вчетвером. Семья у Заводновых большая. Многодетная. Павел решил помочь лагерю. Он считает, что нужно таким добрым делам помогать. Они не только для человека спасительны, но и для Родины нашей. Они к истокам своим детей возвращают. Уже стоят в Марухе заказанные Павлом в Нижнем Новгороде деревянные домики, в которых должны были размещаться девочки. Монтируются кровля, двухъярусные кровати. Его дети принимали посильное участие в монтажных работах. Они тоже очень ждали начала потока: встречи со старыми друзьями, знакомства с новыми...

Главный риторический вопрос, который волнует не одного только батюшку, но и любого нормального человека: как теперь объяснить детям, что лагеря не будет, воспитанникам Луганского детского дома, интерната для слабослышащих детей, которые готовили для встречи с российскими сверстниками свои концерты, ребятам из Первомайска, которые вновь не спят ночами из-за обстрелов.

– Невозможно заснуть. Дома трясутся,- рассказала отцу Александру матушка Наталья из Первомайска.

Этот разговор по скайпу случайно услышал ее восьмилетний сын Кирюшка, который мечтает стать офицером. Он так хотел побывать в России. Узнав о том, что лагеря не будет, мальчишка горько расплакался. Два часа не могли успокоить...

– Зато будут рады бандеровцы, - сурово замечает отец Александр. - О том, что в Карачаево-Черкесии ждут на отдых детей из ЛНР, писали много — и у нас, и в Луганске. Все это и на той стороне отслеживается. То-то там посмакуют, что Россия отказалась принять детей из Луганской области.

У меня все-таки теплится надежда, что отец Александр будет услышан. Не столь даже важно, что там скажут наши оппоненты по информационной войне.

Детей жалко...

 Всех под одну гребенку это нормально, но... Руководство лагеря в Карелии имело ВСЕ необходимые лицензии и толку - дети погибли, получили травмы, разворованы огромные бюджетные средства. А ведь все дети весь год ждут лета, а им в ответ наши "мужи умудренные" - нет, мол боимся, за свое место боимся. А на Ваши эмоции и ожидания у нас есть свои запреты. Бестолковые, глупые - но есть.

Все кому не безразлична данная ситуация, все кто оказался в таком положении, все кто еще окажется - мы ждем Вашу поддержку.



Cегодня Павел рассчитывает на вас

Павел Заводнов нуждается в вашей помощи с петицией «Остановим "вырубку" мест отдыха детей.». Павел и 113 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.