Примите закон, по которому «дети ГУЛАГа» смогут наконец вернуться из ссылки

0 людей подписали. Следующая цель: 50 000


В декабре 2019 года Конституционный суд России принял знаковое постановление по делу жертв советских репрессий. Многие из них всё ещё не могут вернуться на прежнее место жительства своих семей и получить там от государства жильё взамен незаконно отнятого. Это право есть у жертв репрессий по закону, но закон до сих пор не работал. Конституционный суд потребовал незамедлительно исправить закон и восстановить права «детей ГУЛАГа». Однако это решение рискует остаться неисполненным — правительство внесло в Государственную Думу законопроект, который игнорирует предписания Конституционного суда. Если он будет принят в неизменном виде, то никто из жертв репрессий так и не доживёт до возвращения.

Алиса Мейсснер, Елизавета Михайлова и Евгения Шашева должны были родиться и жить в Москве. Но вместо этого родились на спецпоселениях ГУЛАГа или за «сто первым километром» — там, куда в 1930-40-е годы были высланы их родители-москвичи. В ссылке они живут всю свою жизнь. В советские годы вернуться мешал режим прописки. В начале 1990-х ограничения отменили, но купить московское жильё пенсионеркам не по силам — например, взамен своей квартиры в вятском посёлке в 20 километрах от бывшего спецпоселения ГУЛАГа Алиса Мейсснер может приобрести лишь полтора квадратных метра в Москве.

Закон 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» гарантирует «детям ГУЛАГа» право возвратиться на прежнее место жительства их семей. Государство обязано предоставить им там социальное жильё. Однако этот закон многие годы не работал. Чиновники и суды годами отказывали жертвам репрессий в праве на возвращение.

Алиса Мейсснер, Елизавета Михайлова и Евгения Шашева дошли до Конституционного суда и выиграли. Суд потребовал незамедлительно исправить закон. Однако исполнение этого решения под угрозой.

Правительство внесло в Государственную Думу законопроект № 988493-7 «О внесении изменения в статью 13 Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий”». Этот законопроект — саботаж решения Конституционного суда.

Вопреки решению Конституционного суда правительство предлагает оставить жилищное обеспечение жертв репрессий в ведении регионов. Жертвы репрессий попадут в самый конец общей очереди на жильё. Например, в Москве стоять в такой очереди нужно больше 30 лет. В этом году Алисе Мейсснер и Евгении Шашевой исполнилось 70 лет. После решения Конституционного суда московские власти поставили их в очередь — сейчас перед ними 54 тысячи семей. Когда подойдёт их черёд, им будет уже больше 100 лет.

На всю страну осталось в живых всего 1,5 тысячи жертв репрессий, ожидающих переезда. Таких людей становится меньше с каждым годом, через 10-15 лет возвращаться будет уже некому. Правительственный законопроект специально написан так, чтобы люди, которым государство когда-то причинило тяжкий вред, так и не получили никакого возмещения.

Против законопроекта уже выступили Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, Комиссия при Президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий, Уполномоченный по правам человека в РФ и многие другие. Переработать законопроект призвала Наталия Солженицына, вдова Александра Солженицына.

Правозащитники подготовили альтернативный законопроект. По нему жертвы репрессий в течение одного года должны получить федеральные выплаты на строительство или приобретение жилья. Например, такие выплаты предусмотрены для чернобыльцев, переселенцев с Крайнего Севера, вынужденных переселенцев. Этот законопроект соответствует решению Конституционного суда, но Дума до сих пор его не рассмотрела.

Мы требуем от Государственной Думы исполнить постановление Конституционного суда России от 10 декабря 2019 года № 39-П в полном объёме.

Мы требуем принять такой закон, который позволит жертвам советских репрессий получить жильё по прежнему месту жительства их семей за счёт средств федерального бюджета в приоритетном порядке.

Мы требуем, чтобы «детям ГУЛАГа» наконец дали осуществить их право вернуться домой.

 

Фото: Полина Рукавичкина.