Петиция закрыта

Воссоздать систему своевременного обнаружения и тушения лесных пожаров

Эта петиция собрала 2 479 подписантов


КРАТКАЯ СУТЬ: НЕ ДОПУСТИТЬ УНИЧТОЖЕНИЯ ОГНЁМ МНОГИХ СОТЕН ТЫСЯЧ ГА ЛЕСОВ В РОССИИ (ниже подробное описание ситуации с тушением лесных пожаров)

Расширенная статья с фото здесь


Дорогие друзья!


Будучи на протяжении всего лета 2015-го года на острове Ольхон (оз. Байкал) и наблюдая за тем, какой тут творится кошмар в части лесных пожаров, я понял, что просто не смогу остаться безучастным в столь глобальной для нашей страны проблеме, когда выгорают сотни тысяч ГА леса, а уполномоченные службы не принимают эффективных и оперативных мер по борьбе с огнём. По состоянию начала работы над данной петицией (15 августа 2015 года) премьер-министр России Дмитрий Медведев уже направил в Иркутскую область главу МЧС Владимира Пучкова, поскольку масштабы бедствия огромны. Местные жители говорят, подобного размаха лесных пожаров в регионе на их памяти ни разу не было.

Для меня лично началось всё с пожара на Ольхоне, горячо любимом мной месте. Тогда, 23.07.15 впервые в жизни я отправился волонтёром на пожар. Оказавшись на месте, сердце моё заплакало; такой хрупкий реликтовый лес, растущий буквально на сантиметрах жиденькой почвы, покрывающей скалы, полыхал, пожираемый огнём! Остров полон эндемиков: уникальных представителей флоры и фауны в количестве порядка шести сотен. Это их единственный дом, который выгорал. Ольхон плохо, неэффективно и долго тушили, но, наконец, потушили. Особая история: отмена режима ЧС менее через сутки после его ввода мэром Ольхонского района в угоду обслуживания сезонного турпотока - это вообще, я считаю, отдельная тема. Грустно. Огонь уничтожил порядка 150 ГА этого наикрасивейшего леса. Но это – просто «слёзы» в сравнении с тем, что разгоралось вокруг. Десятки, а то и сотни тысяч ГА лесов полыха(ют)ли всюду вокруг Байкала. Это и самая горимая летом ’15 Республика Бурятия, это и Иркутская область, Читинская область. А ведь ещё только весной под ноль выгорела Хакасия. С человеческими жертвами, сгоревшим кровом и пр. Да и Иркутская область горела с мая, когда мы с женой ещё только заезжали в неё. Вот, например, 19 июня я писал на Facebook сообщение о том, что «много огня в Иркутской области». Была маленькая струечка дыма. Два часа работы вертолёта - не было бы безвозвратно утраченных тысяч ГА леса. Люди массово звонили в экстренные службы, писали письма. Тем не менее, на пожаре никто не работал. За два месяца сгорело полностью сопок 5-6. Свидетелей тому - тысячи. Это и местные жители острова Ольхон, еженощно наблюдавшие зарево и дышащие дымом днём, и российские и иностранные туристы, возмущенные бездействием ответственных служб. А службы, тем временем, нарочно и умышленно занижали данные как о количестве пожаров, так и об их площадях. Зато высшая региональная власть браво рапортовала следующее:

"С министром природных ресурсов РФ Сергеем Донским провели совещание по ситуации с лесными пожарами в СФО. У нас в области до 80% лесных пожаров ликвидируются в первые сутки. Сергей Донской также в ходе совещания отметил возросшую оперативность реагирования на возгорания. Но погодные условия непростые и ситуация остается напряженной, но контролируемой."

И примеров таких - масса, увы. Позиция ответственных ведомств - страусиная. Голову в песок - проблемы нет.

Причины пожаров почти в ста процентах случаев – человек. Homo – да, sapiens – ничуть. Где-то - сельскохозяйственный пал сухой травы, перекидывающийся в последствии на лес, где-то – выброшенный на иссохшуюся лесную подстилку окурок, где-то – непотушенный туристами костёр. На Ольхоне, например, непосредственно перед пожаром многие видели запускаемые туристами с берега (а ветер тут в основном с озера на лес!) китайские «небесные фонарики». "На счастье"... Существует запрет и ответственность за запуск подобного рода летающих горючих объектов, но кто же проконтролирует?..

В огромном проценте случаев это – намеренные поджёги (горелый лес в отличие от здорового разрешено вырубать в рамках т.н. санитарных рубок. «Чёрные лесорубы» сперва подпалят лес, потом его «легально» рубят). Вообще криминальное лесорубство – это отдельная огромная больная тема, особенно актуальная в Сибири. Только ленивый не найдёт в гугле множество статей, посвящённых этой проблеме.

От стариков, работавших в советские времена в сфере авиационной охраны лесов, я услышал, что тогда система оперативного отслеживания лесных пожаров и их ликвидации была очень и очень грамотной, чёткой, действенной. Видя своими глазами, что сейчас происходит в этой отрасли, я загорелся идеей создать данную петицию.

Итак, как обстояли дела во времена СССР. Было Министерство лесного хозяйства (ныне Федеральное агентство лесного хозяйства). В вотчине Минлесхоза в каждом районе той или иной пожароопасной области были авиационные базы охраны лесов (или лесавиабазы). Их сотрудниками были специально обученные люди, которые выполняли весь комплекс работ: от обнаружения очагов возгораний до их ликвидации. Происходило это следующим образом. На каждой такой лесавиабазе дежурили пожарные парашютисты-десантники и пилоты самолётов и/или вертолётов. В пожароопасный период ежедневно совершало вылет воздушное судно с десантниками на борту. Был маршрут, по которому самолёт/вертолёт должен пролететь с целью выявления очагов возгорания. Борт шёл, «летнаб» (лётный наблюдатель) выявлял с воздуха очаг возгорания (я сам пилот-любитель, обнаружил очаг на Ольхоне, и, поверьте, с воздуха очень хорошо видать, что горит на земле!). Обнаружив возгорание, "летнаб" с учётом направления и силы ветра, ландшафта и прочих факторов определял площадку для выброски десанта. Помимо самих десантников, на борту был весь необходимый инвентарь: лопаты, топоры, палатки, провиант, детонаторы, ранцевые огнетушители и пр., которые также на парашютной системе выбрасывались перед непосредственно выброской самого десанта. Оперативность реагирования составляла несколько часов, принимая во внимание то, что облёты территорий осуществлялись ежедневно. Даже при сильном ветре, обнаруженный и сильно разрастающийся очаг возгорания удавалось ликвидировать без промедлений. Если очаг находился в труднодоступной местности, куда выброшенному на подобранную с воздуха "летнабом" площадку пожарным приходилось долго пробиваться через бурелом, они вырубали площадки для посадки вертолётов в непосредственной близости от огненного фронта. Вертолёт доставлял туда воду, а также усиливал группировку десантниками с других лесоохранных баз. Таких площадок с мобильными группировками парашютистов-десантников на них могло быть несколько, по всем фронтам распространения огня. У экипажей воздушных судов и наземных групп была радиосвязь, благодаря чему действия были скоординированы. Для ускоренной прокладки минерализированных полос (это такая «траншея», очищенная от всего горючего, дабы огонь по дёрну не распространялся дальше) использовался детонирующий шнур. Его можно было заложить на сотни метров. Потом производили его подрыв и в считанные секунды готова минполоса; в серёдке выбоина от взрыва, по бокам – заваленные перевёрнутым грунтом «бордюры». Огонь остановлен, дотушен из ранцевых огнетушителей водой, доставленной вертолётом – всё! Дело сделано.

Только лишь на острове Ольхон (это Ольхонский район Иркутсткой области) на дежурстве в подобной лесавиабазе находился самолёт АН-2 и тридцать пожарных десантников-парашютистов. Это была целая специальность. Летнабов же готовили в Академии лесного хозяйства. Увы, не в курсе, какие организации готовили пожарных парашютистов-десантников. Сейчас вот что осталось от лесавиабазы на Ольхоне (фото от сегодня, 15.08.15) ...ну и в торце взлётно-посадочной полосы аэропорта "Хужир" видим следующую картину.


В условиях гористой, труднодоступной местности очевидно: без авиации – никуда! Вся такая вот мощная система обнаружения и тушения лесных пожаров была утрачена вместе с Советским Союзом (ну, может быть с самым небольшим запозданием), а сейчас… Сейчас имеем то, что функции контроля за незаконными вырубками, надзора за населением по части информирования о пожарной безопасности в лесах и, собственно, саму функцию тушения лесных пожаров отдали лесникам районных лесничеств. Порой на сотни тысяч ГА леса есть 3-5-7 лесников, которым дОлжно выполнять все перечисленные функции. ЗП – 6-8 тысяч рублей. МЧС леса не тушит, только если есть угроза населённым пунктам или директива свыше. Есть ФБУ «Авиалесохрана», которая, как я понял, может быть привлечена для тушения лесных пожаров в случаях «крика о помощи» от лесников, но размеры службы не те, чтобы пресекать огонь с той же оперативностью в масштабах страны, как это было до перестройки. И то, служба эта, насколько мне известно, была организована после ярчайшего прецедента, когда в 2010-м году Москва задыхалась от дыма торфяных пожаров.

Вот, граждане, в связи с наболевшим, в связи с выгорающими ежегодно на гигантских площадях лесами, я подумал, что необходимо запустить общественную петицию. Петицию, посредством которой мы, небезразличные к судьбе нашей страны граждане, обратились бы к властям с просьбой вернуть мощную и действенную систему предотвращения и тушения лесных пожаров, эффективно действовавшую во времена СССР. На базе «Авиалесохраны» - хорошо! Но только бы она справлялась со сложнейшей задачей недопущения бедствий, подобных нынешней. Спасибо.

Мои видео с пожаров здесь

С любовью к природе и конкретно к острову Ольхон, секретарь Фонда содействия развитию малой авиации «Ольхон» Волков Антон

 

 


Cегодня Фонд содействия развитию малой авиации «Ольхон» рассчитывает на вас

Фонд содействия развитию малой авиации «Ольхон» нуждается в вашей помощи с петицией «Федеральное агентство лесного хозйства, Министерство природных ресурсов Российской Федерации: Воссоздать систему своевременного обнаружения и тушения лесных пожаров». Фонд содействия развитию малой авиации «Ольхон» и 2 478 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.