Врачи «убили» счастье, малышка находиться в коме, законодательство бездействует!

0 людей подписали. Следующая цель: 2 500


Сказка-быль: «Убить» Счастье
Не ищите ошибок в заголовке, там все предельно ясно. Нет, не дано мне, знать, какое это счастье для женщины носить под сердцем своего ребенка, чувствовать его жизнь внутри себя, ощущать одновременно биение двух сердец – своего и… дочери Киры. Я не знаю, такого счастья, как родить ребенка! Я не знаю, что чувствуешь когда подносишь дитя к груди, дабы накормить его… Как и не знает этого Марина, но мысленно произносит «спасибо» некоторым медикам - «убийцам» своего счастья, когда беззвучно кричишь, сцеживая молоко для дочери, что по причине «тяжелых» родов, вот уже полтора месяца находиться в коме. Когда хочется биться головой об стену и жить, как-то дальше жить…

Дорога в ГБ-4
В Губернскую больницу №4, что обслуживает еще восемь районов нашего сказочного края, меня вез Андрей, родственник Марины, по дороге рассказывая суть дела. Удавалось это ему плохо, так как за ревом двигателя, да по тряской дороге (спасибо нашему болтливому, крикливому, бестолковому и коррумпированному мэру). Но миновав вечно открытый шлагбаум ГБ-4, мы останавливаемся у «Приемного покоя». Марину с ребенком из родильного отделения города Красного, должны были привести на томографию ее ребенка.
Мы немного опоздали – их уже увезли обратно, но девушка-лекарь Добрая душа пообещала нам рассказать о результатах обследования, после того как окончит описание. Как выяснилась, ждали мы зря, пришел Злой доктор, почему-то тоже в белом халате, и запретил родственникам давать любую информацию (что нам закон и человеческое участие).
Андрей прочитал мне первую СМС, что Марина отправила после родов девятого января: «Проснулась. Полная безызвестность. Я прошла все круги Ада. Со мной сделали все что смогли: и стимуляцию аппаратом, и уколы для вызывания схваток, разрезали меня всю, вытаскивали щипцами плод – не получилось. А потом решили экстренно «кесарить». Не готово было у них ничего, даже тот, кто ставит наркоз, был дома, пришел потом вальяжно. Меня катили на каталке, даже дверь в коридоре не могли открыть, искали отвертку, откручивали шурупчик».
Рядом со слезами на глазах Валентина, супруга Андрея:
- Я не ищу мести, но считаю, за преступную халатность эти люди должны быть наказаны. Врач Наталья Михайловна Кожина должна ответить, за такое родовспоможение моей внучки, за такое отношению к роженице. Надеюсь, Следственный комитет разберется в этом деле. Это первый, очень долгожданный ребенок Марины. Мы все радовались, беременность у нее протекала легко, а сейчас… (плачет). Мой сын в глубокой депрессии и просто не знает, что делать… Мы все в ужасном состоянии, но кто-то должен ответить за ТАКОЕ!

Кровь души - монолог у окна
От «Приемного покоя», к родильному отделению нашего сказочного городка. Ведь все это злая сказка, правда? В реальности такого не бывает? Я не задавал вопросов Марине, когда она вышла к нам в холл, я просто дал ей возможность выговориться:
- Восьмого января я родила девочку Киру. В ночь, без пятнадцати три у меня отошли воды, я пошла к акушеру, сказала ему об этом, на что он ответил: «Наверное, тебе показалось», но я настояла на своем. Меня подготовили и в пять часов «спустили» в родовое отделение, осмотрел врач, вскрыли пузырь, оставили там. Затем уже в восемь часов у них была «пересмена», и меня передали другому врачу Наталья Кожиной. У меня начались схватки, она осматривала меня каждые два часа, Схватки были слабые, и врач приняла решение поставить систему (капельницу) стимулировать, усиливать схватки, система стояла с десяти до шестнадцати часов. Затем в четыре часа вечера меня посадили на родильный стол, но я была уже никакая, сил не оставалось совершенно, после всей этой боли моя родовая деятельность вообще закончилась. Врач Анна Демидович (молодой специалист) советовала Кожиной (первая квалификационная категория) делать кесарево сечение, так как она видела, что сама я родить не смогу. Но Наталья Кожина была уверена, настаивала: «Как не сможет, плод маленький все получится». Мне решили помочь: сначала это был «вакуум» (отсос, кто не знает адская экзекуция), что не принесло никакого хорошего результата, потому что «вакуум» не сработал, сам аппарат был неисправен, они принесли второй, но тот тоже не работал, а третьего не могли отыскать на складе. Здесь была просто паника, такое чувство, что вся группа, за исключением неонатолога, была просто не готова. Потому, что когда применили вакуум, Евгений Николаевич сказал врачам: «Хватит, хватит ей уже, ты своим «вакуумом» разнесла всю голову ребенку, надо делать кесарево сечение».
Но так как «вакуум» не сработал, то врач Наталья Кожина решила наложить щипцы и тянуть плод. Хорошего результата это не принесло, был только нанесён урон голове ребенка. И здесь меня решили экстренно «кесарить». Меня перенесли на кушетку, группа очень волновалась и, когда катили по коридору в операционную, элементарно, не могли открыть дверь. С горем пополам открыли эту дверь – нет анестезиолога на месте. Ждали пока он «нарисуется» из дома. Дождались, пришел вальяжный анестезиолог: «Здрасьте, что у вас здесь? А где у вас перчатки? А какую анестезию будем делать?» (я как предмет, лежу все это и слушаю). На него уже начали орать сами врачи, чтобы он шевельнулся. Прокесарили. Медсестры потом шепнули мне, что неонатолог принимая новорожденного из рук врачей, сказал им «Суки, что вы с ребенком сделали!». Итог. Мой ребенок уже полтора месяца находится в коме второй степени. Треть бумаги формата А4 занимают только диагнозы, что у нас с головой Киры, там просто было месиво как сказали сами врачи, когда щипцами доставали ребенка, там кость зашла на кость, девочка долгое время находилась без кислорода, атрофия мозга… шансов, что мой ребенок будет жить очень мало. Врачи, естественно, никакой вины за собой не признают «Это были просто тяжелые роды», они даже не извинились никто. Сейчас регулярно проходят телеконсультации со специалистами из Читы, наши врачи уверяют их, что новорожденная Кира готова к транспортировки санавиацией, дескать, на этом настаивает сама роженица. А я этого вовсе не хочу, да и врачи из Читы утверждают, что перевозить ребенка, смысла нет. В Чите, Кира будет получать, точно такое же лечение, плюс огромный риск при транспортировке. Знаю, что уже начали, появляться новые записи в истории моей болезни, что всеми силами лекари города Красного стремятся спихнуть меня и умыть свои грязные руки. Если я настою, подпишу документ, что беру на себя всю ответственность за транспортировку моей дочери и произойдет страшное… Скажут – вот сама виновата.
Я не хочу, чтобы все это осталось безнаказанным, разве можно ТАК вершить судьбу детей. Мне говорят: «Ну, ничего, ты молодая, еще родишь». А я может уже не хочу рожать. (плачет) Я хотела в свои 26 лет родить единственного ребенка, я может, хотела, чтобы это была у меня одна самая любимая дочь!? А теперь они нам даже шанса не дают. Нас перевели по бумагам из родильного отделения в ДМБ, но мы не транспортабельны, поэтому врач ДМБ приходит к нам сам. Так вот первый приход лечащего врача: «Здравствуйте, а что вы можете рассказать мне о своем ребенке?». Она даже с личным делом ребенка, которого она будет вести, не ознакомилась. Я ей все объяснила. Та второй вопрос: «А что она у вас даже не плачет? Ручками-ножками не шевелит?». Тогда я повторила, что мой ребенок уже месяц находиться в коме. «Ааа, так она у вас и не выйдет. Ну, ничего вы молодая, другого родите». И так каждый раз все меня настраивают, что исход будет не положительный и надо настраиваться на худшее. Моя доченька, Кира.

Наказать нельзя помиловать
Ненадолго Марину отпускают из родильного отделения. И вот мы все вместе едем к Андрею домой. По дороге звоню своему юристу, объясняю ему ситуацию и ответ на мою просьбу защитить интересы Марины, был неутешительный: «Юра, я не хочу обманывать людей, но шансов практически нет. Они за одну ночь перепишут историю болезни, свидетелей не будет и врачебная комиссии вынесет вердикт, что во всем виновата сама роженица». Но мы не сдаемся. Приехав к Андрею, написали письмо Министру здравоохранения сказочного края Давыдову с требованием, чтобы он приехал и лично разобрался на месте, а также заявления в краевую прокуратуру и Следственный комитет РФ. Впрочем, что касается министра – родственники Марину уже писали ему и получили официальный ответ, что Марине неоднократно(!) предлагалась дородовая госпитализация и смысл ответа, точнее, лозунг медицины нашей сказочной страны «Сама виновата!». Объясню: беременность у Марины протекала нормально, срок у нее был шестое января, но как шёпотом объяснили сами медики, им не охота было в новогодние праздники возиться с роженицей и они предлагали ей лечь 27 декабря. Теперь у них в руках железный аргумент – подпись Марины за отказ ранней госпитализации. Сама виновата.
Юрий Житлухин.
P.S. Уже вечером я созвонился с врачом (он просил не называть его имени) тот утверждал, что состояние ребенка пусть и критическое, но стабильное, и он приложит все силы, чтобы помочь Кире. Мы проговорили долго и в его словах были пусть и невысказанные извинения Марине, от имени всех честных и добросовестных врачей Красного.
https://youtu.be/KT5qtr0CiRg



Cегодня Анастасия рассчитывает на вас

Анастасия Моторина нуждается в вашей помощи с петицией «Прокуратура : Врачи «убили» счастье, малышка находиться в коме, законодательство бездействует!». Анастасия и 2 111 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.