Помогите вернуть мне детей на законных основаниях!!!

0 людей подписали. Следующая цель: 500


 Обращаюсь к Вам за помощью, так как в своем городе я не нашел поддержки и справедливости от различных государственных структур отвечающих за защиту прав отцов и детей. Я стучусь в закрытые двери, ищу помощи в моем деле по возвращению мне детей на законных основаниях. Никто не вникает в мою проблему, суд первой инстанции и областной суд Волгоградской области выносят решение по шаблону и статистике судебной практики, не рассматривая каждый случай индивидуально. В органах Опеки и попечительства мне открыто заявляют, что для меня все двери закрыты, что никто не будет разбираться в моем деле, а просто без тщательного разбирательства детей отдадут матери, какая бы она не была.

Никакие доводы, предоставленные мною доказательства никто не учитывал при вынесении решения. Непонятно по какой причине суды Волгоградской области в отсутствии надлежащих и достоверных доказательств, основываясь только на голословных пояснениях истца и её близких родственников, заинтересованных в исходе дела, без учета всех фактических обстоятельств по делу, без надлежащей проверки доводов истца и её свидетелей, в противоречии с интересами детей, принял сторону истца и вынес совершенно необъективное и незаконное решение суда.

 В производстве федерального судьи Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда Музраевой В.И. находилось гражданское дело по иску Казьминой Юлии Игоревны к Казьмину Александру Сергеевичу об определении места жительства несовершеннолетних детей Казьмина Романа Александровича, 15 июня 2010 года рождения и Казьмина Артема Александровича, 26 июня 2013 года рождения.

              19 июня 2017 года по данному делу было постановлено решение суда и оглашена его резолютивная часть, согласно которой исковые требования Казьминой Юлии Игоревны к Казьмину Александру Сергеевичу об определении места жительства несовершеннолетних детей удовлетворены и определено место жительства несовершеннолетних Казьмина Романа Александровича, 15 июня 2010 года рождения и Казьмина Артема Александровича, 26.06.2013 года рождения, с матерью Казьминой Юлией Игоревной, 26.07.1993 года рождения.

              Мотивированное решение изготовлено судом 23 июня 2017 года.

              С постановленным решением суда я не согласен в полном объеме.

                             После расторжения брака со своей бывшей женой, с октября 2015 года несовершеннолетние дети Казьмин Роман и Казьмин Артём проживали со мной с согласия их матери. Именно, я занимался их воспитанием, развитием, лечением, обеспечением и осуществлял всю заботу о них, в том числе проходил необходимое медицинское обследование с детьми, неоднократно с младшим сыном-инвалидом находился на стационарном и амбулаторном лечении, выполнял выданную ему программу реабилитации, устраивал и водил детей в детский сад и т.д. Я являюсь опекуном младшего сына Артема в связи с инвалидностью и так же с согласия его матери, данной в письменном в виде в отделе Опеки и попечительства Краснооктябрьского района г. Волгограда, о чем не было сказано ни слова со стороны опеки в суде. Далее, Казьмина Ю.И. утверждала суду, что между нами была якобы договоренность о возврате ей детей, что записано в решении суда: «..После расторжения брака истец и ответчик пришли к соглашению, что временно дети будут проживать с отцом в квартире его матери, а после того как мать Казьмина Ю.И. обеспечит себя жильем, ответчик передаст ей детей на воспитание..». Я же со своей стороны опровергал слова истца, которые были зафиксированы в Протоколе судебного заседания: «Когда брак был расторгнут, дети приехали ко мне на выходные и остались у меня, никаких договоренностей с Казьминой Ю.И. по месту проживания детей у нас не было..». В Решении суда от 19 июня 2017 года об этом так же не было сказано ни слова.

                       Исходя из фактических обстоятельств по делу, длительного периода самоустранённости истца от воспитания детей, Казьмина Ю.И., обратившись в суд с данным иском не преследует цели восстановления нарушенного права и не действует, как ошибочно посчитал суд, в интересах детей, а имеет цель навредить, отомстить мне за устройство мной своей личной жизни и получения оформленной мной пенсии на ребенка-инвалида, что следует из мотивировочной части её иска, в котором она указывает, что будет согласна если ей передадут хотя бы младшего сына, не подумав о том, что братья очень привязаны друг к другу и их разлучение будет большой психологической травмой для каждого из них.

               Однако, данному обстоятельству, судом первой инстанции не было дано никакой надлежащей правовой оценки, что нельзя признать законным и обоснованным.

 При этом, я никогда не препятствовал общению детей с их матерью Казьминой Ю.И., как установлено судом!  Дети в любое время имели возможность общаться с матерью по телефону и в живую. По её же желанию я привозил ей детей не более 2-х – 3-х раз в месяц, что полностью устраивало истца и было достаточным этих не многочисленных встреч. Неоднократно мать сама лично отказывалась забирать к себе детей по непонятным мне причинам. О чем я сообщил суду и что так же не было учтено при вынесении решения в пользу Казьминой Ю.И. Хочу отметить, что каждые выходные, я привозил детей бывшей теще Лупашко Е.И. в частный дом (как в дальнейшем истец указала этот дом, своим постоянным местом проживания), как установлено судом первой инстанции и записано в решении суда от 19 июня 2017 года, что подтверждают свидетели с ее стороны: отчим Лупашко И.В., мать Лупашко Е.И., сестра Лупашко А.И. « …с момента расторжения брака по настоящее время, ответчик привозил детей каждые выходные иногда чаще…» Хочу обратить внимание на то, что суд сам себе противоречит, так как в решении суда записано «…однако после расторжения брака ответчик препятствует общению матери с детьми….». И таких противоречий в решении суда от 19 июня 2017 года очень много, что нисколько не смущало суд при вынесении решения в пользу Казьминой Ю.И.

                 Кроме того, суд первой инстанции не проверил доводы истца о том, что якобы она проживает и\или намерена проживать в жилом доме своих родственников. Так как из решения суда первой инстанции, со слов соседского окружения Казьминой Ю.И., по данному адресу, характеризуется с НЕЙТРАЛЬНОЙ стороны, потому что толком они о ней ничего не знают, так как она там не проживает. Моя же характеристика соседского окружения и управляющей компании, характеризуется с ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ стороны. Это говорит, как раз о том, что я, в отличии от Казьминой Ю.И., предоставил в суд достоверные данные. В действительности истец Казьмина Ю.И. зарегистрирована в жилом доме площадью 48,2 кв.м., приобретенном на средства материнского капитала, а фактически с момента расторжения брака, неоднократно меняла место проживание, переезжая с одной съемной квартиры, в другую.  В настоящее время проживает в небольшой комнате общежития.

               В жилой дом своих родственников, который она представила суду, как свое постоянное место жительство, которое в будущем определил суд местом жительства детей, она никогда не вселялась, доли собственности в указанном жилом помещении не имеет, в нём не зарегистрирована. Собственниками указанного дома являются её отчим Лупашко И.В. 1\4 доли и её сводная сестра Лупашко А.И. – 1\4 доли, а также некто Молдаван С.Ф. – 1\2 доли, мнение которого по поводу проживания моих детей в указанном жилом доме никто не спрашивал. Указанные граждане в данном доме являются зарегистрированными по месту жительства и фактически в нём проживают. Истец Казьмина Ю.И. иногда посещает указанный дом в качестве гостя.

Так же судом первой инстанции не были приняты во внимание мои доказательства в виде смс сообщения полученное от матери истца Лупашко Е.И. в котором говорится: «..занимайтесь сами детьми-отрабатывайте..", что еще раз доказывает о том, что пускать истца на постоянное место жительства с двумя несовершеннолетними детьми никто не собирается, но в период судебного разбирательства в суде первой инстанции, перед приходом представителей органов опеки и попечительства для обследования жилищных условий детей, Казьмина Ю.И. привезла их туда специально для создания видимости их проживания в указанном доме.

             При этом, Органы опеки и попечительства, при проведении обследования жилищных условий у матери, по неизвестной причине не обратили внимания на то, что у детей в данном жилом помещении отсутствуют необходимая сезонная (зимняя) одежда, обувь, отдельные спальные места, обособленные места для игр и отдыха, необоснованно, посчитав, что якобы проживание истца с малолетними детьми в «проходной» гостиной на одном диване, без оборудованных спальных мест, является достоверным и достаточным условием того, что дети должны быть оставлены с матерью и ею созданы комфортные условия проживания, при этом, даже речи о письменном столе и стуле (старший сын идет в 1 класс), тетрадках и книгах в указанном акте обследования не идет. Напротив, при обследовании моих жилищных условий Органы опеки и попечительства, наоборот опустили такие важные моменты, как имеющаяся отдельная комната предназначенная именно для детей, имеющиеся в наличии сезонная (зимняя) одежда, обувь, большое количество игрушек, тетрадки, книги для старшего сына, который идет в первый  класс и пр.

             При этом, ни судом первой инстанции, ни органами опеки и попечительства Краснооктябрьского района г. Волгограда при даче заключения и вынесении решения суда не было учтено то, что были грубо нарушены статьи Семейного Кодекса РФ ст.61,ст.63.,ст.64,ст.65,ст.66., где мать, двух несовершеннолетних детей, один из которых является ребенком-инвалидом, самоустранилась от их воспитания. Суд же в свою очередь по непонятным мне причинам становится на сторону матери и игнорируя статьи Семейного Кодекса РФ, в защиту Казьминой Ю.И. пишет: «Осуществление истцом своих родительских прав в противоречии с интересами детей по делу так же не установлено.»  На момент самоустранения матерью от своих обязанностей, младшему сыну Казьмину А.А. было всего 2 года, старшему сыну Казьмину Р.А. всего 5 лет. На протяжении почти 2-х лет Казьмина Ю.И. не проживала со своими детьми, не осуществляла, как мать, никакого ухода за детьми, не проявляла заботы, не участвовала в их воспитании, содержании, лечении, развитии, не интересовалась их состоянием здоровья и потребностей; не готовила детям еду, не посещала ни участкового педиатра и профильных врачей, ни детский сад, в который ходили её дети и не водила туда детей; не участвовала в расходах по приобретению им сезонной необходимой одежды и обуви, игрушек, развивающих книг и игр, лекарственных препаратов, необходимых для их лечения, в основном младшего ребенка и т.д., не испытывала к ним никакой материнской любви. Знала о жизни детей только с моих слов. Таким образом, на протяжении длительного времени Казьмина Ю.И. не принимала никакого участия в воспитании своих малолетних детей, материальном содержании, образовании, развитии, уходе, лечении, а устраивала свою личную жизнь, не проявляла никакой заботы о детях. Все вышеизложенные мною слова подкреплены справками, выписками, характеристиками на детей, полученными из разных государственных подразделений, а именно с детской поликлинике, детского сада, пенсионного фонда, с реабилитационного центра для детей-инвалидов и других медицинских учреждений, где я в свою очередь проходил лечение с младшим сыном, имеющим инвалидность. Что так же опровергает заявленные в исковом заявлении Казьминой Ю.И. претензии, что я не обеспечивал надлежащий уход и заботу за своими несовершеннолетними детьми.

 Так же суд посчитал нормальным, что мать, которая просит передать ей на воспитание двух малолетних несовершеннолетних детей, на момент разбирательства вообще не имела заработка, а только проходила испытательный срок якобы в ПТП № 2 г. Волгограда на должность кассира, где якобы в дальнейшем она должна будет получать з/п 25000 рублей. с графиком 5/2 с 8:00 до 17:00.  При этом, запрос суда в ПТП № 2 (л.д. 100) о том, что якобы она работает в данной организации, оставлен был без ответа. Тем не менее суд не получив ответ, поверил истцу на слово, что в будущем все так и будет, как указывает Казьмина Ю.И. Я же со своей стороны предоставил официальные документы, подтверждающие мой дополнительный заработок свыше 30 000 рублей. На, что истец Казьмина Ю.И. попыталась выкрутиться, что так как младший ребенок имеет пенсию по инвалидности то, оформив на себя все соответствующие документы, можно ее представить, как источник дохода, для ее содержания. Суд первой инстанции необоснованно поддержал, Казьмину Ю.И., что указано в самом решении суда от 19 июня 2017 года., а мои же доказательства были судом отклонены: « При этом, судом отклоняются доводы ответчика о том, что мать не сможет обеспечит детей материально, не трудоустроена официально и не имеет постоянного источника дохода, поскольку в случае определения места жительства детей с матерью, Казьмина Ю.И. так же как как ответчик сможет оформить уход за Казьминым Артемом, будет получать пенсию на его содержание в размере 19000 рублей, что позволит ей одновременно содержать детей и постоянно находиться рядом с младшим сыном». Хочу заметить, что назначаемая государством пенсия на ребенка-инвалида предназначается не для содержания его матери и других членов семьи, а непосредственно для ребенка-инвалида: на его лечение, содержание, питание и реабилитацию, а также расходы, связанные с этим, ведь для ребенка-инвалида требуется свой особый уход и питание. Но почему то, суд первой инстанции решил подругому, несмотря на то, что мать несовершеннолетних детей надеется только на пенсию своего младшего сына: «..более высокий уровень материальной обеспеченности одного из родителей не является определяющим при разрешении спора об определении места жительства детей». Меня, как любящего отца своих детей очень интересует вопрос на что будет жить, питаться, одеваться мой старший сын Казьмин Р.А.?  Хочу отметить, что по Волгоградской области прожиточный минимум на ребенка составляет 9664 рубля.

                      Так, Казьмина Ю.И. в период проживания с ней детей с 26.05.2017 г. по 05.07.2017г.: не оказывала им  должных внимания, заботы и ухода; не соблюдала рекомендации (назначения) врачей по лечению  и необходимому, в силу имеющегося у младшего сына Артема заболевания – болезнь Легга-Кальве-Пертеса, плановому обследованию, плановой госпитализации; не соблюдала установленный врачами-специалистами необходимый для Артема режим ограничения его движения и питания (диеты), способствующие непосредственно получению продуктивных и положительных результатов лечения. Напротив, ребенок всё время находится в движении с постоянной нагрузкой на левую нижнюю конечность без дополнительных средств опоры, бегает по комнате, лестнице, улице, что категорически запрещено врачами и не способствует положительной динамике его лечения, не предпринимала никаких действий и не соблюдала программу реабилитации ребенка-инвалида.

Болезнь Легга-Кальве-Пертеса - это заболевание, при котором нарушается кровообеспечением костной ткани в области головки бедра с последующим ее некрозом (омертвением). При данном заболевании движение, любая нагрузка на травмируемую конечность категорически запрещены!!! Если не проводить должного, длительного, комплексного, консервативного лечения, то последствия могут быть весьма тяжелыми, может развиться вторичный коксартроз, деформация конечности, ее укорочение, анкилоз, различные нарушения походки.

Не прошла в срок до 30 июня 2017 г. вместе с ребенком необходимое медицинское обследование по выданному ДОУ № 117 направлению; необоснованно не соблюдала и нарушала необходимые для Артёма и Романа режим дня, питания, времени сна, занятий и игр; не предприняла никаких действий по подготовке Романа в летний период к школе, по выбору школы и зачислению его в первый класс, прохождению необходимой медицинской комиссии, приобретению необходимых одежды, обуви, спортивной формы, канцтоваров, портфеля. У младшего сына налицо появились физические ухудшения, связанные с заболеванием, следствием чего явилось срочная госпитализация ребенка и проведение лечения с самого начала.

     Согласно ст. 1 СК РФ регулирование семейных отношений осуществляется в соответствии с принципом приоритета семейного воспитания детей, заботы об их благосостоянии и развитии, обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних; согласно ст. 56 СК РФ ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей. Суд же первой инстанции в своем решении пишет, что не усмотрел со стороны матери никаких противоправных действий и пренебрежительного обращения в отношении несовершеннолетних детей. 

Кроме того, истец начала препятствовать после вынесения обжалуемого решения суда в общении меня с детьми, что негативно сказалось на их моральном и психологическом поведении, так как дети длительное времени проживали со мной, очень привязаны ко мне и им непонятно, почему они не могут со мной жить как раньше, пользоваться привычными им игрушками, играми, общаться с привычными им людьми, родственниками и детьми, играть на детской площадке, на которой они привыкли и т.д.

            Как указано в Обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г.) при определении места жительства ребенка суды в соответствии с п. 3 ст. 65 СК РФ,  также,   должны  учитывать иные обстоятельства, влияющие на правильное разрешение этих споров, такие как: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; привлечение родителей ребенка к административной или уголовной ответственности; наличие судимости; состояние на учете в психоневрологическом, наркологическом диспансерах; климатические условия жизни ребенка, проживающего с родителем, при проживании родителей в разных климатических поясах; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска (например, по одному из дел, рассмотренных районным судом Челябинской области, было установлено, что доводы истца об определении места жительства сына с ним были связаны с получением пенсии на сына-инвалида).

              Напротив, суд первой инстанции принял обжалуемое решение суда, без учета вышеуказанных норм материального права, разъяснений Верховного Суда РФ и без учета всех юридически значимых обстоятельств по делу, что нельзя признать законным и обоснованным.

              Считаю, что судом первой инстанции не было дано надлежащей правовой оценки нижеперечисленным обстоятельствам, выводы суда являются преждевременными и нуждаются в дополнительной проверке, поскольку:

              1. Истец в течение длительного времени по собственной инициативе не проживала с детьми, не занималась их воспитанием, развитием, обеспечением, уходом, лечением и не проявляла никакой надлежащей достаточной родительской заботы о них при отсутствии для этого уважительных причин.

              2. Дети зарегистрированы и проживают в течение длительного времени с отцом (с октября 2015 г.), с матерью виделись по выходным, и то исходя из её желания и возможностей - не каждые выходные.  Как следует из материалов дела, именно ответчик занимался их воспитанием, развитием, содержанием, уходом, обеспечением, лечением. Подтверждением этому являются следующие доказательства, имеющиеся в материалах дела: Характеристика на детей из МДОУ «Детский сад № 117» г. Волгограда; Выпиской из истории болезни ГБУЗ «ВОДКБ» от 31.05.2017 г. на Казьмина Артема (л.д. 89); Выписки из медицинской карты № 5843 от 28.09.2016 г; Выписки из медицинской карты стационарного больного ГУЗ КБСМП № 7 от 27.05.2016 г.; Выписного эпикриза из медицинской карты № 2251 стационарного больного от 18.04.2017 г.;  Выписного эпикриза из медицинской карты № 1932р ГБУЗ «ВОДКБ»; Справкой-Характеристикой ОП № 2 УМВД России по г. Волгограду на Казьмина А.С. (л.д. 129);  характеристикой соседей по месту жительства, заверенной управляющей организацией МКД от 13.06.2017 г. (л.д.87); нотариально удостоверенного заявления Казьминой С.О., как ответственного квартиросъемщика, о согласии на проживание детей в её жилом помещении от 16.06.2017 г. (л.д. 135); показания свидетеля Лупашко А.И., показавшей, что она с сестрой (истцом) навещали Артема в больнице; документом, подтверждающим, что ответчик является опекуном и лицом, осуществляющим уход за сыном Артемом  и др.

              3. Суд не проверил и не истребовал доказательства, характеризующие истца по месту регистрации в п. Крепинский Калачевского района Волгоградской области и по месту фактического проживания: г. Волгоград, ул. Жолудева д. 9 ком 304; не были обследованы жилищные условия детей органами опеки по вышеназванным адресам; не исследован вопрос о трудоустройстве истца и размере её дохода и данное обстоятельство не подтверждено определенными средствами доказывания; суд не установил причины и цель фактического обращения истца в суд с иском; не выяснил фактических причин устранения истца от воспитания, содержания, уходе, лечении, обеспечении, заботы о детях на протяжении 1 года и 8 месяцев, не посещения детского дошкольного учреждения, участкового врача-педиатра и врачей-специалистов, не установил причин по которым истец при раздельном проживании родителей устранилась от госпитализации с младшим сыном в травмотолого-ортопедическое отделение  ГБУЗ «ВОДКБ» в период нахождения там младшего сына с 17.11.2016 г. по 16.12.2016 г. и т.д.

            4. Доводы суда о том, что младший сын Артем никогда не посещал МДОУ «Детский сад № 117» не соответствуют действительности, так как опровергаются Характеристикой на детей из МДОУ «Детский сад № 117» г. Волгограда, а пояснения сторон по этому вопросу истолкованы неверно, поскольку, прекращение посещения детского сада было вызвано заболеванием, ограничивающим движение ребенка и инвалидностью. На период посещения детского сада Казьминым А.А., в данном саду работала мать истца Лупашко Е.И. в качестве воспитателя у старшего сына Казьмина Р.А. о чем умышленно умолчала и тем самым ввела в заблуждение суд первой инстанции: «При этом, как пояснили стороны в судебном заседании, младший сын Казьмин Артём детский сад никогда не посещал по состоянию здоровья, поскольку является ребенком-инвалидом. В связи с чем у суда возникают сомнения в достоверности изложенных в характеристике МДОУ Детский сад № 117 Тракторозаводского района Волгограда сведений." 

            5.  К тому же, непонятно по какой причине суд первой инстанции в отсутствии надлежащих и достоверных доказательств, основываясь только на голословных пояснениях истца и её близких родственников, заинтересованных в исходе дела, без учета всех фактических обстоятельств по делу, без надлежащей проверки доводов истца и её свидетелей, в противоречии с интересами детей, принял сторону истца и вынес совершенно необъективное и незаконное решение суда.   При этом, допрошенные в качестве свидетелей родственники истца, как следует из протокола судебного заседания, говорили одно и тоже заученным текстом. На самом деле они безучастны к внукам и племянникам, живут своей жизнью с младшей дочерью, никогда сколько знаю я эту семью с 2008 года по настоящее время, они не вели со своей дочерью – истцом по делу общего хозяйства и общего бюджета. При этом мать истца, допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля, всегда говорила: «Ваши дети, ваши проблемы»!

           6. Председательствующий судья ни в одном из судебных заседаний не ставил вопроса, как указано в решении, о проведении по делу судебной психологической экспертизы, о чем свидетельствуют, также, протоколы судебных заседаний по делу. Указанную судебную экспертизу суд не назначал по собственной инициативе, проведение которой и её результат является юридически важным обстоятельством по делу, как мне было впоследствии разъяснено другими юристами. Кроме того, суд ни в одном из судебных заседаний не разъяснил мне право на подачу встречного искового заявления об определении места жительства детей, чем было нарушено моё право, как стороны по делу на защиту своих прав, Поскольку, я не являюсь юридически грамотным человеком, я не знал о возможности подачи встречного иска об определении места жительства детей до рассмотрения дела судом первой инстанции. Также, это право не было разъяснено мне и моим адвокатом, от услуг которого в связи с этим я вынужден был отказаться.   

            7. Из выводов изложенных в обжалуемом решении: «о создании матерью более комфортных и благоприятных условиях для проживания детей, способствующих полноценному развитию и воспитанию детей»  непонятно, как мог прийти к ним суд, если у детей отсутствует привязанность к матери, и мать с ними не проживала и их воспитанием, жизнью, здоровьем не интересовалась и в их содержании, обеспечении и развитии никакого участия в течение 2-х лет не принимала, никакого дохода на протяжении многих лет не имела??!! Или суд посчитал, что самое главное для детей – это наличие\отсутствие косметического ремонта в жилом помещении? Так, почему же, тогда суд не поручил обследовать комнату в общежитии, в которой истец фактически проживает и куда я на протяжении долгого времени привожу детей и забираю их оттуда. 

            8. Довод суда о том, что по квартире, в которой зарегистрирован я и мои дети, имеется большой долг, не может служить достаточным основанием для того, чтобы забрать у меня детей, так как эта квартира не является моей собственностью и в ней зарегистрированы другие совершеннолетние члены семьи нанимателя, которые не исполняют свои обязательства по оплате коммунальных платежей. Я, в свою очередь, ежемесячно передаю необходимую для оплаты сумму своей матери для погашения ЖКУ.

             9. Также, не может являться достаточным доказательством, что я не могу заниматься своими детьми в силу занятости на работе, показания допрошенной в качестве свидетеля Казьминой Д.К., так как из письменных материалов дела следует и не опровергается истцом тот факт, что именно я лежал с младшим ребенком в больницах, занимался его лечением, отводил и забирал детей из детского сада, оформлял инвалидность, опеку и прочее, что подтверждается многочисленными выписками из мед.учреждений и характеристиками из детского сада. Если бы я работал с утра до позднего вечера, то как бы я мог все это успевать делать? К тому же, данный свидетель со мной совместно не проживает уже длительное время и не знает моего графика работы и отдыха.

                  При таких обстоятельствах, полагаю, что судом первой инстанции постановлено решение суда от 19 июня 2017 года при существенном нарушении норм материального и процессуального права, решение является односторонним, вынесенным без учета всех имеющих юридически значимых значений обстоятельств и доказательств, которое противоречит обстоятельствам дела и требованиям закона.

     Практически с самого рождения я занимаюсь детьми, на момент когда мать бросила детей, младшему сыну Казьмину А.А. было всего 2 года, старшему сыну Казьмину Р.А. всего 5 лет. Все важно значимые моменты и проблемы в их жизни, как оформление и посещения ими детских садов, дальнейшая подготовка и поступление в школу в 1 класс старшим сыном я всегда был рядом. Даже когда младшему сыну был поставлен страшный диагноз заболевания Болезнь Легга-Кальве-Пертеса, я был единственным, кто забил тревогу и принялся возить своего ребенка по докторам и больницам, оформил инвалидность, добивался качественного лечения и все что с этим связано. Я не испугался всех этих трудностей и не бросил своих детей, в отличие от матери, которая на протяжении последних двух лет самоустранилась от своих обязанностей, как мать.  Теперь,  когда мои дети ни в чем не нуждаются, старший сын подготовлен, оформлен и посещает школу; младший ребенок-инвалид так же посещает специализированный детский сад, мною налажены контакты со всякими соц.службами города Волгограда, почему всё это я теперь должен просто передать человеку, который на протяжении долгого времени не участвовал в жизни моих детей, палец о палец не ударил, а хочет всё готовое забрать???

Очень прошу помогите мне вернуть детей на законных основаниях. Дети являются для меня смыслом жизни.



Cегодня Александр рассчитывает на вас

Александр Казьмин нуждается в вашей поддержке петиции «Президент России Путин В.В. : Помогите вернуть мне детей на законных основаниях!!!». Александр и 421 участник этой кампании рассчитывают на вас сегодня.