Признать судебную ветвь власти РФ - организованным преступным сообществом.

0 людей подписали. Следующая цель: 500


     

НЕ ХОЧЕШЬ РАЗОБРАТЬСЯ С СУДОПРОИЗВОЛОМ - ТОГДА ЖДИ КОГДА СУДОПРОИЗВОЛ РАЗБЕРЕТСЯ С ТОБОЙ !                  

     На протяжении тысячелетий, большинство человечества мечтало о справедливости. Ибо, "В отсутствии справедливости, что такое государство, как не простая разбойничья шайка ..." (Бл. Августин "О граде Божием"). Письменных размышлений на тему справедливости, за многие века, соберется ж/д вагон, а может быть и не один. Мы же, вынужденно, принимаем за справедливость то, что прописано в нашей конституции. Но и она в России не закон, а лишь популистская декларация.

       Справедливость, по нашей конституции это, в основном, равенство граждан перед законом и судом. И такую благодать, должны нам обеспечивать правоохранители, и прежде всего институт правосудия. Но ведь не обеспечивает? А раз не обеспечивает, значит и нет у нас такого института! Но ведь суд у нас есть? Суд то есть, а вот правосудия нет, а значит нету и справедливости!

       Слово шайка, сегодня, практически вышло из употребления. Да и страна у нас слишком велика, для простой разбойничьей шайки, и даже преступного сообщества. Сегодня Россия, являет собой скорее синдикат преступный сообществ, в котором рядовой гражданин не защищен ничем и никем.

       В начале царствования, Путин публично заявил: "Пересмотра итогов приватизации не будет". Но рассмотрение законности сделок – исключительная прерогатива суда. Это только его конституционное право. Т.е. свое царствование, «гарант конституции» начал с того, что присвоил это право себе, публично «забив» на эту самую конституцию, тем самым объявив себя вне закона. Его "не будет", относится не только, и не столько к итогам приватизации, сколько к независимости суда. А уж в том, что для власти, наш суд полностью "ручной", мы имели возможность убедиться неоднократно.

       Статья 120 конституции РФ "Судьи независимы и подчиняются только конституции РФ и федеральному закону" - фикция. На практике, все в точности до наоборот - судьи полностью независимы от федеральных законов и конституции и подчиняются только высшим представителям исполнительной власти. Т.е. наш суд, отнюдь не правосудие, но судопроизвол, а в месте с конституцией, в фикцию превратились и, якобы гарантированные ей, наши права и свободы.

На практике, в лице судебной власти, мы имеем столь уродливого монстра, выносящего порой такие чудовищные решения и приговоры, которых психически здоровый и адекватный человек, имеющий хотя бы минимальное представление о нравственности, вынести просто не может. Примеров тому, вы можете отыскать, в том же ютубе, любое количество. В медицине, есть термин «нравственная идиотия». Существ, страдающих этим заболеванием, называют моральными уродами. При нравственной идиотии, интеллектуальные способности не затронуты, а представления о нравственности утрачиваются полностью. Похоже, что именно наличие нравственной идиотии, является определяющим фактором при отборе и назначении судей.

       Особняком от всех прочих дел, что в гражданском, что в уголовном производстве, стоят дела о мошенничестве. Правда в уголовное производство они просто не попадают. Их объявили «трудно доказуемыми». Трудиться, вишь ты, ребятам надо. В действительности, дело конечно не в этом.

       В каждой стране, и при каждом строе, есть свои базовые принципы, на которых и выстраивается властная вертикаль, или пирамида. Между вершиной пирамиды и ее основанием, должна существовать нисходящая буферная прослойка. И если капиталы паханов нажиты неправедно (непосильным трудом), то и у прослойки должно быть «рыло в пуху». Мошенничество и мародерство, стали в России национальными видами спорта, и системообразующими элементами гражданского оборота. А стабильность гражданского оборота надобно охранять.

      И она охраняется свято. Хозяева квартиры, вдруг узнают, что их квартира больше не их, что она кем-то кому-то продана. В результате многомесячных мытарств, им все-таки удается получить документы. Выясняется. что квартира продана по фальшивой доверенности, что представлены лишь копии и паспорта и свидетельства о праве собственности, что подписи принадлежат не им. Т.е. мошенничество очевидно. И что? Да ничего. «Больной, не хулиганьте! Доктор сказал в морг – значит в морг»!

       Однако, наши судьи, хоть и бенефициары неправосудной системы, но только исполнители. Правосудие у нас не предусмотрено законодательно. Напротив, законодателем установлено такое количество «ежей» и «рогаток» на путях правосудия, что вынесение судом правосудного решения, можно рассматривать только как нелепую случайность, или халатность судьи. Законодатель, ничтоже сумнящеся «забыл» прописать механизмы независимости суда от исполнительной власти, зато полная независимость суда от закона, не только прописана, но и многократно дублируется.

       Ну вот собственно и все. Ниже, я привожу проявление судопроизвола в конкретном гражданском деле, что вряд ли кому-то интересно. Правда, для любопытствующих, я описываю и конкретные механизмы, превратившие наш суд в то, чем он сегодня является - цех процессуальных кружевниц-делопроизводителей, театр абсурда, в котором участники "постановки" - только массовка, а лицедейство, замешанное на корысти, стало и целью, и смыслом существования. В такую вот специфическую автаркию: "Сам собой любуюсь - сам с собой целуюсь - сам себе служу". Не суд, для граждан - а граждане, как питательная среда для оболохоненных клерков!                                             

       Конкретным поводом для написания этой петиции послужила совершенно безобразная, но одновременно и совершенно стандартная история. Мою мать 1929-го года рождения, ветерана труда и инвалида 2-й группы, после госпитализации, потери сознания, коллапса и тяжелой анемии от кровопотери, практически выхватили с больничной койки, и как сомнамбулу отвезли в регистрационную палату, где она, в уверенности что подписывает составляющую договора содержания с иждивением, подписала дарственную на дачу.

       Мало того, через пару-тройку недель после этого, то же существо еще и украло у матери сертификат Сбербанка, почти на двести тысяч рублей, после чего их любовь закончилась.   

       В возбуждении уголовного дела, мне естественно было отказано. Обжаловать отказ в прокуратуру – занятие неблагодарное, механизмов принуждения к выполнению служебных обязанностей «правоохранителями», у нас просто нет. А их иммитация никому не нужна. Оставался гражданский иск.      

       Но ответчица, когда-то работала медсестрой в ведомственном медучреждении прокуратуры, и по ее словам имеет в ней высокие связи. Возможно лично Чайке когда-то клизму ставила. Только звонком прокурорских чинов председателю суда можно объяснить явно заказной характер судебного разбирательства. Вопрос о взятке, рассматривать просто смешно. Одинцовский суд, в котором рассматривалось дело, разрешает земельные споры, в том числе на Рублевке, где квадратный метр земли, может стоить поболе, чем целое село, вместе с холопами в российской глубинке. Думаю, что минимальная сумма взятки в Одинцовском суде, должна начинаться с миллиона, а то и нескольких, что в данном случае не реально.

       Иск суд, естественно не удовлетворил. Вообще, суд это было нечто … Изложить доказательства обмана и кабальности сделки, судья вообще не дала. Обрывала после первых же слов. Это стандартный и многократно описанный адвокатами прием судей. Но доказательства были заготовлены еще и письменно, и ходатайство о приобщении их к делу судья-таки удовлетворила, заставив переозаглавить их как пояснения. Перешла к допросу свидетелей. Вам не приходилось приглашать в суд свидетелей? Теоретически то их валом. А вот пригласи. Тем ни менее, ближайшие знакомые матери по даче, четверо женщин пенсионного возраста, были настолько возмущены откровенным мародерством, что регулярно приезжали на дважды откладываемые судьей заседания. Судья видит явку четверых свидетелей мошенничества, даже смотрит их паспорта, но… Но под надуманными предлогами перенося заседания, добивается того, что на состоявшееся в конце концов заседание являются только двое свидетелей. Не юные, болеют.

       Читаю протокол: - показания свидетелей искажены. На замечания – отказ. Получаю решение: показания свидетелей сфальсифицированы уже окончательно – изменены на прямо противоположные. Т.е. из четверых свидетелей истицы, двое отсеяны, а двух оставшихся, судья сделала свидетелями ответчиков. Показываю решение дававшим показания свидетелям. Те в шоке. Пишут протесты в адрес областного суда.

       Посылаю жалобу в квалификационную коллегию судей с приложением протестов свидетелей. Ответ – законы на судей не распространяются.

       То, что судебная власть РФ – организованное преступное сообщество, признано большинством граждан, многими должностными лицами и организациями. Но, чтобы факт общепризнанности получил официальный статус, он должен быть признан еще и судом. Ну суд конечно только о том и мечтает, чтобы признать себя преступным сообществом. Вы не обратили внимания, возле Бутырки или Крестов, еще не выстроилась очередь добровольно признавших себя преступниками судей?

        Из доклада Общественной палаты Российской Федерации по вопросу: «О судебно-правовой реформе в Российской Федерации» на пленарном заседании 23 ноября 2007 г.»:

«Нарушение судьями конституционного права гра, ждан России и юридических лиц на судебную защиту до сих пор широко распространено в гражданских, уголовных и арбитражных судах, является ОБЩЕИЗВЕСТНЫМ фактом, подтвержденным многочисленными жалобами в различные инстанции, сообщениями СМИ, результатами опросов, материалами судебных дел».

«Нарушение законов в судах лишает граждан России и юридических лиц одного из основополагающих конституционных прав — права на судебную защиту».

       Есть мнение, и даже экспертные заключения, что наша судебная система, в которой судьи не избираются сувереном, сиречь народом, а назначаются представителями исполнительной ветви власти, вообще не легитимна. Но поскольку пересмотреть все рассмотренные в постсоветские годы судебные дела физически невозможно, я на этой позиции не настаиваю. Легитимность - не легитимность, не они сформировали из судов организованное преступное сообщество, а целый массив процедур, законодательных актов и технических решений, обеспечивающих судьям бесконтрольность и безнаказанность. Т.е. наш суд - это именно организованное (не самоорганизовавшееся) преступное сообщество.

       Надеюсь, что все понимают разницу между организованной и само организовавшейся преступностью? Или кто-то думает, что организованная преступность 90-х была «самостийной»? Или у власть предержащих была хоть малейшая возможность рассовать общенародную собственность по частным карманам предварительно не закашмарив народ, не загнав его в ступор? Естественно, разворовывали страну с полного согласия и благословения судов и прокуратуры.

       Следует понимать, что только лишь противоправное, корыстное и злонамеренное правоприменение не обеспечивает его стабильности и единообразия. Власть предержащие желают сладко жрать не опасаясь даже случайного вмешательства в процесс пищеваренья. Противоправные действия суда должны быть законодательно закреплены. Для стабильности коррупционных схем и механизмов, беспредел должен быть обеспечен именно на законодательном уровне. А поскольку на вершине «пищевой цепочки» правоохранителей стоит именно суд, то именно его независимость от закона должна быть обеспечена в первую очередь.

        Но первый, скажем так, подготовительный этап последующего судебного беспредела, это механизм отбора и назначения судей. Какой психотип граждан планирует и впоследствии делает карьеру судьи? Борцы за справедливость? Тогда наводящий вопрос, а кто идет на службу в ГАИ? Борцы за безопасность движения? Ну, наверное, случаются и такие. Пьяный водитель сбил твоего близкого родственника и скрылся. Давай-ка я поймаю и лишу прав всех пьяниц. Есть такие гаишники? Наверное, есть. Сколько их? Реально, их может быть один – два процента. Но, не буду жадничать, пусть будет десять. А остальные 90%? А остальные идут «стричь бабло». Думаю, можно смело экстраполировать это соотношение и на судей. Целеполагание дает практически безошибочную картину личности. Если романтики идут в геологи, археологи, вулканологи и т.д., то в судьи, в 90% случаях, идут соискатели «сладко жрать».

       Законодательство обеспечивает судьям полную свободу «сладко жрать». Помимо зарплат, которые вместе с премиальными и прочими выплатами на порядок выше средних по стране, судьям отданы в кормление территории, и обеспечена полная свобода в принятии решений. Кроме того, судьям полагается еще несколько мешков сладких пряников и полная независимость от закона. Судья, например, может ездить на своем авто, в усмерть пьяным, на красный свет и по встречной полосе. Никто не вправе его остановить. Он может чемоданами перевозить наркотики, и никто не вправе его досмотреть. А уж о безнаказанном вынесении самых чудовищных решений и приговоров, не стоит и упоминать. Ст. 19 конституции: «Все равны перед законом и судом» на судей не распространяется. В категорию «Все» - судьи не попадают. Они вам не «все».

       Конституционный суд? Да, был у нас такой суд, да весь вышел. Только название и осталось. В 2004 году, В. Зорькин назвал наши суды воровскими малинами: «Мздоимство в судах стало одним из самых мощных коррупционных рынков в России", и «Судебная коррупция встроена в различные коррупционные сети, действующие на разных уровнях власти: например, в сети по развалу уголовных дел и по перехвату чужого бизнеса".

       С тех пор все изменилось. В КС РФ поставили смотрящих, и его сегодняшние функции, не проверка законодательства на соответствие конституции, а истолкование конституции в соответствии с «нужными» законодательными актами. Но об этом позже, а пока вернемся к подбору и назначению судей.

       Законодательные требования к кандидату – соискателю мантии, более чем скромные – высшее юридическое образование и пять лет работы по специальности. На практике, это зачастую заочное обучение в одном из канцелярских ПТУ (с Вузовской аккредитацией) и пяток лет работы секретарем или помощником судьи. Как правило, ни реального образования, ни жизненного опыта, соискатели мантий, из этой категории, не имеют. Это профессиональные клерки – бумагомаратели. Зато, после разных проверок и согласований, в кадровой комиссии при президенте, эти ребята (девчата) готовы исполнить любое пожелание руководства параллельных структур, а касательно уголовных дел, завизировать любое обвинение следствия.

       Помните, когда и как, вошло в обиход выражение «оборотни в погонах»? Тогда, лет 15 тому назад, в разное время, но у одного и того-же дома, эти оборотни задержали четверых бомжей. При досмотре, у каждого был обнаружен джентельменский набор – оружие и наркотики. Потом, одна и та-же прокуратура и один и тот-же суд, завизировали обвинение. Ребята поехали откармливаться баландой. Скажите, суду и прокурорским могло быть непонятно что это вульгарная "подстава"? И что? Да ничего, скорее всего «правосудят» до сих пор. Кто ж их пожурит, они же Судьи! Это вас, Господь слепил из праха земного, а ИХ, исключительно из совести и чести.

       Если вы, не дай бог, окажетесь как ни будь, в ненужное время, в ненужном месте, и вам некому позвонить (из высоких правоохранителей и пр.), то вы попали. Если при досмотре, полицейские обнаружит в вашем кармане установку залпового огня «Град», а то и целый авианосец, то смеяться над протоколом досмотра, будут уже ваши сокамерники.  

      Обжалование? Попробуйте. Насколько эффективен этот механизм, понятно из статистики, по которой отменяются лишь доли процента судебных решений. А как вы хотите, если все эти апелляции-кассации рассматриваются внутри единого клана, который только сам себе и есть закон. Весьма показательно, что что все обжалования идут не просто через суд выносивший приговор или решение, но и через того же самого судью, который и решает, а стоит ли давать ход жалобе на себя любимого.

       Кстати, существует федеральный закон: «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (с изменениями на 27 ноября 2017 года). В п.6 ст. 8 которого прописано: «Запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется».

      И этот закон касается всех. Но, как я выше писал, в категорию «все», судьи не включены. И чтобы в этом вопросе не было разночтений, п.2 ст.1 этот момент уточняет: «Установленный настоящим Федеральным законом порядок рассмотрения обращений граждан распространяется на все обращения граждан, за исключением обращений, которые подлежат рассмотрению в порядке, установленном федеральными конституционными законами и иными федеральными законами». Применительно к судам - это ГПК и УПК.

       Законодатель ничтоже сумнящеся растоптал сами основы права: «Никто не может быть судьей самому себе» (в собственном деле).

       Все суды РФ – это единая структура, под единым руководством, в основе функционирования которой, как и любой другой мафиозной структуры, лежит круговая порука. Судья, чье решение обжалуется, наверняка знаком с судьями апелляционной инстанции. Возможно, накануне подачи апелляции, они еще чай вместе пили.

       Высшие суды, за исключением особых случаев, никогда не удовлетворяет жалоб. Требование процессуального закона о мотивированном опровержении каждого довода жалобы, в случае ее отклонения, суд не исполняет НИКОГДА. А ведь процессуальный закон – это механизм поиска истины. Игнорируя процессуальное право, суд, тем самым отказывается от механизма поиска истины. Истина суду не нужна. Почему? Да потому, что суду нужна полная свобода в принятии решений, не ограниченная какими-то там истинами. А реальные требования установления истины может предъявлять только закон – акт, обеспеченный государственным принуждением. В отношении же судей, государственное принуждение не только не предполагается, но и законодательно запрещено, т.е. законы на судей вообще не распространяются.

       Подтверждение этому – ответ ККС (квалификационная коллегия судей) на мою жалобу о полном игнорировании судьей Захаровой процессуальных норм, и фальсификации показаний свидетелей (с приложением их заверенных протестов). В ответе ККС Мособлсуда изложена 1-я часть пункта 2 статьи 16 закона «О статусе судей в Российской Федерации»: «Судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение".

       Вторая, опущенная ККС, часть статьи звучит так: «если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта».

       Нет ребята, это даже не оксюморон, это белая горячка. Перевожу на русский: Судья не может быть осужден за решение, если только не будет осужден за решение. А как же он будет осужден, если, смотри ч.1 (не может быть осужден). Классический "порочный круг". Хитёр и мудёр наш законодатель!

       И этот полет юридической мысли называется законом! Судья ККС, подписавший ответ, видимо просто постеснялся воспроизводить подобную лабуду.

        А "Не может быть привлечен ..."  - Это вообще, как? А если судья дурак, а их в судейском сообществе немерено? Одного из них, недавно озвучил с ТВ экрана Путин: «Преступление совершено посредством написания жалобы в прокуратуру». А если судья высказывает мнение, что всех евреев надо сжечь, негров утопить, а китайцев стерилизовать? А если разрешая имущественный спор, судья вынесет решение в пользу собственного отпрыска, не имеющего к этому имуществу ни малейшего отношения?

       А как же тогда ст. 305 УК РФ, предусматривающая ответственность за вынесение заведомо неправосудных, приговора, или решения? А никак. Одаривая нас беззаконием, его нужно красиво запаковать. Ст. 305 УК РФ – это подарочная упаковка.

       С другой стороны, нас уверяют, что ни мнение судьи, ни вынесенное им решение, просто не могут быть незаконными. Ведь судья, это признанный корифей всех наук. А как иначе, если он целое канцелярское ПТУ закончил. Никакое экспертное заключение, хотя бы подписанное сотней профессоров и докторов наук, для суда, правоустанавливающей силы не имеет. Судья оценивает его по внутреннему убеждению.

         Если, скажем, в Курчатовском институте пропадут какие-либо документы, и экспертиза, определяя их секретность, напишет в акте что ни будь о делении атомного ядра, судья имеет полное право отреагировать примерно так: «У суда нет оснований доверять заключению проведенной экспертизы, поскольку суду доподлинно известно, что атом является неделимой частицей вещества».

        А уж если мед. экспертиза попытается дурачить судью, зафиксировав у кого-либо разрыв печени или селезенки, то доверять подобным бредням, у суда явно не возникнет оснований. Судье же наверняка, доподлинно известно, что совокупность внутренних органов человека ограничивается желудком и прямой кишкой.

       О каких-то там правоведческих экспертизах, не стоит даже и вспоминать.

     Звукозапись и протокол. Не помню, как давно, но явно после 2010 года, в судах перестали досматривать посетителей, не предмет наличия звукозаписывающих устройств, проносить которые в суды было запрещено. Связано это наверняка с развитием технологий. У населения появились различные …фоны, совмещающие в себе телефон, диктофон, микроволновку и стиральную машину. Нельзя же было запретить ношение телефона. Т.е. явно криминальный прием – прятать концы в воду, пришлось несколько затруднить. Но…

       Обязательную звукозапись процесса так и не организовали. Затратно? Полная чушь. Допустите в суды любые коммерческие организации, с правом вести официальные аудиозаписи, и они, установив самый щадящий прейскурант на ведение звукозаписи, с удовольствием и совершенно бесплатно оборудуют суды самой современной аппаратурой.

       И не понадобиться никакого стенографирования, никаких замечаний на протокол, никаких определений на замечания, никаких сроков на замечания, никаких продлений этих сроков и т.д. Так что не надо пенять на непомерную загруженность. Судьи сами же ее и создают.

       Вести звукозапись самому? Да, конечно. Только:

1. Слышимость разных участников процесса будет совсем не одинаковая. Не слишком громкие фразы не будет слышно вообще.

 2. Суд может приобщить, а может и не приобщить вашу запись к материалам дела. Если решит не приобщать, то мотивировка может быть любая. Суд может усомниться в качестве устройства, может сослаться на отсутствие какого ни будь акта проверки, может усомниться в том, что запись не монтировалась. Но это только какой ни будь совсем «зеленый» судья. Маститый вершитель судеб обоснует отказ тем, что «Маша ела кашу». И такое обоснование пройдет на ура. И никуда ты его не обжалуешь, так чтобы от этого был хоть какой-то результат. «Экспедиция!»

       Приобщат, или не приобщат неофициальную звукозапись к материалам дела, в протоколе с.з. все равно будет версия подтверждающая решение или приговор. А твои замечания будут, в любом случае, отклонены. Часть судей заявит их домыслами, вымыслами и прочими мерзостями, имманентными всем этим надоедливым искателям правды и справедливости, мешающим судьям "работать".

       Но это не весь негатив для правосудия (не для судопроизводства), в отсутствии официальной звукозаписи. В процессе судебного следствия, частенько всплывают крайне любопытные для дела моменты. Вплоть до непроизвольного признания одной из сторон в совершении того или иного преступления. Но это судей не волнует. Главное, чтобы официальная звукозапись не ограничивала судью в возможности привычной фальсификации показаний участников процесса.

       Оценивать отсутствие в судопроизводстве официальной звукозаписи, можно только как сознательное создание условий для совершения и сокрытия преступлений. Т.е. как подготовку к преступлению, которое, как правило, не заставляет себя ждать. Никакого другого объяснения этому нет, и не может быть. А потому, сам факт подачи замечаний на протокол судебного заседания, априори презюмирует его (протокола) подложность.

      Еще одна линия защиты судебного произвола и беззакония поставлена конституционным судом. Постановление КС РФ от 18 октября 2011 г. № 23-П по жалобе С.Л. ПАНЧЕНКО:

 «Не допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст.305 УК РФ "Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта», в случае, когда соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке».

       Во как! Т.е., если даже уголовное преступление очевидно, имеет вагон доказательств и батальон свидетелей, оно сначала должно быть рассмотрено без привлечения специфических методов уголовного расследования, выявления и допросов свидетелей, различных экспертиз и прочего, всего того, что веками нарабатывалось для выявления и предварительного доказывания уголовных преступлений. Достаточно поверхностного рассмотрения дела корешами и подельниками судьи, и то, если только преступник в мантии соблаговолит передать дело в вышестоящую инстанцию. И если её судьи, пусть даже добросовестные, но не имеющие необходимых инструментов, которые хоть как-то обеспечены в уголовном преследовании, решат, что решение судьи законно, то никакое реальное расследование совершенного преступления судье не грозит.

      Это ноу-хау нужно немедленно внедрять и в медицину. Конечно, исключительно для судей. Если у В. Зорькина и команды, вдруг разболяться зубы, им нужно срочно записываться на прием к проктологу. А вдруг, все дело в запущенном геморрое? Депутаты! Вот вам законодательная инициатива – всем судьям, к стоматологу и другим специалистам, исключительно через проктолога! Как судят, через ж-пу, так пусть через ж-пу и лечатся!

       (Всем понятно, что это постановление КС РФ чисто заказное. Но ведь В.Зорькин с командой не признаются в этом никогда. Вряд ли они мечтают о тюремной баланде. Нас уверяют, что судьи КС РФ — это корифеи, эдакие зубры юриспруденции. Но если исходить из того, что постановление КС РФ не заказное, и вынесено добросовестными судьями, то приходится констатировать, что оно есть безграмотная лабуда, недостойная даже выпускника кулинарного ПТУ. И если бы ВАК /Высшая аттестационная коллегия/ обладала соответствующими полномочиями, следовало бы требовать от нее лишения всех подписантов означенного постановления, ученых и научных званий и степеней, дипломов, аттестатов и пр., с выдачей взамен справки: «Грамоте разумеет, обучен письму и счету).

       Постановление КС РФ - это все тот-же «порочный круг». Судья не может быть привлечен к ответственности без отмены его решения, а решение не может быть отменено без соизволения этого же судьи (к нему попадает апелляция), и впоследствии его коллег и подельников.

       Естественно, и это дерьмо требовало красивой, подарочной упаковки. Вот она:

«Этим не ставится под сомнение возможность разрешения в установленном законом порядке вопроса о проведении в отношении судьи предусмотренных УПК РФ действий для проверки сообщения о преступлении и возбуждении по результатам этой проверки уголовного дела по признакам других, как правило, сопутствующих преступлению, предусмотренному ст.305 УК РФ, составов преступлений, таких как "Мошенничество" (ст.159), "Злоупотребление должностными полномочиями" (ст.285), "Превышение должностных полномочий" (ст.286), "Получение взятки" (ст.290)».

       Но упаковка, она и есть упаковка – форма без содержания. Попробуйте заявить в СК РФ хоть о каком преступлении судьи. Я пробовал. В заявлении подробно, по пунктам, изложил все эпизоды и конкретные данные о преступных действиях судьи. Как и предполагал, получил отписку, в которой шибко грамотные ребята, мне разъяснили, что в соответствии с такими то приказами и постановлениями мое заявление даже не может быть зарегистрировано, т.к. «при отсутствии в них конкретных данных о признаках преступления не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст. 144 и 145 УПК РФ».

      Т.е. на пяти (кажется) листах заявления, высокие профессионалы из СК РФ, разглядели только одно единственное предложение: «Прошу проверить и возбудить».

       Ну и, пожалуй, хватит буков. Резюмирую: всех наших правоохранителей, пора переименовывать в право-заохоронители. Их усилиями, РФ превратилась в страну мародерию – синдикат преступных сообществ. Мошенничество и мародерство стали национальными видами спорта. Но суд … Наш суд – это что-то чудовищное. Преступное сообщество – это самое мягкое определение, которое можно присвоить нашему суду! Сколько одиноких владельцев квартир было только убито, и только в Москве? Такой статистики нет, но наверняка десятки тысяч! А сколько было посажено по сфабрикованным делам, чтобы отжать их квартиры? А сколько разъехалось по разным «Гадюкино», обманутых мошенниками, либо продавших квартиры, чтобы откупиться от сфабрикованных уголовных дел? А сколько невинных посажено, ради отмазки виновных? И все это на руках (не на совести, ее нет) «правоохранителей, включая суд, охраняющих стабильность гражданского оборота, сиречь мошенничества и мародерства. Наш суд, это чисто экстремистская организация, подрывающая конституционный строй. Боевики из ИГИЛ отдыхают. Прав был великий гуманист Аль-Капоне: «Сегодня, один законник с портфелем, наломает больше дров, чем сотня ребят с автоматами». 

    

P.S. С начала нынешнего века, когда основные направления криминального бизнеса окончательно перешли к «правоохранителям», «свободным художникам» остались мошенничество и мародерство, ставшие главными составляющими гражданского оборота. Из людей, не получивших должного воспитания, этими видами «спорта» не занимается только ленивый. В УК, статьи «Мародерство» нет. Определимся что это. Классическое мародерство, это ограбление убитых и раненных, а также мирного населения любыми вооруженными людьми и отрядами. В широком смысле, это ограбление беззащитных, в частности стариков и детей.

Стариков, кого ни разу не развели на деньги мародеры, считанные единицы. Мы превратились в страну – Мародерию. Право-захоронители, объявив мошенничество трудно доказуемым, практически, дали ему зеленый свет. В стране, где массово обманывают молодых, и дееспособных, развести доверчивых стариков считается чуть ли не доблестью. В военное время, когда расследование и суд – труднодоступны, мародеров расстреливают как бешеных собак, без суда и следствия. Сегодня, в период односторонней войны – геноцида, правосудие не просто труднодоступно, оно вообще отсутствует. И что прикажете делать с мародерами и их пособниками?

В отсутствии действующего позитивного права, единственное что остается гражданам, это обратится к естественному праву, которое собственно и есть первооснова любого писанного права.

И в возвращенной мне, апелляционной жалобе, и в своем заявлении в СК РФ, я отмечал, что продолжая саботировать возложенные на них должностные обязанности, «правоохранители» вытесняют меня из правового поля, вынуждая перейти к активной самообороне. Пусть не к защите собственности, это вторично, но к защите собственного достоинства, которого никаким право-захоронителям у меня не отнять. И это мое естественное право, оно объективно и не отменяемо. Да бог бы с ним с правом, воздаяние мародерам - это гражданский долг, который я обязан выполнить, независимо от последствий. Мародеры, и их пособница судья, должны быть, и будут наказаны. А уж в правовом поле, или нет, решать самим «правоохранителям».

Отжатая у моей матери, а по сути у меня, дача, это собственно скромненький 6-ти соточный участочек в СНТ, с малюсеньким летним домиком. Получали его почти 50 лет назад на болоте. Мне было 14-ть, и я с молодым энтузиазмом копал, строил, возил и т.д. На фундаменте, я даже порвал связки на правой руке. Моя бабка, почти профессионально, работала там топором и выдергивала ржавые гвозди из купленной по случаю ящичной доски. Плохо было со стройматериалом. Т.е. эта убогонькая дачка, для меня, имеет нематериальную ценность, она, практически родовое гнездо. В ней оставались материны, мои, и еще покойной бабки вещи, белье, посуда, продукты, мои книги, записи, инструменты, различная мелочь. На стене осталось письмо полувековой давности на ватмане А-2 подписанное полусотней материных коллег по работе, которых давно нет в живых: «Все дяди и все тети, на маминой работе, даря тебе коляску, желают счастье, ласку … (еще десяток строк) Будь счастлив, беззаботен – наш друг Максим Заботин».

И вот на эту дачу, где я в тот момент находился, ещё не зная, что оформлена не рента, а дарение, и значит никакого пожизненного пользования за матерью не сохранено, заявляется новая хозяйка - эта мразь с сынком дебилом, на которого и была переоформлена дача. Естественно, никакие вещи с дачи не вывозились, т.к. и мать и я, были уверены в ее пожизненном пользовании. Да и некуда, и незачем было эти вещи везти.

Через несколько дней, уже в Москве, узнаю о краже мародеркой у матери сертификата на 200 тыс. Требую у матери бумаги, и во всем разбираюсь. И тут мне звонит это наглое существо, и объявляет: «Я везде поставила видеокамеры, и если ты еще раз явишься КО МНЕ на дачу, я вызову полицию». А было это в начале лета 2016 года.

 С момента отжатия дачи, моя больная мать, вынуждено проводит третье лето не на даче, где ее ботанический сад, и соответственно её саму по пять раз на дню навещали фанаты цветоводы, а в душной квартире, и без общения, что серьезно подорвало ее здоровье. А заодно, третье лето нахожусь рядом с ней и я. А мародёрку, дача интересует только как финансовый актив, сама она, со своим дебилком там не бывает, оставив ключи сторожу для присмотра и проживания гастробайтеров.

      Доказательств мошеннического завладения, как я уже писал – вагон плюс тележка. На что рассчитывала судья, узаконивая мошенничество в отношении матери и оккупацию МОЕЙ земли? На то, что я оставлю все как есть? Но это же идиотизм! Ну, наличие нравственной идиотии, это понятно, этим неоценимым качеством обладает большинство судей. Но в данном случае, одной только нравственной идиотией, дело явно не исчерпывается. Здесь у судьи явно пограничное состояние, между легким слабоумием и клинической паранойей.

       Пока, я не собираюсь отстреливать мародерам головы, иначе это будет угроза убийством. Возможно, я прибегну к магии, что уголовного преследования не влечет. Но вдруг, я случайно встречу мародеров на улице? А я регулярно бываю в магазине напротив отжатой дачи, и шанс повстречать мародеров велик. И в этом случае, у меня может возникнуть состояние внезапного и сильного душевного волнения, в котором, я могу потерять контроль над собой, и все-таки поотшибать мародерам головы? И в этом случае, дело получит широкий общественный резонанс, и утаить преступление судьи, станет уже проблематично. Её подельники в мантиях, будут покрывать ее лишь до тех пор, пока угроза лишиться кормящей мантии, а значит и вожделенной виллы на Лазурном Берегу, не нависнет над их собственными головами.

       А уж если преступление судьи – вынесение заведомо неправосудного решения, будет установлено и доказано, то она автоматически становится организатором внесудебного возмездия мародерам. А вместе с ней и многие другие, способствовавшие сокрытию преступления.

        Конечно, оптимальным вариантом было бы пригласить бригаду профессиональных магов-целителей. Но боюсь не потяну; дорого берут. Учитывая, что именно судьи - главные виновники творящейся в стране мародерской вакханалии, возникает вопрос, с кого начинать, с мародеров, или с их пособницы судьи? 

 



Cегодня Максим-Мародерин. рассчитывает на вас

Максим-Мародерин. Заботин. Мародерин - гражданство. нуждается в вашей помощи с петицией «Народ РФ.: Признать судебную ветвь власти РФ - организованным преступным сообществом.». Максим-Мародерин. и 228 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.