Врача станции СП на вызове заменили бандиты. Они убили мою дочь! Будьте бдительны!

0 людей подписали. Следующая цель: 15 000


Очень страшно, когда уходят близкие и родные люди. Гораздо страшнее, когда они уходят молодыми и полными сил, надежд на будущее.

Мое будущее и мои надежды были разбиты, уничтожены страшным вечером 28 декабря 2016 года. В этот вечер была убита моя единственная дочь Танечка – добрый, светлый человечек. И теперь всё, что мне осталось – попытаться добиться правосудия и наказания для тех зверей в человеческом облике, которые отняли жизнь у моего ребенка!

Помогите мне в этом, прошу вас. Если петиция наберет необходимое количество голосов, уголовное дело будет возобновлено и следователям придётся довести его до конца! Не оставайтесь равнодушными, возможно, это поможет спасти не одну жизнь!

 

Мою любимую единственную дочь Таню отравили 28 декабря 2016 года в городе Долгопрудный в возрасте 31 года. Она с нетерпением ждала Новогоднего праздника, на который пригласила всех родственников, которым заранее приготовила подарки. В конце января должна была состояться долгожданная поездка на Гоа. Но этому не суждено было случиться…

У моей дочери  было слабое здоровье, причиной этому была поездка к бабушке в Тульскую область, когда моей девочке исполнился 1 год. Это было  ровно через 3 месяца после Чернобыльской аварии. В дальнейшем эту местность в Тульской области назвали 3 чернобыльской зоной, именно там расстреляли радиоактивные облака, которые шли на Москву. А мы, не ведая об опасности, гуляли целыми днями, поглощая радионуклиды. Результат этого – воспаление поджелудочной железы, страшные боли в детстве и слабое здоровье. Когда она стала взрослой, ее заветной мечтой стало рождение ребенка, она очень хотела стать матерью. Все силы и возможности они с мужем направили на достижение этой цели. За два месяца до смерти дочери, была приобретена дорогая медицинская страховка, с ее помощью Танюша прошла полное обследование и сдала все анализы. Мы не думали, что  это поможет бандитам в выборе моей дочери в качестве донора органов. В день своей гибели около 4 часов моя дочь радостная и счастливая позвонила мне из клиники,  она рассказывала мне что-то смешное, и, помню, мы смеялись, она смеялась последний раз.

Дочь вернулась домой, где проживала с мужем и свекром около 6 часов вечера. Как позже показали соседи, и что их удивило, возле их подъезда уже днем стояли 2 машины – скорой помощи и ритуальной службы. Приблизительно в это время я  позвонила ей, она была уже дома, но от хорошего настроения моей девочки не осталось и следа, голос был очень странным, я спросила у нее, что случилось, она ответила, что устала от бабушкиных звонков. Иногда, когда мы волновались за ее здоровье, она утомлялась от нашего излишнего внимания. Поэтому я,  узнав у сиделки, ухаживающей за бабушкой, что они действительно звонили моей дочери несколько раз в этот день, успокоилась. Сейчас мучительно больно думать, что я могла бы ее спасти, если бы услышала от сиделки правду. Только через полгода, когда я сделала детализацию звонков Тани, я узнала, что в этот день бабушка не звонила ей ни разу. Сиделка  или что-то перепутала, или  обманула меня. Думаю,  дочь давала мне знать, что находится в опасности, ведь, узнав правду, я бы сразу стала перезванивать ей и все поняла.  Но в этот день все события развивались против жизни моей Танюшеньки.

После разговора с дочерью я решила позвонить ей позже и дать  возможность отдохнуть. Это была чудовищная ошибка. Около 11 вечера, когда я взяла в руки телефон и собиралась звонить дочери, раздался звонок от ее мужа с сообщением, что она потеряла сознание, и его отец вызвал скорую помощь. Вызвав такси, я тут же выехала из Химок, где проживаю сама, в Долгопрудный, где жили дочь с мужем. Я тоже позвонила на станцию СП, диспетчер сказала, что машина будет часа через 3. Причем, эти же слова она сообщила и свекру, и свекрови, которая тоже позвонила на станцию СП и совершенно спокойно, и долго разговаривала с диспетчером. О содержании их разговора я узнала позже, когда получила дубликаты аудиофайлов с нашими вызовами  в Центре 112. По дороге, узнав, что машина СП будет не скоро, я попросила подругу вызвать платную скорую помощь.

Городская скорая приехала, на удивление, быстро, еще до моего приезда. Врач был в черном драповом пальто и черных брюках, без спец.формы, как я позже это увидела, когда вошла в квартиру. Тогда я не обратила на это внимание, но позже вспомнила. При мне он так и оставался в пальто и даже в шапке. У дочери были розовые губы, белая кожа и узкие зрачки, но врач утверждал, что у нее уже наступила биологическая смерть. Я видела раньше умерших людей и не поверила ему, буквально, на коленях стала умолять его провести хоть какие-нибудь реанимационные действия, сделать массаж сердца. Об этом же его просила  моя сестра (врач) по телефону еще до моего приезда, убеждая, что племянница находится в  коме,… на все был один ответ – она мертва. Тогда я одна начала делать Танюше искусственное дыхание и массаж сердца. Хочу отметить, что разговор с врачом был записан на телефон сестры, на следующий день она с удивлением обнаружила, что запись исчезла, исчезли все вызовы той ночи не только у нее, но и в моем телефоне. Когда я делала искусственное дыхание, муж дочери сообщил мне, что врач до моего приезда сделал дочери укол в шею каким-то препаратом, от остальных мероприятий отказался. Он сообщил ее мужу о трупных пятнах,  указывая на синяки от инъекций липолитиками (дочь очень хотела похудеть, поэтому ходила на эти процедуры). Он объяснил врачу происхождение синих пятен. И несмотря на это,  врач  и мне показывал все те же синяки от инъекций, утверждая, что это ТРУПНЫЕ ПЯТНА. При этом он не обращал  внимания на свекра и мужа дочери, который ему все объяснил – это надо отметить! Заметьте, по  мнению врача, ТРУПНЫЕ ПЯТНА появились ЧЕРЕЗ ПОЛЧАСА ПОСЛЕ ПОТЕРИ СОЗНАНИЯ???!!! В любой медицинской энциклопедии четко сказано, что они образуются НЕ РАНЬШЕ, чем через 1 – 1.5 часа.

Тут я вспомнила, что вызвала платную скорую помощь и была поражена, узнав, что врач ее отправил назад, когда врач платной СП позвонил мужу дочери для уточнения проезда к дому. И это он сделал без предупреждения человека, который вызвал эту машину СП, то есть без моего  согласия. Он не позволил врачам войти в квартиру и осмотреть Танюшу. Как я потом поняла, в его планы и не входило спасать мою дочь.

Минут через 15 после моего приезда в квартиру вошла мать мужа дочери, которая жила в 15 минутах ходьбы. Если учесть, что она по профессии врач  и живет рядом, становится страшно от вопроса, почему она появилась в квартире  больше, чем через час после звонка сына, а не кинулась сразу спасать мою дочь. Дальше ее поведение было еще более страшным. Представьте такую картину: я одна делаю искусственное дыхание, то есть и нажимаю на грудину, и дышу «рот в рот». Остальные (свекровь, свекр, врач) категорически отказались мне помогать и наблюдали за мной. От помощи мужа дочери я вынуждена была отказаться сама, так как он очень слабо нажимал на грудину, боясь чего-то. Вдруг свекровь хватает меня за руки, дергает на себя так, что мне приходится вставать с колен, чтобы не упасть. И все это повторяется несколько раз со словами: «Не смей оживлять, она будет уродом».  Эти слова врезались в мою память, их мне не забыть никогда.  Ее неадекватные действия продолжались несколько минут, пока я не замахнулась на нее рукой. И ведь это был  поступок врача, который давал клятву Гиппократа и обязан был бороться за жизнь человека. Судите сами о причинах такого поведения. Я для себя все поняла.

По прошествии минут 30 после моего приезда, врач вдруг подошел к Тане, сделал около 10 нажимов на грудину и резко вышел из квартиры.

Я стала вызывать другую платную скорую, кто-то мне набрал номер, там мне сказали, что все машины заняты. Я решила вызвать другую бригаду из городской скорой помощи. К моему удивлению, две очень полные женщины появились в квартире очень быстро, минут через 5 после звонка, назвавшись бригадой СП. Я хорошо разглядела первую, она,  как и  врач 1 машины СП, была без спец. формы, в старом, обтягивающем фигуру, коричневом пальто. На ее голове, четко помню, была старая шаль, повязанная по-деревенски, ни один волос не торчал наружу. Они обе перешагнули через мою дочь, лежащую на полу, не взглянув на нее. Показания врача и фельдшера в материалах дела были совершенно другими. Там сказано, что врач внимательно осмотрела тело моей дочери. Они стали теснить меня в комнату со словами: «Вам же сказали, - биологическая смерть».  На мои призывы помочь дочери, они не реагировали. Я поняла, что они решили успокоить меня каким-нибудь препаратом. Вид у них был далеко не доброжелательный. Пришлось попросить их удалиться, потому что и они отказались реанимировать мою дочь. Позже первую из женщин я легко нашла в соц. сетях. Она оказалась диспетчером этой же станции скорой помощи. Теперь я понимаю, когда моя дочь шла мимо 2 машин - скорой помощи и ритуальной службы, в этих машинах сидели  ее палачи, помощники исполнителей убийства.

Прибывшие на место сотрудники полиции никого не опрашивали, незаметно для меня дали мужу дочери подписать заготовленный протокол и поторопились вызвать сотрудников морга. Сотрудники морга в какой-то момент предупредили, что через 20 минут будут забирать  дочь силой, именно так и сказали. Несмотря на мои протесты, Танюшу вынесли из квартиры, не дождавшись приезда ее тети, моей сестры, которая тоже была врачом и могла оценить состояние племянницы. Моя сестра подъехала к дому как раз тогда, когда мою дочь грузили в машину, дав только мельком взглянуть на нее. Я была просто в шоке и ничего не понимала, что происходит. 

На следующий день, получив результаты вскрытия, я пришла в ужас. Забегая вперед скажу, что повторная экспертиза подтвердила эти результаты. Моя дочь была отравлена лекарственным препаратом ФЛУОКСЕТИНОМ. Причем, концентрация данного препарата в крови дочери зашкаливала и составляла 4,5 мг/л (при смертельной концентрации от 1 до 7 мг/л). Чтобы величина концентрации препарата в крови достигла таких значений необходимо единовременно выпить 300 - 600 капсул, что физически невозможно. Эта концентрация в 5 раз превышает нижний смертельный порог.

Позже я решила по совету участкового полиции г. Долгопрудный побывать на станции скорой помощи, чтобы еще раз поговорить с врачом, приезжавшим на вызов. Человек, который вышел ко мне и тот, кто приезжал на вызов, оказались разными людьми. К тому же, настоящий доктор в день гибели Танечки по графику был в отпуске. Я сразу поняла, что произошло. Это был сговор врачей скорой помощи с лицами, занимающимися черным бизнесом по продаже органов. Причем, псевдоврачом оказался гражданин Украины, предприниматель по недвижимости, позже я нашла его в соц. сетях. Вот его страница в Одноклассниках: https://ok.ru/profile/516505836874 . ,посмотрите, как он красуется на фото с пистолетом в руках. У врача и у подставного врача одинаковые фамилии и имена, только отчества разные, - все было продумано и хорошо организовано.

К тому же, аудиофайлы с записью вызовов скорой помощи мной и свекровью дочери  пропали с компьютера  станции СП. Я была поражена, когда на их месте в компьютере заведующей станции СП оказались копии соседних файлов с вызовами к другим людям. Прослушивала их лично вместе с заведующей, которая была вся красная  от стыда и спрашивала у меня: «Думаете, это сговор?» Мне пришлось ехать в центр 112 за дубликатами этих файлов.

Так, постепенно кусочек за кусочком сложилась почти полная картина трагедии, подробности можно узнать в обновлениях:

Сейчас ясно, что около шести часов вечера, когда Таня вернулась домой, в квартире ее  ждали нелюди. А рядом с подъездом уже стояли 2 машины - ритуальных услуг и скорой помощи. В этот день в этом доме не стало только моей дочери, больше умерших не было. То есть машины уже стояли по ее душу, а в них сидели соучастники убийства. Получается, что она видела эти машины, когда возвращалась домой. Возможно, она решила, что в их подъезде кто-то умер. Она не знала, что лица, сидящие в этих машинах,  ждут ее гибели – как это чудовищно!!!

Ее заставили выпить огромное количество флуоксетина в виде заводского субстрата и убийцы находились в квартире до того момента, пока Таня не потеряла сознание. Потеря сознания с возможной остановкой дыхания и сердца – это клиническая картина воздействия высокой дозы препарата. Многое говорит о том, что соседи, скорее всего, слышали крики и шум, доносящиеся из квартиры дочери,  но сейчас они отводят глаза и молчат. Укол, который был сделан лже-доктором, парализовал ее организм, поэтому она не могла  подать признаков жизни. Мозг постепенно погибал из-за недостатка кислорода, но органы продолжали снабжаться кровью и могли быть изъяты для дальнейшей пересадки, так  объяснили мне знающие врачи. Они рассказали нам, что в Долгопрудном, Зеленограде и некоторых других городах Подмосковья орудует банда, которая занимается черным бизнесом по продаже органов молодых людей и детей. Они и сообщили о парализующей инъекции, которую  применяют бандиты.

Доследственная проверка была начата только через месяц, когда уже невозможно было получить запись с видеокамер. Уголовное дело возбудили лишь через 10 месяцев, а прекратили через год и 4 месяца после возбуждения с формулировкой - отсутствие состава преступления. Следователи тянули с расследованием и по непонятной причине  проигнорировали решение суда о получении важной информации о соучастниках убийства, которая могла бы дать прямые улики.

 

МОЮ ГОРЯЧО ЛЮБИМУЮ ДОЧЕНЬКУ УЖЕ НЕ ВЕРНУТЬ, НО РАЗВЕ МОЖНО ПОЗВОЛИТЬ УБИЙЦАМ РАЗГУЛИВАТЬ НА СВОБОДЕ?

ОЧЕНЬ ПРОШУ ВАС ВСЕХ ПОМОЧЬ МНЕ ДОБИТЬСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ. ТЕМ САМЫМ МЫ СБЕРЕЖЕМ ЖИЗНИ ДРУГИХ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ!!!

Владимир Владимирович и Александр Иванович, ПОМОГИТЕ СПРАВЕДЛИВО - СУРОВО НАКАЗАТЬ УБИЙЦ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ ЕДИНСТВЕННОЙ ДОЧЕРИ! 

 

 

 Видео о моей дочери: https://www.ok.ru/video/1365203749569

Мой телефон: 89060320928