Примите закон о запрете продажи животных в Китай.

0 людей подписали. Следующая цель: 25 000


Уважаемый Владимир Владимирович, прошу Вас как мать и как гражданин своей страны принять закон о запрете продажи наших животных в Восточные страны. Невозможно растить детей в мире, где творится такая жестокость.

Над нашими медведями издеваются в Китае.

В Приморском крае незаконно продают наших медвежат китайцам. В Китае из них выкачивают желчь.

Жестокость по-азиатски.

Шокирующий случай произошёл на северо-западе Китая – мать-медведица убила своего медвежонка, а потом себя – в отчаянном порыве прекратить мучения на «медвежьей ферме».

“В ту ночь, когда я приехал к другу, который попросил меня позаботиться о медвежьей ферме в его отсутствие, я никак не мог уснуть. Горный ветер доносил до меня странные звериные голоса, больше похожие на горький плач. Вдруг я услышал, как кто-то толкает дверь. Я спросил: «Кто там?» Но мне не ответили. Я забеспокоился и начал искать что-нибудь, чем можно было бы защититься. Ничего более подходящего, чем веник, не нашлось. С веником в руке я подошел к двери и резко открыл её. От неожиданности я ахнул: у моих ног около двери лежал маленький пушистый медвежонок.

Он смотрел на меня, и в его глазах был страх и испуг. «Иди ко мне!» – я раскрыл руки, медвежонок, медленно раскачиваясь, подошел ко мне, поставил лапки на мои плечи, и облизал меня нежным, теплым языком.

В это время в дом прибежали несколько рабочих. Услышав шум, медвежонок быстро спрятался под мою кровать. Рабочие спросили меня: «У нас убежал маленький медведь, вы видели?» «Да, он здесь», – я указал в сторону кровати. Они быстро поймали маленького медвежонка, грубо вытащили его, подвесили его за ноги к палке и унесли. Посмотрев на медвежонка, я увидел его печальные глаза.

Когда уже рассвело, старый бригадир Чжан повел меня показать «медвежью усадьбу». В одном просторном зале стояло 6 железных клеток, в каждой из них по медведю. Мне показалось странным, что у каждого медведя был железный набрюшник из нержавеющей стали.

Увидев, что я ничего не понимаю, Чжан сказал мне: «Это для того, чтобы брать желчь у медведя. Сейчас желчь стоит 300 юаней (примерно 1300 руб.) за грамм». Мы подошли к одной клетке, Чжан показал мне жестом: «Сейчас начинается забор желчи». Затем я увидел, как двое сильных рабочих стали тянуть толстые веревки, идущие от набрюшника, которые постепенно все туже и туже сжимали медведю живот, от чего медведь громко и сильно заревел. Точнее, рев его напоминал рыдание. От боли глаза у медведя так расширились, что, казалось, вот-вот лопнут, а четыре толстые лапы бились и царапали землю. В этот момент из трубки, вставленной прямо в желчный пузырь, начала капать зеленая жидкость.

Рабочие постепенно ослабили веревки, но сразу же продолжили экзекуцию, снова натянув веревки. Опять раздался резкий и громкий рев медведя. Я увидел, как у медведя начали капать слезы от боли, но ему ничего не оставалось, как терпеть бесконечные муки. Как это жестоко! Я не смог смотреть дальше и вышел оттуда. Только потом я понял, откуда те странные голоса зверей в ночи.

Когда Чжан вышел за мной на улицу, я спросил его дрожащим голосом: «У вас ещё осталась человечность? Это ведь живые существа!» Чжан безучастно ответил: «У нас нет другого выхода, работа такая, есть приказ!»

Успокоившись немного, я его спросил, как часто забирается желчь? Он ответил, что все зависит от обстоятельств, у некоторых – два раза в день, минимум – один раз в два дня. От каждого медведя в год можно собрать 2000 граммов желчи порошком в течение 10 лет». Мое сердце защемило от боли. Два раза в день в течение 10 лет! То есть, если такие адские пытки выдерживать 2 раза в день, каждый день, и день за днем, год за годом, то получается – 7 200 раз!!! Мой разум отказывался понимать.

Я сказал, что хочу уехать, на что Чжан мне ответил, что скоро будет нужна операция медвежонку, и в такой ответственный момент мне нельзя выезжать, директор Лю оставил меня за главного.
Я был вынужден вернуться в помещение для медведей. Четверо рабочих притащили медвежонка, от страха он ревел. Увидев меня, он сразу узнал, и в его глазах появилась надежда. Я не смог сдержать слезы. Вдруг медвежонок упал и встал на четвереньки передо мной, моля о пощаде. Чжан помахал рукой и операция началась. В целях экономии, при операции не используется анестезия.

Медвежонок лежал, смотря в потолок, и начал громко рыдать. Это было так трагично, что вызвало у меня боль в сердце, и мне казалось, что он звал на помощь маму.

В это время большая медведица гневно зарычала, медленно раздвинула решетки своими лапами и вылезла из клетки. Рабочие так испугались, что разбежались во все стороны. А я тогда от шока не смог сделать и шагу, уже не говоря о том, чтобы куда-то убежать или спрятаться, ноги мои окаменели. Но медведица даже не посмотрела на меня, она быстро подошла к медвежонку, пытаясь развязать толстые веревки своими неловкими лапами, но бесполезно. Она только держала, обнимая медвежонка и облизывая его слезы и кровь. Медвежонок плакал, как будто просил маму спасти его.

Вдруг она заревела, начала душить медвежонка своими сильными лапами. Душила сквозь слезы и рев. Когда медвежонок умер, она разодрала свою шкуру, и в итоге сорвала и вытащила железную трубку вместе с желчным пузырем./

Dear Vladimir Vladimirovich, I ask you as a mother and as a citizen of my country to adopt a law banning the sale of our animals to Eastern countries. It is impossible to raise children in a world where such cruelty is happening.

Our bears are being bullied in China.

In the Primorsky Territory, our cubs are illegally sold to the Chinese. In China, bile is pumped out of them.

Asian cruelty.

A shocking incident occurred in the north-west of China - a bear mother killed her bear cub, and then herself - in a desperate urge to stop the torment on the "bear farm".

“That night, when I came to a friend who asked me to take care of a bear farm in his absence, I could not fall asleep. The mountain wind brought me strange animal voices, more like a bitter cry. Suddenly I heard someone pushing the door. I asked: “Who is there?” But they did not answer me. I got worried and started looking for something to defend myself with. Nothing more suitable than a broom was found. With a broom in my hand, I went to the door and abruptly opened it. I gasped in surprise: at my feet near the door lay a small fluffy teddy bear.

He looked at me, and in his eyes there was fear and fear. “Come to me!” I opened my arms, the little bear, slowly swaying, came up to me, put its legs on my shoulders, and licked me with a gentle, warm tongue.

At this time, several workers came running into the house. Hearing the noise, the teddy bear quickly hid under my bed. The workers asked me: “A little bear ran away from us, did you see?” “Yes, he is here,” I pointed towards the bed. They quickly caught the little bear cub, roughly pulled it out, hung it by the legs to the stick and carried it away. Looking at the little bear, I saw his sad eyes.

When it was already dawn, the old foreman Zhang led me to show the "bear estate". In one spacious hall there were 6 iron cages, in each of them there was a bear. It seemed strange to me that every bear had an iron stainless steel rag.

Seeing that I did not understand anything, Zhang told me: “This is in order to take bile from a bear. Now bile costs 300 yuan (about 1300 rubles) per gram. ” We came to one cage, Zhang showed me a gesture: "Now the fence of bile begins." Then I saw how two strong workers began to pull thick ropes coming from the abdomen, which gradually squeezed the bear’s stomach tighter and tighter, which made the bear roar loudly and strongly. More precisely, his roar resembled a sob. The bear’s eyes widened in pain so that it seemed to be about to burst, and four thick legs pounded and scratched the ground. At this point, a green liquid began to drip from a tube inserted directly into the gallbladder.

The workers gradually loosened the ropes, but immediately continued the execution, again pulling the ropes. Again there was a sharp and loud roar of a bear. I saw the tears of pain begin to drip from the bear, but he had no choice but to endure endless torment. How cruel! I could not look further and left there. Only then did I understand where those strange voices of animals in the night came from.

When Zhang went out into the street after me, I asked him in a trembling voice: “Do you still have humanity? These are living beings! ”Zhang replied blankly:“ We have no other choice, this work, there is an order! ”

Calming down a little, I asked him how often bile is taken? He replied that it all depends on the circumstances, for some - twice a day, at least once every two days. From each bear per year, you can collect 2,000 grams of bile powder over 10 years. " My heart ached with pain. Twice a day for 10 years! That is, if such infernal torture is sustained 2 times a day, every day, and day after day, year after year, it turns out - 7,200 times !!! My mind refused to understand.

I said that I wanted to leave, to which Zhang answered me that the operation would be necessary for the little bear, and at such a crucial moment I should not leave, Director Liu left me for the chief.
I was forced to return to the bear room. Four workers dragged the teddy bear, he roared with fear. Seeing me, he immediately recognized, and hope appeared in his eyes. I could not hold back the tears. Suddenly the little bear fell and stood on all fours in front of me, begging for mercy. Zhang waved and the operation began. For reasons of economy, surgery does not use anesthesia.

The little bear was lying, staring at the ceiling, and began to sob loudly. It was so tragic that it caused my heartache, and it seemed to me that he was calling for help to mom.

At this time, the big bear snarled angrily, slowly pushed the bars apart with its paws and climbed out of the cage. The workers were so frightened that they scattered in all directions. And then I couldn’t take a step from the shock, let alone run away or hide somewhere, my legs were petrified. But the bear didn’t even look at me, she quickly went to the bear cub, trying to untie the thick ropes with her awkward paws, but to no avail. She just held, hugging the little bear and licking his tears and blood. The little bear cried, as if asking his mother to save him.

Suddenly she roared, began to choke she began to strangle the bear cub with her strong paws. Choked through tears and roar. When the little bear died, she tore her skin, and eventually tore off and pulled out the iron tube along with the gall bladder.