Свободу Магомеду Хазбиеву

0 людей подписали. Следующая цель: 100


СВОБОДУ МАГОМЕДУ ХАЗБИЕВУ!

 Уважаемые друзья, братья и сёстры!

В период патологической общественно-политической ситуации в Республике Ингушетия, группа общественников-активистов проводит сбор подписей под Обращением в федеральные органы власти в целях защиты Конституционных прав Магомеда Хазбиева, которого Ю.Б. Евкуров незаконно содержит в заключении и пытается подавить всеми способами и методами Дух этого истинного Патриота ингушского народа.

Мы обращаемся ко всем, кто согласен с этим Обращением, за информационной поддержкой – ДЕЛАЙТЕ ПЕРЕПОСТЫ, что будет означать Вашу солидарность и единство перед лицом произвола и беззакония чинимого руководством Ингушетии…

 Свобода мысли и слова закреплённая в статье 29 Конституции Рос­сии и являющаяся важнейшим признаком демократического и правово­го государства, позволяет нам обнажить общественно-политическую ситуацию и грубое нарушение Конституции и Законов РФ в Республике Ингушетия. 

Поводом данного Обращения послужило грубое нарушение прав и свобод жителей Ингушетии, а также откровенный произвол и коррупция нынешнего Главы РИ Юнус-бека Евкурова, его брата Увайса и их семейства.

На протяжении последних пяти лет эта шайка, так называемых руководителей Ингушетии, занимается откровенным «распиливанием» бюджета – выделяемого Федеральным центром, факт которого, с 2013 года освещался в различных СМИ – таких как: «Момент истины» А. Караулов, Общероссийская общественно-политическая газета «Moscow-Post» А. Иванов, Сайт «Коррупции.NET» и т.д.

Последней каплей антиконституционного произвола Главы РИ Ю.Б. Евкурова и его «карманного» Верховного Суда РИ стало заточение под стражу общественного и политического деятеля Республики Ингушетия Магомеда Хазбиева.

В Апелляционной  жалобе в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Республики Ингушетия Адвоката Ибриевой Хеди Вахаевны в защиту интересов ч.1 ст.222 УК РФ на постановление Магасского районного суда Республики Ингушетия от 09 апреля 2018 г. о продлении срока содержания под стражей Хазбиеву М.Х. сказано: «…Изучив вышеуказанное, обжалуемое постановление прихожу к выводу о полном несоответствии вынесенного постановления, как нормам материального и процессуального права, а также несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, что является безусловным основанием отмены данного постановления судом апелляционной инстанции по следующим основаниям:

На вопрос защитника в моем лице, имеются ли в материалах дела или иные сведения у государственного обвинения документы, подтверждающие наличие у моего подзащитного одно из следующих обстоятельств:

1. факта продажи принадлежащего на праве собственности подсудимому имущества на территории Российской Федерации?

2. факта наличия за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов?

3. факта наличия гражданства (подданства) иностранного государства?

4. сведения о том, что до избрания меры пресечения имел постоянное место работы или занимался иной предпринимательской или хозяйственной деятельностью.

5. о совершении ранее умышленного преступления, судимость за которое не снята и не погашена?

6. об угрозах со стороны подсудимого наличие угроз свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства с целью фальсификации доказательств по делу?

7. об угрозах родственников, иных лиц со стороны подсудимого свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства с целью фальсификации доказательств по делу?

8. о предложении подсудимым выгод материального и нематериального характера свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства с целью фальсификации доказательств по делу? 9. о предложении самим подсудимым, родственниками, иными лицами со подсудимого выгод материального и нематериального характера свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства с целью фальсификации доказательств по делу?

Государственный обвинитель, указал, что наличие таких сведений у государственного обвинения отсутствуют.

Соответственно необходимо сделать вывод об отсутствии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ. Более того в ходе судебного заседания не были оглашены материалы подтверждающие наличие оснований, предусмотренных ст. 108 УПК РФ. При вышеуказанных обстоятельствах следует прийти к выводу, что в ходе судебного заседания не были установлены, какие именно обстоятельства послужили основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу и сохранилась ли актуальность на момент продления срока содержания под стражей в период судебного разбирательства, так как ни один документ, который подтверждал бы указанные обстоятельства не был оглашен в ходе судебного заседания, государственный обвинитель указал на отсутствие оснований, предусмотренных ст. 108 УПК РФ. А суд не может руководствоваться теми обстоятельствами, которые не были исследованы в ходе судебного процесса. Несмотря на то, что мой подзащитный находится под государственной защитой в Чеченской Республике, в связи с имевшим место в отношении него покушением, дознаватель не предприняла никаких попыток по обращению в МВД ЧР для организации следственных действий, в связи с чем, дознание ведется не объективно, с нарушением вышеизложенных норм законодательства.

Данное уголовное дело расследуется не объективно, при этом по делу имеют место фальсификация доказательств. Так, согласно Приказа начальника ОМВД России по г. Назрань № 17 от 04.02.2015 дознаватель направляется в ОП №1 (по Ленинскому району) УМВД России по г. Грозный для решения вопроса об избрании меры пресечения в отношении Хазбиева М.Х., тогда как 13.03.2015 дознавателем представлено в суд постановление от 27.01.2015 об избрании меры пресечения в отношении Хазбиева в виде подписки о невыезде и надлежащим поведении. Имеющиеся противоречия во времени изготовления постановления об избрании меры пресечения подтверждают факт фальсификации материалов уголовного дела в отношении моего подзащитного. В соответствии с ч. 2 ст. 175 УПК РФ - если предъявленное обвинение в какой-либо части не находит подтверждения, следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, В соответствии со ст. 224 УПК РФ привлечение подозреваемого в качестве обвиняемого предусмотрено лишь в случае нахождения подозреваемого под стражей. Кроме того, Хазбиев М.Х. согласно постановления от 06.03.2015г. необоснованно и незаконно объявлен в международный розыск, ссылаясь на наличие оперативной информации о том, что он находится на территории Украины, г. Киев. Между тем, мой подзащитный Хазбиев М.Х. находился под государственной защитой с 03.02.2015г., в связи с имевшим место покушением на его жизнь. Указанные обстоятельства подтверждаются Копией постановления о возбуждении уголовного дела, копией Постановления о признании его потерпевшим, копией Уведомления об удовлетворении ходатайства Хазбиева М.Х. о предоставлении ему государственной защитой, вынесенные следователем СУ СК России по ЧР.

Таким образом, имеются все доказательства о нахождении Хазбиева М.Х. на территории ЧР под охраной МВД ЧР, и соответственно в силу сложившихся обстоятельств не имеет фактически возможности передвигаться свободно и тем более покидать территорию Чеченской Республики. В связи с чем, доводы дознавателя о том, что Хазбиев М.Х. может воспрепятствовать производству следствия, каким либо образом надуманы и не обоснованы. При этом, согласно ст 210 УПК РФ Межгосударственный розыск объявляется только при условии, что в отношении разыскиваемого лица избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Как известно, в отношении Хазбиева М.Х. не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Из действующей Инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола, утвержденная Приказом МВД РФ N 786, Минюста РФ N 310, ФСБ РФ N 470, ФСО РФ N 454, ФСКН РФ N 333, ФТС РФ 971 от 06.10.2006 следует, что 114. Международный розыск лиц объявляется лишь в том случае, если: 114.1. Получены данные о выезде разыскиваемого лица за пределы Российской Федерации. Между тем, данных о выезде Хазбиева М.Х. за пределы РФ не имеется и в суд они не представлены, в связи с чем, обоснованных данных о том, что Хазбиев М.Х. скрывается от дознания не имеется. В связи с тем, что 27.01.2015г. Хазбиев М.Х. был объявлен в розыск, старший оперуполномоченный ОУР ОП №1 (по Ленинскому району) УМВД России по г. Грозный Мукуев Р.М. задержал его, и он был водворен в ИВС. В тот же день 04 февраля 2015г. начальнику ОМВД России по г. Назрань РИ и начальнику УУР МВД России по РИ направлено сообщение о задержании в порядке ст.91 УПК РФ Хазбиева М.Х. с просьбой подтвердить розыск Хазбиева М.Х. и направить в ОП №1 (по Ленинскому району) г. Грозный дознавателя для решения вопроса об избрании меры пресечения в отношении задержанного Хазбиева М.Х. и необходимые документы, однако, на момент рассмотрения жалобы ответы не поступили. Так же, 05 февраля 2015г. в адрес начальника УУР МВД по РИ Осина С.И. направлено письмо с приложением протокола задержания Хазбиева М.Х. в порядке ст.91 УПК РФ и с просьбой направить постановление дознавателя об освобождении подозреваемого в соответствии со ст. 94 УПК РФ для получения от Хазбиева М.Х. об обязательстве о явке, ответ на который также не поступил. Изложенные обстоятельства подтверждаются Постановлением Ленинского районного суда г. Грозного от 06 февраля 2015г. об отказе в удовлетворении жалобы о признании незаконным задержания Хазбиева М.Х. в порядке ст.91 УПК РФ (протокол задержания от 04.02.2015г.). Как усматривается из содержания ст. 108 УПК РФ если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее, чем за 8 часов до истечения срока задержания. Указанный срок дознавателем Сливной Л. Х. не был соблюден, не имея на то оснований, но при этом, преследуя целью усугубления положения Хазбиева М.Х..

Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 49 Конституции Российской Федерации и ч. 1 ст. 14 УПК РФ). Проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица (пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013г. № 41«О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»). По мнению защиты, суд не может руководствоваться ничем и никем не подтверждаемыми доводами и выносить необоснованное постановление о продлении срока содержании под стражей. Заключение под стражу должно быть законным и обоснованным. Законность заключения под стражу состоит в соблюдении установленной законом процедуры применения исключительной меры пресечения, а его обоснованность – в требовании подвергать человека к аресту только при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ. Произвольное заключение под стражу – серьезное нарушение прав человека.

Как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд РФ необоснованное применение мер, связанных с ограничением прав, гарантированных статьей 22 (часть 1) Конституции Российской Федерации, пунктом 1 статьи 9 и пунктом 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, недопустимо. При решении вопроса о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, суд должен исходить не только из подозрения, что лицо совершило преступление, но и, главным образом, из обстоятельств, оправдывающих его содержание под стражей (возможность оказания давления на свидетелей, опасение, что подсудимый скроется от правосудия, может совершить новое преступление, и т.д.), а также важности предмета разбирательства, сложности дела, поведения обвиняемого и иных факторов (Постановление от 13 июня 1996 года N 14-П; определения от 25 декабря 1998 года N 167-О, от 15 мая 2002 года N 164-О и др.) Согласно правовой позиции Конституционного суда, высказанной в Постановлении от 22 марта 2005 г. N 4-П, при решении вопросов, связанных с содержанием под стражей в качестве меры пресечения, предполагается исследование судом фактических и правовых оснований для избрания или продления данной меры пресечения.

Как следует из представленных суду материалов мой подзащитный ранее не совершал каких-либо преступлений, а также каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (статья 49 Конституции Российской Федерации и ч. 1 ст. 14 УПК РФ). Таким образом, изучив представленные суду следствием материалы, защита не обнаружила в них доказательства, подтверждающие их доводы в связи, с чем и возражает против продления срока содержания моего доверителя под стражей.

В ходе рассмотрения ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей мной был заявлен повторный отвод суду, однако указанное ходатайство судом проигнорировано и это обстоятельство усматривается из протокола судебного заседания, чем допущены нарушения норм УПК РФ, в частности ст. 65 УПК РФ.

Мой подзащитный ранее не судим, являлся руководителем регионального отделения Республиканской партии России - Партии народной свободы (РПР-ПАРНАС). На его иждивении находятся старики родители.

Обвиняемый Хазбиев М.Х. нуждается в лечении заболевания, препятствующего содержанию под стражей. Наличие у Хазбиева М.Х. заболевания органов пищеварения подтверждается консультативной справкой гастроэнтеролога, выданной 10.01.2018 г. , которую прилагаю к настоящему ходатайству, где указано, что Хазбиев Магомед Хамзатович страдает следующим заболеванием; Основной: Неспецифический язвенный колит, активность111 по Трулав, тотальная форма, рецидивирующее течение. Указанное заболевание, согласно указанной справки, подпадает в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания согласно Постановления Правительства РФ от 14 января 2011 г. № 3. Перечень заболеваний, при которых не допускается содержание под стражей, утвержден Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011 г. № 3 “О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений”. В соответствии с Постановлением в перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, входят «Болезни органов пищеварения, приводящие к значительному ограничению жизнедеятельности и требующими длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара». Мной был заявлен отвод судье, в связи с тем, что судья Калиматовой З.М., ранее принимала решение об аресте моего подзащитного и соответственно в противоречие себе иного решения принимать не будет, что говорит о ее заинтересованности в исходе дела. Отвод не был принят.

Далее, судья Калиматова З.М. в ходе судебного разбирательства заявила защитникам: “...я знаю, что вы говорили обо мне во время перерыва, мной будут направлены частные определения в адвокатскую палату для привлечения вас к ответственности….”. Так судья Калиматова З.М. в отметку на заявленный отвод пригрозила защитникам. Такие действия председательствующего не допустимы и дают основания сомневаться в объективности и беспристрастности судьи. Кроме того, Хазбиев частично был лишен возможности полноценного участия при рассмотрении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей, так как связь была плохого качества и Хазбиев нас временами не слышал, в связи с чем, им было заявлено ходатайство о доставлении его в суд, так как воспринимать ход судебного разбирательства посредством видеоконференцсвязи для него было сложным. Суд отказал в удовлетворении его ходатайства. Судом не были проведены прения сторон. После исследования письменных доказательств, суд удалился в совещательную комнату, до этого дав сторонам возможность высказаться с репликой. Суд не дал оценку, представленным мной в суд доказательствам того, что мой подзащитный страдает тяжелым заболеванием. Таким образом, судом при вынесении обжалуемого мной решения допущены нарушения норм ст. 109 УПК РФ, что влечет отмену Постановления суда первой инстанции, в частности обжалуемого мной решения. На основании изложенного в соответствии со ст. ст. 389.1,389.17,389.20 УПК РФ ПРОШУ: Отменить постановление судьи Магасского районного суда Республики Ингушетия от 09 апреля 2018г. о продлении срока содержания под стражей Хазбиеву М.Х.. Рассмотреть ходатайство защиты о применении любой иной, более мягкой меры пресечения, которая соответствовала бы принципу справедливости и гуманизму».

Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Ингушетия отклонила Апелляционную жалобу защиты Магомеда Хазбиева на постановление Магасского районного суда Республики Ингушетия от 09 апреля 2018г. о продлении срока содержания под стражей. Верховный Суд Ингушетии проигнорировал ряд грубых нарушений Конституции и законодательства Российской Федерации.

Магомеда Хазбиева, до настоящего времени, содержат одного в камере для троих, это все равно, что камера-одиночка. Врача нужной ему специализации в СИЗО нет, поэтому надлежащую медпомощь он не получает. Также ему запрещено свидание с близкими родственниками и ограничены встречи с Адвокатом.

 СВОБОДУ МАГОМЕДУ ХАЗБИЕВУ!



Cегодня Руслан рассчитывает на вас

Руслан Албаков-Мяршхи нуждается в вашей помощи с петицией «mhg@mhg.ru: Свободу Магомеду Хазбиеву». Руслан и 55 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.