Халатность и равнодушие работников медицины

0 людей подписали. Следующая цель: 1 000


Из последних новостей: "Проверку Безенчукской ЦРБ от Министерства здравоохранения Самарской области я всё таки дождалась, вызвав своим крайним обращением непонятное возмущение на себя и на свою семью в частности. Результат проверки ни к чему не привёл. Да и понятное дело, что и надеться не стоило бы, но всё же...  я попробовала, я поняла, я иду дальше... 
Из всего того, что наговорили на личной встрече работники Минздрава могу выделить лишь несколько важных факторов... Моего отца спасали как могли, и сделали всё правильно: и бригада скорой помощи приехала как положено вовремя (по их документам за 8 минут), и общались они достойно. Ах, да...и в Самару можно было позже везти...ведь нормативы соблюдены...: на вызов - за 20 минут, до ближайшей кардио-станции - за 12 часов. Всё хорошо, всё упорядоченно, всё по инструкции... и смерть его - лишь стечение обстоятельств; ну судьба такая, и вот так отведено ему..." - естественно это всего лишь моя личная неуместная ирония с их слов... 

А теперь немного подробнее, и по делу: 

Наш вызов поступил на номер, который не подключен к системе записи разговора, 03 - единственный телефон, на котором разговоры записываются, поэтому на вопросы по тактичности диалога с диспетчером нам не удалось получить ответа. 

Сроки доезда первой бригады после моего повторного обращения не изменились. Переделать подделанное видимо невозможно, поэтому как ими и было сказано, так и остаётся: первый звонок - в 00.44 мин, прибытие 00.52. И вот хоть убейся...но было именно так. Кстати, на предоставленную детализацию, нам напомнили о погрешности часов, а также сообщили, что даже если машина ехала 25 минут - максимум - они уложились в норматив. И 5 минут опоздания не играют какой-либо роли... и да, "в любом юридическом месте, ИХ документ будет играть роль. он ведь юридический." В нормы же уложились. Всё отлично. (ирония)
На вопрос: "Почему тогда не торопились в Самару?"  нам тут же не поперхнувшись ответили - "потому что была предоперационная подготовка, в машине всё это делать - ну неудобно". А норматив - 12 часов. Всё хорошо. Не опаздывали. И не опоздали. Не важно же кардиологи её проводят там, на месте, или фельдшера, подшучивая дома. Какая разница ведь, правда? (снова ирония)

Нужно ли говорить и о том, что причину смерти сотрудники узнали лишь на самой встрече, и наговорили, что патологоанатом скорее всего неграмотный работник и к медицине вряд ли имеет какое-либо отношение? На встрече все чётко убеждали о том, что умер папа от инфаркта...вот парадокс. ведь у нас другая информация...Описывать 20 минут бестолкового разговора, думаю, не имеет смысла. Бодаться с медициной - слишком мало сил и знаний. 

Ну, в общем, чётко цитирую слова работников Министерства здравоохранения: "ну сложилось так в книге судеб... вот так вот было Богом отмерено...так бывает". 
Ну а мы...мы пойдём дальше. Пока не знаю куда, не знаю и как. Но мы идём. И ещё поборемся.

Предыстория:

(Обращение 1)

Ночью 27.07.2017 г. наша семья потеряла любимого мужа и отца Демидова Александра Викторовича 1971 г. рождения.В эту страшную ночь, просив о помощи местную Скорую помощь, она также не торопилась. Первый звонок в «Скорую» ГБУЗ СО «Безенчукская ЦРБ» поступил 27.07.2017 г. в 00.40 от супруги Александра Викторовича Демидовой Ольги Юрьевны с мольбой о помощи, объяснив, что у мужа сильная боль в сердце, отдававшая в левую руку. Вызов был принят, и в тот момент показалось, что наша «Скорая помощь» действительно скорая и, сейчас вот-вот «прилетит». Надо сказать, что посёлок у нас небольшой, численность населения на 2017 г. составляет 22618 человек, а расстояние от дома Демидовых до той самой Безенчукской ЦРБ примерно 3, 7 км. – максимум 7 минут езды. Но пройдя это время, звонка в дверь так и не поступило, в 00.48 Ольга повторила звонок с просьбой поторопиться, так как боль в сердце у нашего отца стала невыносимой. Машина снова не торопилась… Тогда был совершен еще один звонок в 00.58. На него диспетчер сухо ответила: «Ну а как Вы хотите? До Вашего дома 5 светофоров». Возникает следующий вопрос: «При звонке в скорую помощь, точно было сказано о сильной, невыносимой в сердце боли. Разве в такие моменты «Скорой помощи» должны быть важны светофоры в час ночи?!» Постараюсь Вам объяснить, в будний день, ночью, машин на улице в нашем поселке почти нет…стоят лишь таксисты по углам, но и тех также немного. Возможно, даже они, успев навернуть несколько кругов по Безенчуку, приехали бы в течение десяти минут. В итоге наша помощь пришла не менее, чем через 25 минут. Врача среди медицинских работников не было. Александру стали снимать кардиограмму. Его супруга сразу же сообщила, что у мужа полная «Блокада левой ножки пучка Гиса» и врачи не раз говорили нам о том, что результаты ЭКГ будут некорректны, но одна из работников, не обращая внимания на слова Ольги (супруги Александра), стала просматривать медицинские карточки за предыдущие года и сравнивать давние результаты кардиограммы с только что сделанной. В это же время, фельдшер скорой помощи попросила меня, дочь Александра, спуститься к машине скорой (а живем мы на четвертом этаже), чтобы взять чемоданчик с медицинскими препаратами. После поставили капельницу и ввели несколько медикаментов. Насколько мне позволяет память, в жестоких муках Александр просил вколоть ему что-то ещё, так как боль не утихала. На что медицинские работники отшучивались «всю аптечку так на тебя потратим», а капельницу, не сумев зафиксировать отдали держать мне, дочери Александра, под предлогом, что фельдшер устал, и сильно затекают руки. Кажется, после осознания того, что они не знают, чем еще ему помочь, ими была вызвана вторая «Скорая» (на первой, как оказалось не было нужных препаратов), на ней также не было врача, приехало ещё два фельдшера. Нам сообщили, что по инструкции его отвезут в Самару (расстояние от дома Александра до Самарского областного клинического кардиологического диспансера 92 км.). В конце концов, проведя дома более 50-ти минут, его завернули в плед, и соседи семьи вынесли его в машину Скорой помощи. При этом машина реанимации в Безенчуке имеется, но видимо воспользоваться ей работники не посчитали нужным. По дороге в г. Самара примерно в районе п. Песочное (где-то 5 км от п.г.т. Безенчук) Александру Викторовичу стало хуже (это заметила не фельдшер, а супруга Александра), оказав некоторые экстренные действия фельдшера попросили развернуть машину обратно в Безенчук. Уже в ЦРБ в приемной покое Александра ждал врач-реаниматор с аппаратом, который запустил сердце отца двумя или тремя разрядами тока. После чего Александра Викторовича подняли в реанимационное отделение, где он сразу же скончался.

Снова возникают вопросы: «Неужели за более полутора часов непонятных действий и бессмысленной возни нельзя было успеть спасти человеку жизнь? Почему диспетчер считал светофоры, а скорая ехала так долго? Почему первая машина не имела нужных лекарств? Почему медицинские работники позволяют себе такое поведение? Почему человека везли в необорудованной машине? И в итоге…почему нетранспортабельных больных “по инструкции” должны везти в Самару? а если и везут, то почему не сразу?».

(Обращение 2)

Ранее на Ваш адрес было направлено обращение с просьбой разобраться в действиях работников скорой медицинской помощи, на что от Вас был получен ответ, в котором Вы сообщаете, что бригада скорой помощи приехала на вызов за 8 мин при первом обращении. Хотя, в обращении четко было указано время вызовов в диспетчерскую СМП. В подтверждении мною сказанного высылаю документ, в котором предоставлена детализация вызовов в день произошедшего, на момент последнего звонка (в 00.58.49 «скорая» ещё не приехала!). На основании этого хочется задать вопросы: «Как Вы проводите проверку своевременности выезда бригады СМП с момента поступления вызова? Ведётся ли запись телефонных разговоров диспетчера?».

Я обратилась к Вам с жалобой на работу скорой помощи в надежде, что Вы, после проведенной проверки и выявления нарушений, наладите работу СМП, а не станете довольствоваться пустым отписком, который Вам предоставляют сотрудники Безенчукской ЦРБ. Исходя из Вашего же ответа можно сделать вывод о том, что у них всё документально подделано, а значит, они и впредь могут выезжать на вызов, когда им вздумается и как вздумается, даже если он срочный и экстренный.

Также, в Вашем письме я не нашла ответ на вопрос «Почему на вызов острой сердечной боли выезжает бригада без нужного набора медикаментов?». Как сообщалось в предыдущем письме, к нам на вызов была вызвана вторая бригада, так как у первой не было нужных препаратов.

Читая далее, вижу, что утверждено то, что медицинская помощь оказана в соответствии с установленным диагнозом, снова встает вопрос «Как был установлен диагноз на момент вызова, если он был известен только лишь после вскрытия через 30 дней со дня смерти?». 

Далее, Вами было сказано о том, что не можете предоставить мне информацию об объеме медицинской помощи Демидову А.В., объяснив это тем, что я не являюсь его законным представителем, НО, я прошу лишь объяснить мне суть работы 4х фельдшеров СМП, чем они помогли и что правильного сделали, исходя из мною перечисленных фактов в предыдущем обращении. Мы будем дальше надеяться на то, что медицинская помощь была оказана правильно, но конкретного признания, что очень замедлительно и с огромным опозданием, мы продолжаем искренне ждать. Не передать и не описать Вам тот осадок, который остался после осознания того, что у Демидова А.В. был шанс на дальнейшую жизнь, но медицинскими работниками был упущен тот «Золотой час».

Поэтому, если бы Вы дали ответ на обращение подобно того, что сломалась машина, не было свободной бригады, перекрыта дорога (машина вынуждена ехать в объезд) – мы могли бы принять эту информацию, как за правдивую, но в данном случае, в Вашем письме, я не увидела нужного ответа, и не понимаю перенаправления в другие компании, так как это Вы должны следить за тактичностью, правильностью и своевременностью выполнения работы СМП.

В итоге Вы не ответили ни на один мой вопрос, не выполнили одну лишь просьбу, а так же как и Безенчукская СМП просто «отписались».

 Скорая медицинская помощь существует для того, чтобы оказывать помощь нуждающимся вовремя, приезжать на вызов как можно скорее, несмотря на наличие светофоров в ночное время суток, а фельдшера просто обязаны брать с собой нужный пакет необходимых медикаментов, а также прислушиваться к сообщениям об имеющихся особенностях заболеваний от близких родственников больного (напоминаю, что у Демидова А.В. была «Полная блокада левой ножки пучка Гиса, из-за чего кардиограмма была некорректна).

Прилагаю документ первого обращения, детализацию вызовов в диспетчерскую 27.07.2017 (номер СМП 8-927-019-24-36, вызовы поступали с 8-927-746-40-89). Прошу ответить на ВСЕ поставленные вопросы в обоих обращениях.

Отец был для меня ВСЕМ, но я это "ВСЁ" потеряла. Задайте себе вопрос "Каково видеть, как на ваших глазах в жестоких муках умирает самый близкий человек, а 4 работника Скорой помощи особо не торопятся и не прилагают усилий его спасти? Каково жить дальше с осознанием того, что эти 4 человека дальше работают в этой сфере и дальше работают ТАК?". 

Я верю, что когда-нибудь я смогу прийти на могилу к папе и сказать, что я смогла доказать их вину и наказать их за полтора часа невыносимых отцовских мук. Пожалуйста, подпишите петицию. Они не спасли жизнь нашему родному человеку, но может быть, теперь не загубят жизни других. Или хотя бы поторопятся и сделают всё возможное для этого.



Cегодня Олеся рассчитывает на вас

Олеся Демидова нуждается в вашей помощи с петицией «У папы был шанс на жизнь...». Олеся и 556 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.