Требуем объективного расследования гибели 17 человек в автокатастрофе ж/д переезде

0 людей подписали. Следующая цель: 100


Летом 2017 года Мирджон Латипов был румяным и уверенным в себе гастарбайтером, добрым, любящим, как и многие из нас, отцом, очень и очень успешным и эффективным в той сфере, в которой обычно работают мигранты из ближней Азии - строительство наших с вами домов и квартир, благоустройства дачных участков. И внезапно, утром 6-го октября, в силу стечения массы случайных обстоятельств, он превратился в вечно тоскующего отца и постоянно страдающего от физических болей человека.

Мирджона мы знаем уже 10 лет, каждое лето он помогал нам по хозяйству, а в последнее время брал с собой единственного сына. В августе ему исполнился бы 21 год, у него была невеста.

Но всё изменилось, когда 6 октября в 3.39 утра на регулируемом переезде около станции Покров Владимирской области, скорый поезд разорвал на части автобус со спящими уставшими людьми, которые возвращались на родину.

Поездка на автобусе давала им возможность сэкономить на дороге, и привезти большую часть их скромного сезонного заработка домой.

Однако многие из тех, кто выжил, лишились не только заработанного тяжелым трудом, но и своих детей, братьев и отцов. Для некоторых эта трагедия стала роковой, когда семьи в одночасье потеряли всех своих кормильцев.

Что произошло?

6 октября 2017 года в городе Покров Владимирской области произошла страшная трагедия – пассажирский поезд сообщением Санкт-Петербург – Нижний Новгород протаранил застрявший на переезде автобус, в котором находилось 58 человек, в том числе несколько детей и женщин. 16 человек погибли на месте, 2-летний ребёнок скончался в реанимации. Из 359 пассажиров поезда никто не пострадал

В реанимационное отделение Владимирской больницы также поступили 2 взрослых мужчин и 5-летняя девочка, которая позднее была доставлена бортом МЧС в Москву в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии.
Водитель автобуса и организатор поездки были задержаны и заключены под стражу.


Вскоре стали появляться подробности трагического происшествия. После того, как автобус заглох на переезде, часть пассажиров вышла из автобуса и попыталась вытолкать его с железнодорожных путей. Водитель, вопреки своим обязанностям, не произвел эвакуацию всех пассажиров, и безуспешно пытался завести автобус. Часть пассажиров осталась внутри – именно они и стали жертвами столкновения. Удар был настолько силен, что поезд буквально разорвал автобус пополам, отбросив салон примерно на тридцать метров от места столкновения и на несколько сотен метров протащив за собой кабину.


Практически сразу после автокатастрофы в российских СМИ появились две противоположные версии событий на покровском переезде:

  • Версия 1. Водитель автобуса проехал на КРАСНЫЙ сигнал светофора, установленного на переезде, после чего автобус заглох на путях. Дежурный по переезду незамедлительно (или как указывалось во многих сообщениях СМИ – «мгновенно») включил заградительный сигнал, но было уже поздно – экстренное торможение, примененное машинистом на дистанции 746 метров (именно так указывается в некоторых источниках), не могло предотвратить столкновение.
  • Версия 2. Водитель автобуса выехал на пути на НЕЗАПРЕЩАЮЩИЙ сигнал, после чего автобус заглох. Какое-то время (по разным данным от 5 до 10 минут) пассажиры пытались вытолкать автобус, затем переезд закрылся, и примерно через 40-45 секунд произошло столкновение. Дежурная по переезду появилась на веранде переездного поста только в момент столкновения поезда с автобусом, заградительный сигнал был подан слишком поздно. 

Очевидно, что первая версия, по сути дела, снимает какую-либо вину за произошедшее с сотрудников ОАО РЖД, а вторая версия возлагает ответственность как на водителя автобуса, так и на дежурного по переезду.
В тот же день, 6 октября 2017 года, представитель Московского межрегионального Следственного управления на транспорте СК России Елена Марковская сообщила, что «следствие рассматривает ряд версий произошедшего, в числе которых — техническая неисправность пассажирского автобуса, нарушение правил дорожного движения водителем автобуса при переезде железнодорожных путей и нарушение сотрудниками железной дороги правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта» - Несмотря на то, что изначально следственные органы озвучили обе версии, из дальнейших сообщений Московского межрегионального Следственного управления на транспорте СК РФ известно о привлечении к уголовной ответственности лишь водителя автобуса и организатора перевозки. Информация о привлечении к уголовной ответственности сотрудников ОАО РЖД от следственных органов не поступала.

Такое направление расследования автокатастрофы под Покровом является вполне закономерным. Вскоре после происшествия представители УМВД по Владимирской области озвучили версию о проезде автобуса на красный сигнал светофора: «По предварительной информации, автобус выехал на запрещающий сигнал светофора, в результате чего произошло столкновение с поездом» (сообщение ИТАР-ТАСС, 5.21 утра). Эта информация была многократно продублирована в различных СМИ и затем стала преобладающей интерпретацией событий.


Однако реальная картина трагедии, а именно выезд автобуса на открытый переезд и его нахождение там в течение нескольких минут до поступления сигнала и закрытия переезда, была слишком очевидной. В первые часы, когда еще не была окончательно сформирована версия об исключительной вине водителя автобуса, в российских СМИ появилась информация, однозначно указывающая на соблюдение водителем правил при пересечении железнодорожного переезда. Интересно, что первым публично заявил об этом представитель самих железнодорожников – Владимир Викторович Мягков, начальник службы корпоративных коммуникаций Московской железной дороги. В своем интервью телеканалу Россия 24 (время трансляции новостей – 9.21 от 06.10.2017) Мягков сказал буквально следующее: «Автобус ехал на незапрещающий сигнал светофора и заглох он на путях непосредственно, за то время, пока он находился на путях… предпринимались попытки завести его, некоторые говорят о том, что пассажиры пытались его вытолкнуть…». По всей видимости, официальная позиция ОАО РЖД относительно причин трагедии на момент интервью не была еще сформирована, и В.В.Мягков допустил досадную ошибку, рассказав на камеру о реальной картине событий. Спустя некоторое время на место происшествия прибыл начальник Московской железной дороги, Владимир Ильич Молдавер, который немедленно опроверг слова своего подчиненного: «Сначала включаются красные огни светофора, через определенное время закрываются шлагбаумы. И вот когда были красные огни светофора, этот автобус выехал на переезд и заглох». Слова В.И.Молдавера были растиражированы множеством СМИ, главным образом федеральными каналами российского телевидения и стали официальной версией ОАО РЖД, от которой ее представители больше не отступали. Интервью Мягкова осталось лишь в утреннем выпуске новостей.

Днем 6 октября журналисты получили доступ к очевидцам событий – пассажирам автобуса. Напуганные возможными правовыми последствиями ДТП (большинство трудовых мигрантов работали в России нелегально) и плохо говорящие на русском граждане Узбекистана либо не хотели, либо не могли дать связное описание ночных событий. Среди пассажиров автобуса нашелся лишь один человек, который, отвечая на вопросы губернатора Владимирской области С.Ю. Орловой, рассказал на камеру о деталях ДТП.

Орлова: Вы то проехали переезд, шлагбаум закрылся. И там уже шел поезд. Она же кричала вам сверху?
Пассажир автобуса: Нет, «поезд» вообще не кричала.
Орлова: А дежурная там..?
Пассажир автобуса: Нет, дежурного вообще там не было (слова также подтверждает другой очевидец). Дежурная после удара вышла, лично я к ней подошел, говорю, все там кричат, помогите… Вот я ей сказал – звоните в скорую. Она стоит… ничего не может делать. Она уже замерзла - вот так, это всё увидела. А потом, через пару минут, «да-да-да» сказала, дверь открыла, зашла, через минуту вышла и сказала – «я вызвала скорую, сейчас будет скорая».
Орлова (повторяет вопрос): А сверху она кричала вам – «выходите из автобуса?»
Пассажир автобуса: Нет, никто не кричал «выходите из автобуса»
Орлова: А вы вышли сами и толкали просто?
Пассажир автобуса: Да, толкали, водитель сказал – «давайте толкать, он не заводится, аккумулятор слабый, давайте толкаем, ребята».
Орлова: А остальные спали в автобусе?
Пассажир автобуса: Кто вот эти вышли, они толкать вышли, кто не толкал, они уже все там в автобусе, уже ушли туда. Вот так получилось.

Из описания очевидца событий следует, что дежурная, во-первых, отсутствовала на веранде переездного поста в период, предшествующий столкновению, и не принимала никаких мер по устранению препятствия на переезде, а во-вторых, после столкновения находилась в состоянии шока от произошедшего – «она уже замерзла».
Впрочем, далеко не все российские СМИ повторяли и укрепляли версию о причинах автокатастрофы, созданную ОАО РЖД при поддержке органов внутренних дел Владимирской области.
Телеканал «Звезда» опубликовал приведенную выше запись диалога губернатора с пострадавшими, из которой становится понятно, что дежурная либо не видела, что на ее посту произошла внештатная ситуация, либо настолько растерялась, что не смогла исполнить свои должностные обязанности.
Журналисты газеты «Московский комсомолец» по свежим следам сумели пообщаться с бригадиром дорожных рабочих: «Дежурная теперь пойдет под суд, - безапелляционно заявляет бригадир дорожных рабочих. По своим каналам я узнал, что она с большим опозданием включила заградительный сигнал. То ли спала в это время, то ли отлучилась с рабочего места».
Подмосковный телеканал 360 нашел проводницу поезда №60, указавшую на приблизительный тормозной путь до момента столкновения: «Машинисты поезда за метров 300, начали тормозить, в конце поставили управление на автомат».

Однако самые веские доказательства вины ОАО РЖД предоставили рядовые сотрудники корпорации, имеющие неосторожность открыто общаться на крупнейшем железнодорожном форуме www.scbist.com

Смотрите - тут.

Их, в первую очередь как профессионалов, интересовали причины автокатастрофы на железнодорожном переезде, а также степень ответственности их коллег. Короткое профессиональное расследование обстоятельств происшествия, проведенное пользователями форума, не оставляет сомнения в виновности дежурной по переезду. Пользователь форума под ником sibic выложил в открытый доступ сканы документации АПК-ДК - аппаратно-программного комплекса диспетчерского контроля (впоследствии им удаленные). Другой форумчанин создал текстовую версию документации, на основе которой участники форума делают однозначный вывод о том, что заградительный сигнал был подан дежурной за 15-16 секунд до столкновения поезда с автобусом. Пользователь sibic также указывает на то, что дежурная спала в тот момент, когда автобус застрял на переезде, указывает скорость поезда №60 до начала экстренного торможения (114 км/ч) и во время столкновения (90 км/ч). На форуме выложен и еще один документ – объяснительная записка дежурной по переезду относительно ее действий ночью 6 октября. Теперь, наряду с двумя другими возможными виновниками трагедии – водителем Нургали Сармановым и организатором поездки – Байдуллой Налтаевым известно имя и дежурной по переезду, допустившей столкновение поезда и автобуса – Шубина Надежда Алексеевна (ветка форума с обсуждением ДТП).


Следствие по делу о резонансном ДТП, которое вызвало широкую общественную реакцию в России и за рубежом (соболезнования родственникам погибших и Президенту России выразила канцлер Германии Ангела Меркель) ведется в течение десяти месяцев. Имеются факты затягивания дела со стороны следственных органов. Более четырех месяцев к уголовному делу не были приобщены акты судебно-медицинской экспертизы погибших в ДТП. Запросы законных представителей пострадавших игнорируются следователями. Сотрудники железной дороги к ответственности привлечены так и не были, хотя следственные органы должны располагать значительным объемом фактов, позволяющих восстановить картину буквально посекундно и выявить всех виновных в ДТП.


Позиция официальных представителей ОАО РЖД остается неизменной. Никакой вины за гибель 17 человек и сокрытие фактов от общественности менеджмент компании не испытывает. В ответах указывается на то, что следствие не закончено, и в России существует презумпция невиновности, и при этом возлагается вина за трагедию на компанию-перевозчика (!): «перевозку пострадавших осуществляла компания, которая оказывала услуги без лицензии и чей автобус был в неудовлетворительном техническом состоянии, что и привело к трагедии» (Начальник службы корпоративных коммуникаций МЖД В.В.Мягков - тот самый, который нечаянно выдал «корпоративную тайну» о соблюдении водителем автобуса правил дорожного движения).

Верхом цинизма менеджеров ОАО РЖД являются их предложения пострадавшим в автокатастрофе. В своем письме представитель Московской железной дороги И.В.Волкова сообщает родителям погибшего в ДТП юноши, что они могут явиться из Бухары в Москву для получения «компенсации морального вреда во внесудебном порядке». При этом отец мальчика является одним из трех человек, чудом выживших в искорёженном автобусе и ставший инвалидом, мать – безработной, потерявшей сразу двух кормильцев. Сообщать размер компенсации представители ОАО РЖД отказываются. Впрочем, можно предположить, что этот размер не превышает сумму, которую получают родственники погибших в результате судебных исков к ОАО РЖД – 10-35 тысяч рублей. То есть приблизительная стоимость одного авиабилета из Бухары в Москву.

 

Что мы требуем?


Требуем объективное расследование фактов, приведших к гибели 17 человек, привлечения к уголовной ответственности сотрудников ОАО РЖД, виновных в столкновении поезда с автобусом, а также выплаты соразмерной компенсации морального вреда пострадавшим в ДТП и семьям погибших.



Cегодня Мария рассчитывает на вас

Мария Лебедева нуждается в вашей помощи с петицией «Требуем объективного расследования гибели 17 человек в автокатастрофе ж/д переезде в Покрове». Мария и 26 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.