У нас была дочь... Залечена до смерти...

0 людей подписали. Следующая цель: 100


 

У нас  была дочь... Залечена до смерти...

15.07.2017 исполнится ровно год с момента смерти нашей дочери... Мы продолжаем воспитывать свою внучку, оставшуюся без матери. Отец девочки уже много лет уклоняется от уплаты алиментов. Заявление, написанное и поданное в Следственный комитет во Всеволожском районе, на наш взгляд, не возымело никакого эффекта. Залечившие до смерти нашу дочь врачи так и остаются без наказания. Стороннему человеку, не видевшему весь тот ужас, через которой нам пришлось пройти, тяжело да и не очень хочется разбираться в том, что происходило. Такую же позицию наверно заняли и сотрудники Следственного комитета: девушка уже умерла, ее не вернуть, зачем вы сюда ходите? 

Мы хотим справедливости! Такое, не приведи Господи, может случится с каждым! Не будьте равнодушными - помогите нас услышать и поддержите наше намерение восстановить справедливость! Такие врачи не должны лечить ни нас, ни Вас, ни Ваших близких!

Я постараюсь катко изложить все произошедшее как могу:

В 2007 году в Российском научно-исследовательский нейрохирургическом институте им. проф. А.Л. Поленова (далее по тексту - «Институт им. Поленова») у нашей дочери Ксении (Логунова Ксения Геннадьевна) была выявлена злокачественная опухоль мозжечка головного мозга и метастазы. В том же году и в том же институте была произведена операция по удалению выявленной опухоли. С августа по октябрь 2007 года там же производилось облучение для устранения метастаз.  Химиотерапию не проводили.

С момента  указанной операции в 2007 году по 2012 год по нарастающей шла гидроцефалия головного мозга, так называемая водянка.

01 октября 2012 года в тяжелейшем состоянии Ксения была госпитализирована в  Ленинградскую областную клиническую больницу (далее по тексту - «ЛОКБ»).  Изначально ее отказывались принимать  в стационар и сделали это только благодаря нашим уговорам. 

10.10.2012 года Ксению перевели из ЛОКБ в институт им. Поленова для установки шунта. 15.10.2012 года — осуществляется установка  шунта.  В ночь с 20 на 21 октября  происходит резкое ухудшение. 22 октября Ксения перестала ходить и разговаривать. 23 октября врачи провели правку шунта (видимо сочли, что он был неправильно установлен). Есть подозрение, что шунт изначально был не новый. Стоимость его нам не известна, но можем лишь предположить, что врачи, в целях наживы или экономии, установили то, что было, не переживая о том, подходит ли это пациенту по размерам и параметрам. Документам могли сделать так, что сейчас и концов не найти.

27.10.2012 – произошел первый кратковременный судорожный синдром левой половины туловища. МРТ  врачи отказались проводить, хотя заявление с просьбой было написано.

01.11.2012 года – Ксения выписана домой.

В ноябре 2012 года в ЛОКБ мы за свой счет сделали Ксении  МРТ головного мозга, которое показало наличие субдуральной гематомы, что хоть и косвенно, но свидетельствовало о том, что скорее всего шунт изначально был  установлен  с нарушениями, которые и повлекли  уже как минимум такое последствие.

Судорожные синдромы стабильно начали происходить по 2-3 раза в месяц.

В мае 2013 года Ксению снова госпитализировали в институт им. Поленова по вопросу удаления гематомы. Пронаблюдали, не выявили увеличения гематомы и выписали «под наблюдение» по месту жительства, что предполагало явку на осмотры. Осмотры и наблюдение фактически на проводилось! Мы с Ксенией сами приходили на осмотры, но нас отправляли в ЛОКБ. В ЛОКБ должного внимания не уделяли. Все было формально.

15.08.2015 года – запала помпа шунта. Стали нарастать признаки появления гидроцефалии  головного мозга (отека головного мозга).

03 сентября 2015 –  сделали МРТ  в ЛОКБ, которое показало ухудшение состояния по сравнению с предыдущими исследованиями. У Ксении начались периодические провалы  в памяти, нарушилась  координация движений.

В октябре 2015 года мы обратились к нейрохирургу в ЛОКБ.  Нас направили в ГБУЗ ЛО "Всеволожская клиническая межрайонная больница» (далее по тексту - «ВКВБ»), но там нет ни нейрохирурга, ни возможности наблюдать за такими пациентами, ни, тем более, их лечить.

21.12.2015 года «с боем» положили Ксению в ВКВБ в отделение терапии. Возможности сделать МРТ там нет, должного обследования не проводилось, состояние Ксении продолжало ухудшаться.

28.12.2015 года по нашим просьбам и настоятельным требованиям руководство ВКВБ организовало выезд в ЛОКБ для проведения МРТ. Исследование показало ужасающую картину значительного ухудшения результатов по сравнению с предыдущим МРТ: шел воспалительный процесс по неизвестной причины, у врачей возникло подозрение на рассеянный склероз.

29.12.2015 года мы предоставили в институт Поленова  данные МРТ от сентября 2015 года и последнее (28.12.2015 года). 30.12.2015 дают ответ, что шунт в порядке (шунт из желудочка не вышел, метастаз нет, рецидива опухоли в мозжечке нет, имеет место быть какой то неврологический статус заболевания и это не в их компетенции – «идите к неврологам» («нейрохирургического тут ничего нет»).  На заявление о том, что западает помпа шунта, никак не отреагировали, на обследование не положили.

14.01.2016 года обратились в институт  им. Поленова с просьбой провести обследование на предмет проверки функционирования шунта, но нам отказали.

14.01.2016 года через руководство ВКВБ и ЛОКБ принято решение госпитализировать в ЛОКБ.

С 14.01.2016 по 18.01.2016 года ничего существенного не делалось.

18.01.2016 года по нашему требованию провели очередное МРТ, которое  показало еще большее ухудшение воспалительного процесса, но наличие рассеянного склероза не подтвердилось. Наличие опухоли головного мозга и метастаз не подтвердилось.

28.01.2016 года Ксения переведена в Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова (далее по тексту – «1МЕД») для уточнения диагноза и проведения люмбальной функции.

30.01.2016 года наступило резкое ухудшение (в организм Ксении ввели те  лекарственные препараты, на которые у нее была аллергия, причем аллергия  была выявлена еще в детстве и информация об этом должна была быть в истории болезни).

01.02.2016 года делают МРТ, которое показывает  еще большее ухудшение состояния – сильнейшие воспалительные процессы, снова появление гидроцефалии.

В 1МЕД было поставлено около 11 диагнозов, в том числе связанных с онкозаболеваниями. Методом исключений пришли к диагнозу: вероятный церебральный васкулит (остальные не подтвердились).

02.02.2016 года – проводят люмбальную функцию, которая показала превышение содержания белка в ликворе, что более чем в 20 раз выше допустимой нормы и что указывает на то, что шунт забит этим веществом.

На очередное заявление о проведении ревизии шунта получили отказ.

В течение 5 (пяти) дней провели терапию, после чего состояние Ксении улучшилось.

20.02.2016 года Ксения переведена в реабилитационный центр Клинической Больницы Святителя Луки для реабилитации. Пробыла там до 15.03.2016 года. Во время пребывания там, ориентировочно  09.03.2016-10.03.2016 года снова началось ухудшение состояния – начала падать в связи с нарушением координация, продолжались судороги.
После 15.03.2016 года обращались и в 1МЕД, и в ЛОКБ, и в институт им. Поленова с просьбой проверить шунт – провести дообследование, но везде были отказы.

14.04.2016 года – снова госпитализации ЛОКБ.

15.04.2016 делаются очередное МРТ, которое констатирует отсутствие онкологии, но подтверждает наличие непонятного воспалительного процесса и отек головного мозга большей чем был зафиксирован ранее, усиление  гидроцефалии.

23.04.2016 года, а затем повторно 24.04.2016 года – Ксении проводят люмбальную функцию.

26.04.2016 года – проводится  ПЭТ (вид исследования): выявило  злокачественную опухоль мозжечка и метастазы. Однако, 27.04.2016 года снова проводят  МРТ, которое говорит обратное: нет ни опухоли головного мозга, ни метастаз, а нарастание гидроцефалии.

30.04.2016 года – врачи отменили лечение, начали новое препаратом, который Ксении противопоказан по реакциям (аллергия). Наступило резкое ухудшение. Перестала ходить, стала плохо разговаривать и многое другое.

Ориентировочно после майских праздников, ориентировочно с 10.05.2016 года по 17.05.2016 года, Ксению переводят в реанимацию. Визуально видно, что помпа шунта окончательно запала. Наша дочь еще находилась в сознании, но на ноги больше уже не встала, общалась только глазами, тело периодически били судороги, кожа покрылась аллергической сыпью. Нами писалось огромное количество заявлений с просьбой провести проверку работоспособности шунта, но все тщетно.

МРТ от 16.05.2016 года показало  усиление гидроцефалии наружной и внутренней. При нормально установленном шунте этого происходить не должно. Метастаз и опухоли в мозжечке не зафиксировано.

20.05.2016 – выявлен воспалительный процесс мочевого пузыря. Лечащие врачи снова помещают Ксению в Реанимацию до 24.05. Где то в этот промежуток времени, врачи ЛОКБ при свидетелях говорят, что у Ксении «болезнь Жанны Фриске». После 24.05.2016 года Ксения вся покрывается сильнейшей сыпью и у нее очень сильная отечность всего тела.

30 мая 2016 года, в тайне от врачей, нам удалось в соседнем с ЛОКБ медицинском учреждении (Клиническая больница № 122 им. Л.Г.Соколова ФМБА Росси – «122МСЧ») сделать Ксении независимое платное МРТ, которое показало отсутствие опухоли и метастаз, но показало наличие гидроцефалии  достаточно серьезного порядка и воспалительный процесс в головном мозге неизвестной природы.

До 02.06.2016 года — состояние было переменчивое, но продолжало ухудшаться. Врачи сказали, что снова заберут в реанимацию. Мы видели, что после каждой реанимации состояние только ухудшалось.

По нашей инициативе и по согласованию с руководством ГБУЗЛО «Токсовская районная больница» (далее по тексту – «Токсовская больница»), которая согласилось оказать помощь в переводе Ксении в институт им. Паленова для проверки шунта и его возможной замены, 02.06.2016 года организовано перемещение Ксении  (госпитализация) в отделение неврологии Токсовской больницы.

Руководство Токсовской больницы в итоге не выполнило своих обещаний по переводу ее в институт им. Поленова или в какую-либо другу специализированную клинику (о чем написано огромное количество заявлений). Фактически она лежала на отделении без должного лечения до 24.06.2016 года.

17.06.2016 года, без согласования с родными, консилиум врачей: профессор Заславский (заведующий отделением неврологии ЛОКБ), нейрохирург Драгун (заведующий отделением нейрохирургии ЛОКБ), Ломтева (заведующая отделением радиологии ЛОКБ) приняли решение перевести Ксению в хоспис в поселок Морозовка. В вердикте написали, что шунт работает исправно.

24.06.2016 года — в наше отсутствие (и без нашего ведома), пока мы были были в институте им. Поленова и решали вопрос о переводе Ксении  туда, 11-летняя внучка Алиса была возле матери по уходу. В палату пришли сотрудники скорой помощи чтобы увезти Ксению в хоспис на полеативное лечение. Маленькая девочка не дала увести беспомощную маму.

Но в тот же день 24.06.2016 — на той скорой, на которой должны были везти Ксению в хоспис Морозовки, ее вместе с нами по нашему настоянию везут делать МРТ в институт Поленова. МРТ опять подтвердило все тоже, что и МРТ, сделанное ранее в 122МСЧ. Врач Семен Андреевич (при осмотре пациентки после МРТ) вслух в присутствии нас с супругом, а также других присутствующих врачей сказал (констатировал) что ШУНТ НЕ РАБОТАЕТ!!! Но никому это было не интересно. Оставить в институте Поленова не дали и насильно повели в хоспис.

По приезду в Морозовку беспомощную Ксению выкатили на каталке из кареты скорой помощи и оставили на улице под дождем возле машины. Пока мы с супругом писали отказ от госпитализации в этом учреждении, она все это время находилась на каталке под дождем, а сотрудники скорой стояли в отдалении. Когда мы с супругом  вернулись к машине и увидели эту картину, мы попытались завезти носилки обратно в машину с моросящего дождя, водитель кареты скорой помощи и охранник (140-килограммовый исполин) оказали сопротивление (охранник нанес несколько ударов резиновой дубинкой нам старикам) при этом девушка фельдшер и санитар скорой стояли в стороне посмеиваясь и снимая происходящее на телефон, комментируя это: «Вы ее сейчас уроните…», «мы не такси…", "освобождайте носилки и уезжайте как хотите…». Со слов этих людей, это все происходит по распоряжению главврача Токсовской больницы.

В результате долгих препинаний скорая все таки довезла нас домой. Все это приисходило с 15 часов дня для до 2 часов ночи.

С 25.06 до 15.07.2016 Ксения находилась находилось дома, отеки прошли, сыпь прошла, судорог не стало, начала открывать глаза, появилась подвижность рук и ног. В этот период мы тщетно искали возможно определить ее на лечение в клинику, где ее бы именно лечили, и как минимум решили бы вопрос с неработающим шунтом.

15.07.2016 года Ксения умерла… Умерла на наших руках…

Момент смерти был зафиксирован на камеру корреспондентами «Лайф 78» (так они представились).  Прессу мы не вызывали, они сами позвонили и сказали что приедут взять интервью. Мы не стали возражать и отказываться от любой помощи. Но в итоге никакого репортажа на телевидении так и не появилось.
От вскрытия патологоанатомами во Всеволожском районе мы отказались, так как они по нашему мнению подчинены ЛОКБ. Но несмотря на это врачи ЛОКБ выдали справку: «заключение о смерти»,  заверенную глав врачом Токсовской больницы,  о том, что причина смерти — заболевание: раковая кахексия, медулло-бластома.

21.07.2016 года - написали заявление в Следственный комитет Всеволожского района. По этому заявлению было назначено судебно-медицинское исследование, которое показало что «род смерти не установлен» (причина смерти не установлена). То есть не подтверждено наличие рака!!!

Заявление, поданное в Следственный комитет, скорее всего одиноко лежит в деле, покрываясь пылью. Не уверены, что документы по данному поданному вопросу, вообще в дело попали, никуда не потерявшись. Не происходит ровным счетом ничего!

Мы уже старики, у моего супруга  буквально месяц назад случился инсульт, у меня тоже выявили опухоль  левого надпочечника и 10 узлов в щитовидной железе. Все это результат пережитого. Мы воспитываем 12-летнюю внучку  Алису, которая  осталась без мамы. Девочка перенесла сильнейшее потрясение и до сих пор не может прийти в себя. Ее биологический отец в течение последних 7 (семи) уклоняется от уплаты алиментов. Мы еле сводим концы с концами. Над нами издевается наше ТСЖ (ТСЖ «Воин-МС»): коммунальные платежи начисляются незаконно завышенные с огромным количеством нарушений и ошибок. Пока мы бились за жизнь дочки ТСЖ через Всеволожский городской суд Ленинградской области просудило долг.

В суде первой инстанции мы пытались самостоятельно, без привлечения юристов, отстоять свои права и законные интересы, но не имея юридических познаний, не смогли донести до суда свою позицию. На момент, когда слушалось дело, Ксения еще была жива, но находилась в крайне тяжелом состоянии и все силы и скудные денежные средства были направлены на лечение и поддержание дочери. Привлечь юриста для ведения дела не было материальной возможности.

В апелляцию мы пришли уже с юристом, но суд отказал в удовлетворении всех ходатайств: не дал представителю ознакомиться с делом и, тем самым, подготовиться и сформировать правовую позицию. Суд также не счел должным по ходатайству представителя запросить дополнительную сведения и доказательства, так как в первой инстанции мы практически ничего не смогли сделать по причинам указанным выше.

Вместе с тем,  в выставляемых нам счет-квитанциях имеют место быть неточности:

• в разных квитанциях указаны разные площади, на основании которых рассчитывается ОДН (платеж на общедомовые нужды);

• начисление платежей за горячее и холодное водоснабжение осуществляется не по приборам учета, установленным у нас еще застройщиком, а по правилам, как если бы их не было;

•  природу некоторых начислений (а вернее их размер) не возможно понять (принцип ценообразования);

• в ряде случаев платежи начислялись из учета 4(четырех) человек вместо 3 (трех);

• ТСЖ до сих пор не заключило с нами договор о содержании и ремонте общего имущества в многоквартирном доме как того требует закон, хотя мы неоднократно обращались с таким требованием к ТСЖ;

Все, что указано в этом тексте мы можем подтвердить документально.

Пользоваться компьютером и интернетом мы не умеем, помогают знакомые.

1.       Помогите, пожалуйста, найти и привлечь к ответственности тех, кто повинен в смерти нашей дочери;

2.       Окажите содействие по вопросу давления на нас со стороны ТСЖ (мы уверены, правление ТСЖ мошенничает при начислении коммунальных платежей).

 

 

С уважением,

Панкратова Серафима Алексеевна



Cегодня Павлов рассчитывает на вас

Павлов Виталий нуждается в вашей помощи с петицией «Следственный комитет РФ: У нас была дочь... Залечена до смерти...». Павлов и 68 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.