Халатность врачей, повлекшая смерть младенца

Халатность врачей, повлекшая смерть младенца

0 людей подписали. Следующая цель: 5 000
Когда эта петиция соберет 5 000 подписей, она вероятнее всего сможет заинтересовать локальные медиа!
Руслан Фахрутдинов создал(а) эту петицию, адресованную Прокуратура и

Прошу придать огласке. 

"Какой у вас крепкий мальчик! - удивлялись врачи. - Выдерживает процедуры и борется за жизнь сильнее, чем взрослые". Да, Марат был очень крепким, он казался самым сильным из всех, кто родился в тот день. Наверное, поэтому он смог продержаться целых четыре дня. И сейчас я думаю: как же можно было такого сильного мальчугана загубить одним ленивым росчерком пера, как можно было оборвать его жизнь в самом начале? Все же шло просто идеально. Жена - Ирина - ходила в женскую консультацию как по часам, и все анализы были безупречными. Вообще никаких проблем, не было даже мысли идти на платные роды, потому что - ну зачем? Только на 37 неделе после КТГ (если кто не знает, это кардиотокография - на живот цепляют датчики и слушают, какие реакции у малыша) в женской консультации сказали, что есть подозрения на гипоксию (нехватка воздуха малышу). Ну, мы люди послушные, отправились в 20 больницу. Но там Ирине на скорою руку сделали КТГ. "Да в этих женских консультациях вечно паникуют, перестраховываются, - уверенно говорила нам врач Антоновна И.А. - Ступайте домой и ни о чем не беспокойтесь". Перед этим она тоже провела нам КТГ, всего минут на 10 (как мы позже узнали, надо было подольше, но врач почему-то не стала этого делать). И мы пошли домой. Врачу же виднее! Антонова И.А. - доктор с большим стажем, опытный, - такие отзывы были о ней в интернете. Что же мы будем с ней спорить? Все повторилось через неделю. Опять в женской консультации забеспокоились: сильные подозрения на гипоксию, а в 20 больнице та же Антонова И.А. снова с теми же словами, с тем же КТГ за 10 минут отправила нас домой. Когда все повторилось в третий раз, еще через 5 дней, мы уже всполошились. Через 17 дней после первого нашего визита Антонова И.А. в третий раз отказалась класть Ирину в больницу. Она посоветовала Ирине идти домой, подождать несколько дней, пока начнутся схватки. Но тут уж не выдержал я: позвонил всем знакомым, какие есть, добился, чтобы жену все же госпитализировали. Положили Ирину в 20 больницу. "Конечно, конечно, - успокаивали меня в отделении, - сейчас все проверим, сейчас во всем разберемся, сейчас..." Кто же знал, что надо лично стоять и проверять, как они разберутся? Врач же не я, а они. Ничего не сделали. Весь первый день брали анализ крови. Второй день снова делали это бесполезное КТГ на 10 минут. И лишь на третий их что-то торкнуло. Не знаю, что уж там у них случилось - а только на третий день они, наконец, сделали КТГ на 50 (!) минут и, наверное, увидели что-то такое, что прибежал завотделением. Срочно прокололи пузырь - а там: зеленые воды. То есть выброс мекония произошел у малыша. Срочно на операцию! Ну так и есть - действительно (вот же кто бы мог подумать!) у малыша гипоксия, он начал там, в утробе, открывать рот, наглотался мекония, легкие забились, началось воспаление - и пошло! Сразу маму в реанимацию, младенца в реанимацию, а у него там - ожоги легких страшные. В отделении, похоже, так и не сообразили, что загубили малыша. "Ничего, не волнуйтесь, легкие мы ему подлечим!" - успокаивала меня врачиха из отделения. Как же, подлечим. Теперь-то все, что упустили там, на верхних этажах больницы, исправлять досталось реаниматорам - вот святые люди, сколько же на них валится, и как же геройски они со всем справляются. Вот к этим людям у меня вообще никаких претензий нет: видел, как они работают, всем бы так. Четыре дня я провел там. У малыша не справлялись легкие, это потянуло за собой сердечную недостаточность, потом отказали почки, потом началось поражение головного мозга. "Мы начнем делать диализ, шанс есть, но не велик", - говорили врачи. Что ж, мы были готовы ко всему, лишь бы наш любимый Марат выжил. Но он не сумел. На четвертые сутки из реанимации позвонили и сказали, что наш сын умер. Реаниматоры выразили соболезнования. Они говорили так, будто это они не справились. С верхних этажей, где нас беззаботно уверяли, что все в порядке, никто даже не позвонил. Ни слов утешения, ни сожаления, ни раскаяния - ни-че-го. "Ну, такой редкий случай, ну кто бы мог подумать?" - потом скажут мне там, когда я приду за бумагами. В такие моменты хочется кричать. "Что значит: кто?! Женская консультация не вам ли три раза (!) громко об этом говорила? 19 дней вы ничего не делали!" Я понимаю, если бы в больнице не было мест (точнее, не понимаю, все равно надо было класть) - но в отделении были места. Жена лежала одна в четырехместной палате. Почему нельзя было ее госпитализировать сразу? Зачем вы отняли у нас ребенка - здорового, прекрасного нашего сына? Я потом спрашивал у зам. главврача: "А если бы мы, как нам и советовала Антонова И.А., ушли бы домой и дожидались схваток - ребенок бы умер в утробе?" Врач кивнул. Вот, наверное, всем было бы хорошо: и статистика бы не пострадала, умер вне стационара, ну, наверное, родители сами виноваты.

Я собрал бумаги, я подал заявления в Следственный комитет, прокуратуру и т.д. Я буду требовать справедливости. По справедливости люди, которые довели до этого, должны нести ответственность. Потому что как-то слишком легко у нас относятся к человеческой жизни. Мне в Следственном комитете сказали: "Вы же понимаете, ребята, в 20 больнице каждый год 20 младенцев умирает, и каждый год возбуждается всего одно уголовное дело о халатности в отношении врачей". Это тяжело. 9 дней с момента смерти нашего малыша. В такой момент ходить куда-то, собирать бумаги, писать заявления, доказывать что-то, еще раз это переживать - это тяжело. Но это надо делать. Надо рассказать знакомым, прессе, чтобы уже как-то пронять эту систему. Система же своих не сдает, мы знаем.*** Наш сынок родился 19.06.2019, умер 23.06.2019.

0 людей подписали. Следующая цель: 5 000
Когда эта петиция соберет 5 000 подписей, она вероятнее всего сможет заинтересовать локальные медиа!