Защитите мужчин от ложных доносов о педофилии

0 людей подписали. Следующая цель: 2 500


По мере роста блуда, прелюбодеяния, разводов, повторных браков с разведенными растут случаи преступлений на сексуальной почве, но что самое неприятное для мужчин - растут и случаи ложных обвинений в изнасилованиях и педофилии. Увы, в наш век духовно и нравственно деградируют не только мужчины, но и женщины, ныне способные из мести, корысти, зависти  и т.п. обвинить мужчину не только в изнасиловании, которого не было, но куда более страшном грехе как педофилия. Случаев заведомо ложных обвинений в педофилии уже очень много, и только единичные эпизоды становятся достоянием гласности, поражая своей абсурдностью.

Так в мой дом постучалась беда. Моего мужа Дениса Александровича Краскина, 1991 г.р. обвиняют в совершении преступления по п."б" ч. 4 132 УК РФ "Насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста". В качестве "потерпевшего" выступает шестилетний мальчик! Мой муж служит в звании сержант, должности командира отделения стрелковой роты (снайперов) в 155 отдельной бригаде Морской пехоты Тихоокеанского флота. В качестве «тяжелого» снайпера мой муж выполнял особо сложные боевые задачи в Сирийской Арабской республике, представлен к награждению медалью «За отвагу». Проходил обучение в школе снайперов г. Хабаровска в 2015 – 2016 году, по роду своей службы проходил обследование у психологов, военно – врачебную комиссию, в том числе врача психиатра. Имеются результаты психологических исследований по службе с 2015 по 2019 год, которые оцениваются специалистами на высший балл.  Ранее принимал участие в выполнении боевых задач в Аденском заливе. Мой муж – кандидат в мастера спорта по пауэрлифтингу, имеет высшее образование. Все знакомые и друзья, сослуживцы и командование части знают моего мужа как достойного гражданина, настоящего мужчину, смелого, сильного и справедливого человека. Того, в чем его обвиняют, просто не могло произойти! 

В ночь с 6 на 7 июля 2019 года, мы с мужем прибыли в г. Находка, Приморского края в арендованный двухэтажный коттедж для празднования дня рождения моей знакомой Ю.К. Там находилась незнакомая нам семья в составе заявительницы дела Е.К, ее шестилетнего племянника Ивана ("потерпевшего"), ее двухлетнего сына, ее мужа Дмитрия Климова и брата мужа Антона Климова. Изначально со стороны Антона появилась неприязнь по отношению к моему мужу. Антон провоцировал драку, причину этого никто до сих пор не знает. Мой муж сгладил конфликт. Также на протяжении всего вечера  Д.К(муж заявительницы) уделял мне непристойные знаки внимания в виде домогательства, намекая на сексуальные отношения, не стесняясь ни гостей, ни собственной жены. От меня следовали отказы, но Д.это не успокоило. В 23:00-23:30 я отвела своего мужа спать в отведенную для нас комнату для ночлега на второй этаж коттеджа в связи с его плохим самочувствием и сама спустилась вниз для продолжения общения со знакомыми девушками. Через час Е.(заявительница) поднялась на 2 этаж, через минуты 3 спустилась и попросила, чтобы я забрала своего мужа от ее ребенка (племянника И). Я быстро побежала на 2 этаж в комнату своего мужа, где он спал также, как я его и оставила, а мальчик спал в соседней комнате. Но Е. утверждала, что мой муж спал с мальчиком голый. Далее она завела мальчика в нашу комнату и спросила его : "В. Что с тобой делал дядя? Говори?" В ответил, что "дядя целовал его в ухо и попу". Мальчик не был испуган или шокирован. После чего она вызвала сотрудников полиции.

С 7.07.2019 своего мужа я больше не видела. Ему избрали меру пресечения заключение под стражу сроком на 2 месяца в г. Владивостоке в СИЗО №1. Доказательств совершения преступления никаких нет.  Все основывается на словах Е.К и Д.К, показания которого постоянно меняются: то он видел, то он не видел данного преступления. Медицинская экспертиза мальчика у проктолога показала отсутствие признаков проникновения и насильственных действий со стороны Дениса Александровича. Также при задержании моего мужа было совершено множество ошибок, например, задержание Дениса произошло с 6 по 7 июля. Согласно УПК РФ задержание может длиться не более 48 часов, после чего человек должен быть или отпущен, или ему должна быть определена судом мера пресечения.  Моего мужа  арестовали спустя 60 часов после задержания, что было доказано адвокатами при обжаловании меры пресечения 18.07.2019.  Однако, мужа арестовали! Также хочу обратить внимание на то, что заявительница и ее муж были в состоянии сильного алкогольного опьянения, однако на наличие алкоголя и наркотиков в крови их никто не тестировал. Спустя 10 дней после заведения уголовного дела Е.К со своим мужем, А.К и моей знакомой Э.С (И) отдыхали на базе отдыха, откуда выкладывали счастливые фотографии в социальную сеть Инстаграм. Создается вопрос: в семье такое горе, "изнасиловали" племянника, а родственники радостно отдыхают? К тому же мать "потерпевшего" мальчика, извещенная о дате, месте, времени судебного заседания, в суд не прибыла.

Вывод: Е.К преследовала свои корыстные цели при подаче такого рода заявления, с возможностью напугать или отомстить мне, как объекту сексуального желания ее мужа, но не была информирована о том, что заявления по такой "тяжкой" статье забрать не имеется возможности, так как правоохранительные органы обязаны разобраться до конца при заявлении о насильственных действиях по отношению к несовершеннолетним.  

Создается еще множество вопросов: почему моего мужа, не имея никаких доказательств, кроме слов пьяной ревнивой женщины, арестовывают и помещают в СИЗО? Почему женщина, которая позволяет себе такие необдуманные и корыстные шаги радуется и веселится, не смотря на "горе", произошедшее в их семье?

Я прошу о помощи людей, которые считают абсурдным не только данную ситуацию, но и позицию закона РФ в отношении данной статьи УК РФ, а именно: почему человека, в отношении которого ничего не доказано, помещают в СИЗО №1, оказывая воздействие на его психику и психику его родных? И наоборот, почему заявитель, у которого также нет доказательств совершения преступления, кроме его слов, не несет ответственность за возможность совершения преступления по 306 и 307 ст. УК РФ " Заведомо ложный донос"  и "Заведомо ложные показания"? Почему заявитель находится на свободе, а обвиняемый заключен под стражу?

Прошу с целью снижения и искоренения случаев ложных доносов об изнасилованиях и педофилии со стороны женщин по отношению к мужчинам разработать меры пресечения женщинам, у которых нет прямых доказательств о совершении преступления, а есть только заявление с их словами, так как заявительницы должны знать, что они также будут нести ответственность за то, что они делают. Подписывать строки в заявлении "За заведомо ложный донос по ст.306 УК РФ уведомлен" слишком мало для того, чтобы псевдозаявитель понимал свою ответственность перед своим деянием. Слова заявителя не могут являться доказательством преступления, на которых суды выносят обвинительные приговоры невиновным людям, иначе тюремный срок может получить абсолютно любой мужчина! Заявители без прямых доказательств должны содержаться в таких же условиях, как и незаконно подозреваемый/обвиняемый, пока следствие не выявит, где правда, а где ложь!

В связи с внесением подобных изменений в УПК РФ по статьям 131,132,133,134 УК РФ, невинные мужчины перестанут страдать от ложных доносов по подобным статьям, а женщины - псевдопострадавшие, прежде чем написать ложный донос на мужчину, будут знать, что слова - это не доказательства преступления, и что они окажутся в таких же условиях, как человек, на которого они доносят. Данная мера может значительно сократить ложные доносы по подобным статьям, что облегчит жизнь не только невиновным мужчинам, но и следственным органам.