Страшное ДТП. Помогите наказать виновных. В ДТП погиб мой папа.

0 людей подписали. Следующая цель: 1 000


Добрый день! Меня зовут Анна, 27 сентября 2014 года в моей семье случилось большое горе.

Два года назад на трассе возле Луги автомобиль , в котором ехали мои родители , столкнулся лоб в лоб с фурой. Папа погиб на месте. Хотя явных доказательств не было, виновным в этой аварии все равно признали его. А потом из дела стали пропадать улики и исчезать свидетели...Вот , что рассказывает моя мама журналисту МК Спб:

— Стаж вождения у моего мужа восемь лет, он всегда ездил очень аккуратно, не лихачил. На Брянщину мы ездили два-три раза в год, дорогу он знал хорошо, — рассказала «МК» в Питере» Зинаида Лобова. — Всегда говорил, мол, нам спешить некуда, мы на пенсии. За десять минут до аварии, в 5:40 утра, мы остановились на бензоколонке «Газпром» в Лужской области, выпили кофе, заправились. Поехали дальше, обсуждая волновавшую нас обоих тему. Ехали спокойно, пару раз нас обгоняли джипы, навстречу (в сторону Петербурга) движение было достаточно интенсивным, несмотря на ранний час.

Как рассказала Лобова, сам момент аварии она не увидела — потянулась переключить автомагнитолу с радио на диск, а когда подняла голову от приборной панели, ей в глаза ударил свет встречных фар. Больше она ничего не помнит, очнулась уже на обочине рядом с разбитой всмятку машиной. Мужа зажало в салоне, до приезда скорой помощи он не дожил, скончавшись от полученных травм. Зинаиду с серьезными переломами и ушибами увезли в местную больницу.

Вторым участником ДТП оказался грузовик, везший из Белоруссии 40 тонн картофеля. Его водитель, Сергей Петрушевский, почти не пострадал, хотя фура от столкновения перевернулась.

— Шофер фуры вел себя не очень вежливо, — вспоминает Зинаида Лобова. — Он подошел к карете скорой помощи, когда врачи оказывали мне первую помощь, и вместо слов участия или соболезнований хмуро спросил: «У нее-то взяли кровь на анализ?» Когда ему объяснили, что я пассажир, а не водитель, он молча ушел.

Тахограф залило, следы шин смыло...

В поведении дальнобойщика Зинаида Лобова заметила еще ряд странностей. Из упавшей фуры он выбирался, по собственным показаниям, около 15 минут. Сообщил, что ехал по шоссе со скоростью 70 километров в час. Спустя лишь два часа после ДТП он принес полицейским тахограф — контрольное устройство, фиксирующее скорость грузовиков. Но этот «черный ящик» оказался наполовину залит соляркой — как раз в том месте, где фиксировалась скорость грузовика, поэтому, начиная с 4:30 утра, о реальной скорости фуры тахограф ничего сообщить уже не мог.

— Мы потом консультировались с другими дальнобойщиками, они в один голос утверждают, что тахограф не может «залить» соляркой, разве что машина разобьется в лепешку, — говорит Анна Писарева, дочь Зинаиды и Александра Лобовых. — Есть подозрение, что водитель фуры специально «испортил» тахограф, чтобы скрыть превышение скорости.

По словам шофера, он ехал из Беларуси в Петербург, как вдруг на 112-м километре дороги ему навстречу вылетела легковушка. Дистанция между машинами была не больше 15 метров, поэтому предотвратить столкновение он не успел. У него из рук выбило руль, фуру повело, и она упала на полосу встречного движения.

— На встречную полосу муж не выезжал! — уверена Зинаида Лобова. — Во-первых, он не мог уснуть, потому что мы с ним разговаривали. Во-вторых, он в этот момент никого не обгонял. И в-третьих, перед тем, как увидеть в лобовое стекло свет фар, я не почувствовала ни ускорения, ни поворота — мы ехали спокойно и ровно. Скорее, водитель фуры задремал и выехал на встречку.

Кто же выехал на встречную полосу — легковая машина или фура? В таких случаях, когда двое участников ДТП противоречат друг другу, дело решают объективные факторы, установленные сотрудниками ГИБДД — следы торможения на асфальте, расположение машин, показания свидетелей. Родственники Лобовых, приехавшие на место ДТП спустя пару часов, сфотографировали следы от шин, отпечатавшиеся на полосе в сторону Пскова.

— Но потом следователи сообщили нам, что следов не было, потому что их «смыло дождем», — говорит Анна Писарева. — Мы с сестрой стали искать свидетелей аварии. Бросили клич в соцсетях, откликнулся один человек, Григорий Плотников. Он рассказал, что ехал в Питер перед фурой. Неожиданно в левое водительское зеркало он увидел свет фар, как будто кто-то выехал на встречную полосу. И сразу же после этого раздался хлопок и вспыхнуло пламя (наша машина после столкновения загорелась). Григорий дал показания в полиции, но потом почему-то перестал отвечать на наши сообщения и внес меня в черный список в соцетях.

…а «Пассат» бесследно исчез

Несмотря на все эти нестыковки (фото следов от шин, слова свидетеля, видевшего, как кто-то из его ряда выехал на встречку за секунду до столкновения), следствие признало вину погибшего Александра Лобова, который якобы сам «бросил» машину под колеса многотонной фуры. Причем в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела есть противоречия: на первой странице следователь утверждает, что «А. Лобов выехал на полосу встречного движения, где совершил столкновение с грузовым автомобилем», а на следующей странице уже сообщает, что «объем информации недостаточен, чтобы определить место столкновения автомобилей». То есть где столкнулись машины, непонятно, но виноват в ДТП погибший пенсионер. Такое решение ни Зинаида Лобова, ни ее дочь не могли признать справедливым.

— Ведь никаких доказательств, кроме показаний водителя фуры, нет, — говорит Зинаида Лобова. — Никто нам не смог ответить на вопросы, как фура и следы от ее шин оказались на нашей полосе движения, если на встречку выехала именно наша машина? Разве могла легковушка так сбить груженую фуру, чтобы она вылетела на другую сторону дороги и упала?

Они неоднократно писали в Лужскую прокуратуру, требовали от следователей повторной экспертизы. Но тут и вовсе начались чудеса — их машина «Фольксваген Пассат», находившаяся все это время на спецстоянке возле поста ДПС, «вдруг» бесследно исчезла.

— Когда мы хотели забрать то, что осталось после аварии от нашего автомобиля, следователь нам сказал, что это улика в деле, поэтому «Пассат» до конца следствия должен находиться на спецстоянке, — объясняет Зинаида Лобова. — А в начале этого года машина неожиданно исчезла. Когда мы позвонили на пост ДПС, некий мужчина сообщил, что наш автомобиль забрал «хозяин под расписку». Причем никакой расписки он так и не нашел. Мы написали заявление в полицию об угоне, на что нам пришел ответ, что, оказывается, стоянка у поста ГИБДД «образовалась стихийно, лиц, отвечающих за хранение автомобилей, не имеется», а следователи «неоднократно предлагали забрать вышеуказанный автомобиль с данной стоянки», хотя нам, наоборот, говорили, что машину мы забирать не имеем права. Где находится наш «Пассат» сейчас, мы так и не знаем.

Почему автомобиль исчез именно в тот момент, когда была назначена повторная экспертиза, — большой вопрос. Кто мог забрать разбитую машину со стоянки прямо у поста ГИБДД? Да еще действовать при этом так нагло, выдавая себя за хозяина машины? А ведь этот разбитый автомобиль был по сути единственной уликой!

«Были бы свидетели, было бы проще»

«МК» в Питере» дозвонился до следователя СО ОМВД России по Лужскому району Петра Цепилова, который ведет это дело. Сначала он от комментариев отказался, но потом все-таки разговорился.

— Доказательств недостаточно, чтобы обвинить водителя фуры, — считает Петр Цепилов. — Он рассказал, как все было, а Зинаида Лобова сама признается, что отвлеклась и не видела. А других свидетелей нет. Были бы свидетели, было бы все намного проще. Да, был свидетель, увидевший свет фар. Но он точно не может сказать, что это за машина была. Может быть, кто-то высунулся на встречку, посмотрел и обратно заехал. Этот человек ничего достоверно сказать не может.

Про следы от шин следователь Цепилов Пётр тоже сообщил, что «не знает, чьи они». Да и куда исчез сам пострадавший автомобиль, Цепилов опять же не в курсе:

— Первый раз такое, никогда раньше машины не пропадали вот так, — удивляется он.

 

Я очень прошу помощи! Помогите раскрыть дело, принять во внимание все улики!

С Уважением

Писарева Анна



Cегодня Анна рассчитывает на вас

Анна Писарева нуждается в вашей помощи с петицией «Прокуратура Москвы: Страшное ДТП. Помогите наказать виновных. В ДТП погиб мой папа.». Анна и 913 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.