Хочу жить в правовом государстве !!!

0 людей подписали. Следующая цель: 100


Уважаемые господа!

Обращаюсь к Вам по наболевшему вопросу и сложившейся сложной ситуации с отстаиванием сотрудниками органов внутренних дел, одним из которых ранее сам являлся, своих законных интересов, прав и свобод.

Настораживает то, что незащищенными от произвола своего руководства и судов оказываются сами сотрудники, подавляющему большинству из которых доверено табельное оружие для защиты граждан от преступных посягательств.

По странному стечению обстоятельств, при пугающей статистике, суды всеми способами отказывают сотрудникам силовых структур в восстановлении их нарушенных прав. Таким образом, те, которые призваны защищать граждан, сами оказываются беззащитными.

 

Во дворе Московского городского суда стоит постамент с быками, на котором выбита фраза «Правда - побеждает». Но есть другое изречение: «Правда победит, но необходимо ей решительно помогать» (Юлиус Фучик). Так вот суды делают все, чтобы истинная правда не победила.

Возникает вопрос: «До каких пор у нас в стране будет действовать правило «Правда - побеждает»?».

Почему должна побеждать какая-то «правда», которая у каждого своя, а не Закон, единый для всех?

Почему одни, нарушающие Закон и выдающие это за свою правду, оказываются в выигрыше перед теми, кто Закон не нарушал, и представил свою правду? Получается как в поговорке: «Закон как дышло, куда повернул, туда и вышло»?

Докатились уже до того, что пожаловаться на судью в квалификационную коллегию нельзя, так как коллегия – общественный орган судейского сообщества, действующий в соответствии с Законом РФ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и не является судебной инстанцией. То есть на действия (бездействие) судьи пожаловаться некому! Зачем тогда нужна такая коллегия?

Уже стало постыдной практикой вынесение судами решений по сфабрикованным доказательствам или вообще при их отсутствии. Поэтому хочу обратить внимание общественности на накопившиеся проблемы в Российском правосудии и надеюсь на поддержку.

Подытоживая и обобщая изложенное, обращаюсь к Вам, господин Президент РФ, как к Гаранту Конституции Российской Федерации. Необходимо срочно принимать кардинальные меры по наведению порядка в судебной системе государства, если, конечно, Вам не все равно в связи со истечением Президентского срока, и если Вы, как кандидат в Президенты на новый срок, следуя своей ранее данной присяге и предвыборным лозунгам не забудете о защите Конституционных прав и свобод народа, выразившего Вам свое доверие и поддержку. Неприятно и стыдно читать участившиеся публикации в прессе и сети Интернет о том, на каком низком месте (рейтинге) находится Россия в соблюдении прав и свобод своего народа, растущего судебного беспредела и творимого произвола.

                                                                                 К. Табаков

Более подробно о моей ситуации:

Первый мой опыт своей защиты в суде был в 2004 году, когда тогдашний вышестоящий начальник – начальник ГУВО МВД России М.И. Суходольский мне, как секретарю конкурсной комиссии, в купе с другими сотрудниками объявил неполное служебное соответствие. Год я судился, М.И. Суходольский за тот период стал заместителем Министра внутренних дел Российской Федерации,  у меня произошла задержка в присвоении очередного специального звания. Но тогда я выиграл иск даже без участия адвоката, потому что не было такого беспредела и произвола, прежде всего судебного, который творится сейчас.

Другие сложившиеся жизненные ситуации вновь привели к необходимости неоднократного обращения в суд.

По 13 января 2016 года включительно я проходил службу в уже нашумевшем своими неоднократными коррупционными скандалами федеральном казённом учреждении «Научно-производственное объединение «Специальная техника и связь» Министерства внутренних дел Российской Федерации (ФКУ НПО «СТиС» МВД России). Сейчас его врио начальника Нечаев А.Ю. задержан по подозрению в превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкие последствия (ч. 3 ст. 285 УК РФ).

В ноябре 2012 года был назначен руководителем рабочей группы по сопровождению научно-исследовательской работы (далее – НИР), выполняемой в рамках федеральной целевой программы (далее – ФЦП) «ГЛОНАСС». Стоимость НИР составляла 8,64 млн. рублей. В ноябре 2013 года был назначен председателем приёмочной комиссии по приемке результатов НИР. Из-за моего отказа от оформления акта приёмки НИР в связи со значительными нарушениями исполнителем требований государственного контракта мне было объявлено неполное служебное соответствие. Одновременно я был временно отстранен от выполнения служебных обязанностей по причине возникновения конфликта интересов.

Как НИР, так и опытно-конструкторская работа (далее – ОКР), являющаяся ее продолжением, фактически дублировали ранее выполненные аналогичные работы в соответствии с предыдущей ФЦП «ГЛОНАСС», что приводило к неэффективному расходованию бюджетных средств при их выполнении.

В этот же период я многократно докладывал о нецелесообразности постановки ОКР, стоимость которой  составляла более 200 (Двухсот) млн. рублей, а ее сопровождение было возложено на меня.

В связи со несогласием о примененных мерах наказания я обратился в суд с исковыми требованиями о признании приказов о наказании незаконными. Суд в моих исковых требованиях полностью отказал.

Как мне стало позже известно материалы служебной проверки в связи с моим отказом в оформлении и подписании результатов НИР были направлены в ГСУ СК России по г. Москве.

Мои неоднократные обращения в ГСУ СК России по г. Москве с просьбой предоставить мне информацию по результатам рассмотрения материалов в части меня касающейся оставались без ответов, в связи с чем я не смог представить доказательства в суде, так как суд счел, что я мог самостоятельно знакомиться с материалами, касающимися меня, тем самым отказал мне в истребовании доказательств.

Только 15 декабря 2015 года я был допущен к исполнению служебных обязанностей на основании постановления, вынесенного 14 мая 2015 года Лефортовским межрайонным следственным отделом следственного управления по ЮВАО Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако, как оказалось впоследствии, данное постановление в отношении меня не выносилось.

Таким образом, данное обстоятельство существенно могло повлиять на принятое Лефортовским районным судом г. Москвы решение.

Кроме того, спустя 3 месяца после увольнения (к счастью по сокращению штатов), добиваясь получения информации, затрагивающей мои интересы, я узнал о другом постановлении Следственного управления по ЮВАО Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве об отказе в возбуждении уголовного дела, в рамках которого проводилась проверка, в том числе и в отношение меня.

Вышеуказанные обстоятельства указывают на умышленное сокрытие от меня информации, затрагивающей мои конституционные права, как работодателем, так и следственными органами, предположительно по преступному сговору, а также отказом судей по моим ходатайствам об истребовании этих доказательств.

Мной было подано ходатайство о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако Лефортовский районный суд г. Москвы, Московский городской суд и Верховный Суд РФ странным образом не нашел оснований для пересмотра вступившего в силу решения по вновь открывшимся основаниям. При этом, по странному стечению обстоятельств, мои жалобы на решения судов первой инстанции попадали к одним и тем же судьям.

Помимо этого, во время моего нахождения в опале, начались организационно-штатные мероприятия, в связи с чем все были выведены в распоряжение.

В соответствии с выпиской из приказа, с которой я был ознакомлен под роспись, мне предписывалось исполнять свои обязанности по ранее замещаемой должности. Но мне, как и при отстранении от замещаемой должности, отказались платить денежное довольствие в полном размере. Чтобы «узаконить» недоплату, спустя 3 месяца работодатель внес изменения и дополнения в приказ об организационно-штатных мероприятиях.

Таким образом, по прошествии почти 3-х месяцев внесены не только изменения, но и дополнения, имеющие отношение к прошедшему времени и ухудшающим условия прохождения истцом службы. Данным обстоятельством грубо нарушены мои права, закрепленные частью 3 статьи 37 Конституции РФ, требования частей 3 и 4 статьи 20, части 2 статьи 21, статей 36 и 72 Федерального закона от 30.11.2011 № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а также статьями 2, 3 и 74 ТК РФ.

При обращении с новым исковым заявлением о взыскании задолженности по денежному довольствию Лефортовский районный суд г. Москвы, Московский городской суд и Верховный Суд РФ странным образом определил это как устранение ошибки, не найдя оснований вынесения решения в мою пользу. Судами проигнорированы требования части 2 статьи 3 Федерального закона  № 342-ФЗ, статьи 34 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» о том, что в случае, если какое-то обстоятельство этими законами не урегулировано, то применяются нормы ТК РФ.

Согласно частям 1 и 4 статьи 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

По непонятным причинам суды категорически отвергают доводы и многочисленные письменные доказательства истца.

В соответствии с указаниями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» решение является обоснованным (статья 195 ГПК РФ) тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Согласно пункта 53 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» в силу части 1 статьи 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также пункта 1 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Учитывая это, а также принимая во внимание, суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение.

По смыслу данной статьи, обоснованным признается судебное решение, в котором всесторонне и полно установлены все юридически значимые для дела факты, подтвержденные доказательствами, отвечающими требованиям относимости, допустимости, достоверности и достаточности, а сами выводы суда соответствуют обстоятельствам дела.

Главная задача судопроизводства – это восстановление нарушенных прав граждан.

Все вышеперечисленное свидетельствует о том, что судебный произвол, творимый судьями, переходит все разумные рамки. Полный беспредел, попрание всех норм гражданского права, признание верховенства только своего собственного судебного усмотрения над Конституцией РФ, ТК РФ, ГПК РФ и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, творимый судьями по своему внутреннему убеждению произвол направлен на унижение человеческого достоинства истца, лишение его доступа к правосудию, права на защиту, закрепленных Конституцией РФ, а также грубое нарушение требований статьи 2 ТК РФ в части обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

До настоящего времени не могу получить вынесенное еще 17.01.2018 отказа Верховного суда РФ по третьему своему делу - обжалованию увольнения из органов внутренних дел, проведенного с нарушением процедуры увольнения. Решение суда первой инстанции (судья Мусимович М.В. Замоскворецкого районного суда) вынесено на основании несуществующих в природе документов, содержит клеветнические, ни чем не подкрепленные заключения о моей недееспособности. Причем, при обжаловании указанного решения суды апелляционной и кассационной инстанции в своих определениях вообще игнорируют этот вопрос, которому я уделил в своих жалобах особое внимание.



Cегодня Константин рассчитывает на вас

Константин Табаков нуждается в вашей помощи с петицией «Президент РФ, Председатель Верховного Суда РФ: Хочу жить в правовом государстве !!!». Константин и 38 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.