Поможем водителю скорой помощи из города Бугульма!!!!

0 людей подписали. Следующая цель: 100


Вину за ДТП двухлетней давности в Бугульме возлагают на водителя неотложки! Разве это справедливо. Мы просим поддержать водителя скорой помощи и наказать виновного. Разве после такого инцидента люди пойдут в скорую помощь?  

А вот сама и история....

 Расследуя столкновение джипа и машины скорой помощи, следствие пришло к выводу: раз неотложка въехала на перекресток на красный свет светофора и попала в ДТП, виноват ее водитель. Попала в ДТП — значит, ей не уступили дорогу автомобили, ехавшие на зеленый. А если не уступили, воспользоваться приоритетом в движении она не могла.

В бугульминском городском суде завершается процесс над водителем скорой помощи Ренатом Хайбуллиным. Он обвиняется в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью одному из его пассажиров — врачу.

 Первого декабря 2016 года неотложка под управлением Хайбуллина везла тяжелобольного в бессознательном состоянии к вертолетной площадке близ Бугульмы, чтобы на вертолете санитарной авиации отправить его в Казань. Спецмашина (марки Fiat Ducato) двигалась по улице Гафиатуллина с включенными проблесковым маячком и сиреной. На перекрестке с Красноармейской на светофоре загорелся красный свет.

Водитель, по его словам, убедившись, что препятствий нет, продолжил движение. Однако проехать перекресток он не успел — в правый бок скорой врезался джип Toyota Hilux, за рулем которой находился местный бизнесмен Андрей Кудряшов. Неотложка опрокинулась набок, накрыв собой случайную прохожую. Последняя, как и находившиеся в салоне врачи и фельдшер, получили травмы. Больному повезло — он практически не пострадал. Восстановив его подключение к аппарату искусственного дыхания, пациента на другой скорой довезли до места назначения.

Водитель джипа обвинения в свой адрес отверг сразу же: он ехал на зеленый свет светофора, машину скорой помощи не видел, звуковую сирену не слышал — в салоне громко играла музыка. Мол, это Хайбуллин не убедился в том, что ему уступают дорогу.

Погода в этот день, как следует и материалов дела, была ясная, дорожное покрытие — сухое.

"ВОДИТЕЛЬ СКОРОЙ ПРЕДОТВРАТИТЬ ДТП НЕ МОГ"

С момента аварии прошло почти полтора года, прежде чем следователи определились с тем, на кого за происшествие возложить вину. Были проведены две автотехнические экспертизы, в ходе которых следовало установить, была ли возможность у водителей предотвратить столкновение.

Однозначный ответ был дан только в отношении водителя Fiat Ducato: двигаясь со скоростью 50 км/ч, он "не располагал технической возможностью предотвратить столкновение с автомобилем Toyota Hilux, применив экстренное торможение в момент его выезда на перекресток проезжих частей".

Для получения ответа в отношении водителя Toyota Hilux понадобилась вторая экспертиза. Но и та дала условный ответ.

В начале зимы 2018 года был проведен эксперимент (официально — осмотр места происшествия), в ходе которого следователь пытался оценить видимость совершивших ДТП автомобилей.

 

Из всего этого следователь (не эксперт) заключил, что "водитель Кудряшов физически не мог заблаговременно обнаружить приближающийся к регулируемому перекрестку автомобиль скорой медицинской помощи с включенными световыми маячками и звуковым сигналом". Мол, а поскольку из осмотра места происшествия следует, что оба автомобиля на перекрестке полностью просматриваются на расстоянии 25 м до места ДТП, Кудряшов не располагал технической возможностью предотвратить столкновение с автомобилем марки Fiat Ducato (последнее, видимо, исходит из того, что остановочный путь для Toyota при скорости 50 км/ч, как установила экспертиза, составляет 32 м). Эти выводы следователь изложил в ответе на ходатайство защиты.

23 мая 2018 года в качестве обвиняемого был привлечен водитель скорой. Следствие считает, что въехав на перекресток на красный свет светофора, Хайбуллин "неправомерно воспользовался приоритетом, не убедившись в том, что ему уступают дорогу другие участники дорожного движения".

Следователь в целом опирается на доводы, приведенные накануне на допросе старшим преподавателем кафедры специальных дисциплин филиала ВИПК МВД России в Набережных Челнах Владиславом Николаевым, который среди прочего преподает правила дорожного движения (он привлечен в качестве свидетеля).

Их суть сводится к следующему: водители автомобилей со специальными сигналами могут проехать перекресток на красный свет светофора, только "достоверно убедившись, что другие участники дорожного движения, которые движутся через перекресток на разрешающий движение зеленый сигнал светофора, уступают им дорогу" (это следует из п. 3.1. ПДД).

Кроме того, "водители спецтранспорта обязаны снизить скорость своего движения до той, которая обеспечит безопасность движения и возможность незамедлительно остановиться и предотвратить ДТП в том случае, если по каким-либо причинам другие участники движения не уступят им дорогу".

Главный вывод, который делает преподаватель: "Если на регулируемом перекрестке при проезде автомобиля со спецсигналами на запрещающий движение красный сигнал светофора произошло ДТП с другим участником дорожного движения, двигавшимся на разрешающий сигнал, то виновным следует считать водителя спецтранспорта, поскольку сам факт возникновения ДТП свидетельствует о том, что ему не уступили дорогу, следовательно, воспользоваться приоритетом в данной ситуации он не мог. Действия же других участников дорожного движения, которые не уступили дорогу и не предоставили право преимущества автомобилю со спецсигналами (они обязаны это сделать в соответствии с п. 3.2 ПДД — "Idel.Реалии"), образуют состав административного правонарушения, который в прямой причинной связи с наступившим ДТП не состоит".

Итак, преподаватель и следователь считают: Хайбуллин, прежде чем ехать на красный свет, не убедился, что его пропускают машины, двигавшиеся на разрешающий сигнал. Дескать, доказательством этого является сам факт столкновения.

 Предыдущий защитник Хайбуллина ходатайствовал о проведении в рамках уголовного дела судебной экспертизы имеющихся в деле видеозаписей (в деле есть записи с камер видеонаблюдения магазина "Магнит", развлекательного комплекса "Плазма" и видеорегистратора одного из водителей, зафиксировавших столкновение), чтобы установить по ним действительную скорость движения транспортных средств — участников ДТП. После этого, как считала защита, следует провести дополнительную автотехническую экспертизу.

В удовлетворении ходатайства следователь отказал. В ходе автотехнических экспертиз было установлено, что при скоростях 60 и 50 км/ч водители не располагают технической возможностью предотвратить столкновение. Следовательно, и при всякой большей скорости они не могут это сделать.

Кроме того, убежден он, скорости автомобилей в данном случае не состоят в причинно-следственной связи с наступившим дорожно-транспортным происшествием.К  ДТП привело то, что автомобиль скорой въехал на перекресток, не притормаживая и не снижая скорости, его водитель не убедился в безопасности своего проезда.

Следователь отверг и довод защиты об условиях крайней необходимости, в которых действовал Хайбуллин. В результате его действий больному мог быть причинен еще больший вред. Попав в ДТП, водитель скорой задержал отправку пациента, уверен следователь, а в худшем случае мог ее вообще сорвать. Неотложное служебное задание он не выполнил.

СВИДЕТЕЛЬСТВА В ПОЛЬЗУ ОБВИНЕНИЯ

Любопытно, что два свидетеля происшествия, поначалу отчасти оправдывавшие Хайбуллина, к моменту вынесения обвинения, слегка изменили свои показания — акценты в них оказались расставлены иначе.

В момент ДТП в кабине скорой с водителем находилась практикантка Рамзия Галиуллина. 28 декабря 2016 года в объяснении, имеющемся в материалах дела, она рассказывала, что когда 1 декабря они подъезжали к перекрестку, "на перекрестке машин не было, и водитель Хайбуллин продолжил движение в прямом направлении".

В статье "Атака на скорую помощь" издания "Человек и закон", опубликованной 22 февраля 2017 года, приводится ее комментарий, в котором практикантка утверждает: "Подъехав к этому перекрестку, где горел красный свет, мы убедились, что нас пропускают".

Но в конце мая 2018 года на допросе Рамзия Галиуллина, уже сменив фамилию на Виноградова, заявила: "Убедился ли Хайбуллин в безопасности проезда и что ему уступают дорогу, я сказать не могу".

В объяснении, данном 8 декабря 2016 года, пешеход Людмила Федотова, на которую после ДТП опрокинулась скорая, рассказывала, что когда неотложка выехала на перекресток, ее ударил джип белого цвета, двигавшийся на большой скорости со стороны пожарной части по улице Красноармейская.

В той же статье "Человека и закона" приводятся ее слова: "Скорая ехала на обычной скорости, а джип прилично гнал. Его даже не было видно. Неотложка уже завершала маневр на середине перекрестка, и только потом появился джип. Он ехал на высокой скорости".

В момент аварии Федотова находилась на противоположной стороне перекрестка по отношению и к скорой (по диагонали), и к автомобилю Toyota (через улицу Гафиатуллина) и, вероятно, могла видеть обе машины.

На допросе 27 апреля 2018 года она отметила: "Автомобиль скорой медицинской помощи перед перекрестком не притормаживал и не замедлял скорость автомобиля, чтобы убедиться в безопасности своего проезда".

Таким образом, показания Федотовой и Виноградовой 2018 года сыграли на руку обвинению.

Доводы обвинения вроде бы логичны и отвечают букве закона. Однако остаются вопросы.

Первые два вопроса касаются ПДД.

Первый: оценить, уступают тебе дорогу или нет, при движении сложно. Оценить это наверняка можно, только если ты стоишь. Но если машина скорой помощи стоит, то ее могут не пропустить вообще, а пациент за это время — умереть. При этом вряд ли водитель неотложки может самостоятельно определить, сколько пациент способен ждать.

Второй: почему ПДД не регулируют громкость звука автомагнитол, если она может помешать услышать сирену спецтранспорта. В салоне авто "орет" музыка, и это, судя по бугульминскому делу, служит официальным оправданием тому, что водитель своевременно не слышит спецсигналы.

Следующие вопросы — к следствию.

Почему не была установлена скорость автомобилей, попавших в ДТП? Почему перед экспертами не ставился вопрос об определении скорости, а она была взята на веру со слов водителей? Эти скорости (скорости со слов) использовались в качестве исходных данных в проведенных автотехнических экспертизах. Из одинаковых скоростей исходило следствие, проводя эксперимент по оценке видимости автомобилей — они одновременно и на равные расстояния отступали от места столкновения.

Следователь самостоятельно сделал вывод о том, что водитель Toyota не имел возможности заблаговременно увидеть неотложку с включенными спецсигналами. Почему на данный вопрос не дали однозначный ответ эксперты?

Материалы дела подтверждают, что Кудряшов перед ДТП не только не уступил дорогу скорой помощи. Чуть ранее он проехал под знак "Движение запрещено", установленный перед пожарной частью на улице Красноармейская — на данном участке дороги сквозное движение запрещено. Если бы он выезжал со дворов или парковки "Магнита" на Красноармейскую, скорость, которую бы он развил, попав на перекресток, возможно, была бы существенно ниже. Это действительно не имеет значения для определения виновника ДТП?

 



Cегодня Ангелина рассчитывает на вас

Ангелина Халимова нуждается в вашей поддержке петиции «Президент РТ: Просим справедливости.». Ангелина и 44 участника этой кампании рассчитывают на вас сегодня.