Петиция закрыта

Прекратите полностью дутое дело «за репост»!

Эта петиция собрала 176 подписантов


В Кировском райсуде Омска завершается процесс по обвинению моего сына за чужие репосты «Вконтакте», удаленные им 2,5 года назад. Масса нарушений на всех стадиях дела говорит о том, что, если следовать букве закона, его вообще не должно быть!

Большинство «доказательств»стороны обвинения являются недопустимыми:

Лживые обвинения для получения санкций на ОРМ

         19 декабря 2016 года сотрудники Омского Центра противодействия экстремизму (ЦПЭ) изъяли у моего сына компьютер. Для получения санкций на это оперативно-розыскное мероприятие (а потом и на другое ОРМ) в суд была подана информация, будто сын «подозревается в планировании тяжких преступлений по статьям 111,112 и 282 УК РФ – под предлогом борьбы с пьянством собирал группу людей и планировал массовые беспорядки». Две первые жуткие статьи после получения санкций из нашего дела «выпали».

На суде двое сотрудников ЦПЭ – Денис Шенгальц и Александр Моховиков после повторных вопросов адвоката признали, что «подозрения по ст.111,112 УК РФ не подтвердились». Защита убеждена, что никаких оснований для таких подозрений и не было. Но тогда санкции суда на ОРМ получены незаконно, и сами ОРМ, и все это дело – незаконны.

Адвокат сына просил затребовать материалы ЦПЭ по обращениям за санкциями (пусть докажут, что сын что-то «планировал»!), но судья Дмитрий Литвинов отказал.

А еще выяснилось, что в 2016 году Моховиков составил опрос моего сына так, будто удаленный в 2015 году аккаунт сына «Вконтакте» – с ранее  удаленными репостами - все еще существует. Так он пытался передвинуть срок, ведь никаких нарушений закона у сына не было…

Понятые не подтвердили записи в рапорте ЦПЭ

Понятая Рамзиля Юлдашева заявила суду, что не знает, каким образом, с чьего аккаунта, из какой соцсети сотрудники Омского ЦПЭ делали копии-скриншоты. И что напечатанные ЦПЭшниками, а затем следователем К.В.Гордеевой показания она подписывала, не читая.

- Я работала в ЦПЭ уборщицей, когда один из сотрудников пригласил меня стать понятой, - рассказала Юлдашева. – Поскольку я была без очков и в компьютерах, интернете не разбираюсь, то не знаю, с чьего аккаунта сотрудники ЦПЭ копировали изображения…Фамилию парня в аккаунте я не видела и что было на экране, не помню. Вроде бы картинки животных.

Это ОРМ под названием «Сбор образцов сравнительного исследования»заняло, по словам Юлдашевой, около 20 минут. Второй понятой, Иван Круглов, сообщил суду, что это ОРМ заняло 2 часа.

Между тем в рапорте Шенгальца от 1 апреля 2015 года указано, что ОРМ проходило в присутствии понятых с 11 часов 05 минут до 15 часов 40 минут – 4,5 часа.Также на суде выяснилось, что рапорт Шенгальца об ОРМ «Сбор образцов сравнительного исследования» от 1 апреля 2015 года в рамках уголовного дела датирован 19 декабря 2016-го. Снова передвинут срок!

Незаконно засекреченные свидетели путали аккаунты

Перед судом (вещая через микрофон из потайной комнаты) выступили семь анонимных свидетелей обвинения. Каждый из них ответил адвокату, что сын ничем не угрожал ни им самим, ни их родственникам, ни имуществу. Большинству свидетелей стать секретными предложила следователь К.В.Гордеева. А ведь такое засекречивание – мера чрезвычайная, применяемая лишь при угрозах убийством, насилием, уничтожением имущества.

Эти анонимы долго думали, прежде чем ответить на простой вопрос: «Кто их допрашивал, мужчина или женщина?», путали аккаунт сына с аккаунтом школы, неверно описывали аватарку аккаунта. Чтобы свидетели «вспомнили», что было в аккаунте сына, следователь показывала им скриншоты (!).

По закону, показания незаконно засекреченных свидетелей – недопустимые доказательства. А все свидетели, которые явились на суд очно, видели в аккаунте моего сына фото из спортзала. Эти свидетели рассказали суду о давлении на них со стороны Гордеевой, которая раскладывала перед ними скриншоты репостов (которых они не видели в аккаунте сына) и предлагала их «вспомнить».

Несколько свидетелей заявили в суде, что их допрашивал мужчина, а под протоколами этих допросов стоит подпись Гордеевой.

Лингвистическая экспертиза: клевета и оправдание преступления

К участию в психолого-лингвистической экспертизе следователь Гордеева, совершив служебный подлог, защиту не допустила.

И вот какая вышла «экспертиза». Двое экспертов, А.Б.Марченко и Т.Р.Туренко, предупрежденных за дачу заведомо ложных показаний, 47 раз назвали моего сына автором репостов, которые он не писал и не комментировал. Не доказано и то, что он их размещал.

Это явная клевета экспертов!

Хотя их выводы не относятся к моему сыну, следует сказать о качестве экспертизы текстов репостов. Так, по заметке из СМИ «Гости с Кавказа зарезали русского бойца ММА Ивана Станина после ссоры на дороге» эксперты сделали противоречащие законодательству РФ выводы.

В 2015 году в российских СМИ вышли публикации о том, что в Санкт-Петербурге в результате дорожного конфликта убит многократный призер первенства России по боксу Иван Станин. Позднее один из подозреваемых, уроженец Северного Кавказа, из-за ажиотажа вокруг этого преступления сам сдался полиции. Многие тогда писали слова соболезнования родным погибшего.

Эксперты Марченко и Туренко нашли в сообщении о трагедии «Диагностический комплекс возбуждения вражды, ненависти, разжигание розни». Цитата из заключения: «Рисуется негативный образ представителей народов Кавказа как людей, применяющих режущие орудия по отношению к русским молодым людям, результатом чего является лишение жизни и побег с места такого действия». Получается, эти Марченко и Туренко оправдывают преступников! Мое мнение: их циничные выводы оскорбляют память погибшего.

В аккаунт Вконтакте войдет кто угодно и разместит что угодно

Основной в этом деле является техническая экспертиза, в которой Гордеева нам упорно отказывала. Сын утверждает, что не размещал появлявшиеся в его аккаунте «Вконтакте» репосты.

Специалисты по компьютерной безопасности нам пояснили: чтобы оградить свои данные от несанкционированного доступа, компьютер с операционной системой Windows лучше не подключать к интернету. То есть иметь два компа: на одном хранить важную информацию, с другого работать в сети. Потому что система эта – «проходной двор»: кто угодно войдет и разместит что угодно.

Заключение «Центра Технических экспертиз» (Москва), которое защите пришлось заказывать уже в ходе суда, это подтвердило. В тех.экспертизе описано семь способов появления чужих репостов в аккаунте «Вконтакте». К примеру, в присланный по почте скрипт встраивают программу для удаленного администрирования, которая может совмещать в себе несколько дополнительных программ, о которых пользователь не подозревает. С их помощью производится подключение к рабочему столу пользователя. Помимо различных действий (удалению файлов, получение конфиденциальной информации), злоумышленник может посетить страницу пользователя «Вконтакте», имея в арсенале все доступные пользователю действия».

Или можно клонировать диск. Цитата из заключения:«Данный способ применим при условии удаленного подключения либо вредоносной программы «скрипт».Программа для копирования жесткого диска («образа») создает точную копию всей операционной системы с учетной записью, программами, историей, устройствами и так далее. Далее злоумышленник разворачивает «образ» на своем компьютере или виртуальной машине, тем самым создавая точную копию компьютера пользователя».

Согласно ст. 49 Конституции РФ,  неустранимые сомнения должны толковаться в пользу обвиняемых. Поэтому я обращаюсь к председателю Верховного Суда РФ Вячеславу Лебедеву:

Уважаемый Вячеслав Михайлович, прошу Вас проконтролировать законность этого судебного процесса!

 



Cегодня Наталия рассчитывает на вас

Наталия Гергерт нуждается в вашей помощи с петицией «Председателю Верховного Суда РФ Вячеславу Лебедеву: Прекратите полностью дутое дело «за репост»!». Наталия и 175 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.