Помогите вернуть ребенка-инвалида с ДЦП из детского дома ШАТАЛОВО в семью

0 людей подписали. Следующая цель: 2 500


 ПОМОГИТЕ СПАСТИ РЕБЕНКА-ИНВАЛИДА ОТ ПРОИЗВОЛА ЩЕРБИНСКОЙ ОПЕКИ и вернуть его в семью

Я всегда мечтала о детях, своих детей у меня нет из-за болезни в молодости.

25 апреля 2017 года я взяла в опеку двух сестер из детского дома Шаталово. Единственное условие по детям в Заключении на опеку я указывала - без психических отклонений. По документам у одной девочки Виктории, 03.2011г.р. в диагнозе был указан ЭНУРЕЗ и развитие по возрасту, а в перенесенных болезнях ЗПР, ЗРР, в.оспа,  (справка №160-У), у второй Виталии, 02.2010г.р. ДЦП и много еще чего. Данные диагнозы меня не смутили, т.к. после многих встреч (а ездили мы к ним за 500 км каждые 2 недели на протяжении почти 3-х месяцев) я подписала согласие на детей и поехала домой счастливая.

 Через несколько дней после переезда домой с младшей Викторией начали происходить психозы, длившиеся по несколько часов. Во время психозов ребенок был совершенно неадекватный: девочка кричала, визжала, рушила все в квартире, ругалась матом, била свою старшую сестру-инвалида Виталию. Я звонила в детский дом, там меня уверяли, что у девочки идет адаптация и что в детском доме она себя так не вела. С каждым днем психозы становились дольше и громче, она стала кусаться, щипаться, бить меня и мою соседку, которая пыталась помочь мне успокоить девочку. На детскую площадку мы перестали ходить, т.к. Виктория к детям относилась с агрессией. Я обратилась в поликлинику к педиатру, которая дала направление к неврологу, а тот к психиатру. Параллельно я стала изучать мед. Карту Виктории. Из неё стало понятно, что ребенок состоит на учете в психоневрологическом диспансере, 2 раза за 2016 год она лежала в Психиатрической больнице в Гедеоновке, под Смоленском, постоянно бьет детей, воспитателей, у неё происходят многочасовые истерики, психозы, она постоянно принимает ноотропные препараты для коррекции поведения по назначению психиатра. В карте указано, что у нее органическое поражение головного мозга раннего генеза. В детском доме меня обманули, показав справку №160-У, в которой не указали психические заболевания Виктории.

Психиатр поликлиники в Москве дала направление на обследование в 6 детскую психиатрическую больницу г. Москвы им. Сухаревой. Викторию госпитализировали 19 июня 2017года.

После этого я несколько раз пыталась написать заявление по освобождению меня от опекунства над Викторией в связи с опасностью совместного проживания обеих сестер, т. к. Виктория толкала Виталию, колола её ножницами, не давала ей спать, принуждая постоянно играть с ней и угрожала побоями. Виталия не могла дать сдачи в связи с запуганностью и физической слабостью. В Щербинской опеке, в лице специалиста Шаровой Елены Николаевны, мне отказывали в принятии заявления. Приняли его только 28 июня после того, как я проконсультировалась с юристом и получила информацию, что принять заявление обязаны.

После этого начались постоянные угрозы со стороны сотрудников опеки Шаровой Е.Н. и Бухаровой Марины Николаевны, что если я откажусь от Виктории, то у меня отберут Виталию из-за того, что они сестры. Замечу, что в семье 8 детей, все воспитываются в разных семьях и детских домах. ПО НЕКОТОРЫМ СВЕДЕНИЯМ ОДИН РЕБЕНОК УВЕЗЕН ЗА ГРАНИЦУ. Мать детей лишена родительских прав. Незадолго перед моим подписанием опеки их брата Виталия, который жил вместе с ними в детском доме, отдали в семью одного, без девочек. Виталия очень часто вспоминает его, как он её защищал от Виктории, когда та начинала бить.

После госпитализации Виктории, я каждую неделю приезжала к ней в больницу, но по рекомендации лечащего врача Макаркина А.А., я не видела девочку. Врач сказал в беседе, что лучше для психики девочки не видеться со мной. Я привозила чистую одежду, забирала грязную. Привозила все самое необходимое и разрешенное. Приезжала с Виталией, но девочка не хотела видеть свою младшую сестру. Она это сказала и в беседе с психологом Подуровой Евгенией Валерьевной в 9 отделении психиатрической больнице.

На мои постоянные звонки в Опеку о том, как идет процесс по освобождению меня от опеки над Викторией, мне не было дано ни одного адекватного ответа. После 2-х месяцев ожидания ответа (по закону 30 дней) меня пригласили на заседание опеки в Щербинке и на консилиум в Москве (Детство). На консилиуме меня оскорбляли, унижали и обзывали- в лице председателя Сапожниковой Татьяны Николаевны. Она говорила, что я взяла детей, чтобы издеваться над ними, я не могу быть матерью, я жестокая и она сделает все, чтобы у меня отобрали другую девочку с ДЦП и я осталась с пустым гнездом. На Консилиуме рассматривали вопрос только по Виктории. Все 11 человек были настроены против меня, все только и твердили, чтобы я от нее не отказывалась и лечила таблетками. Мне очень жаль эту девочку, но я изначально не была готова к ребенку с психическими отклонениями. Я знаю, как это сложно, тяжело и страшно.

Хочу заметить, что Консилиум Детство был создан в 2016 году при Департаменте труда и соц. Защиты населения в г. Москве для предотвращения возвратов детей-сирот в детские дома, а на деле они дали рекомендацию забрать вторую девочку-инвалида Виталию из семьи!!!!!

Виталия, ребенок –инвалид с ДЦП, напротив,  принесла счастье в наш дом!!!!

Через 2 месяца она начала делать свои первые шаги, до этого только ползала, из-за чего у неё были полностью атрофированы все мышцы тела, а на коленях были огромные мозоли. И это в 7,5 лет!!! Начала хорошо выговаривать все буквы, звуки, сложные слова, начала считать до 100, мы выучили с ней все цифры- она в свои 7,5 лет этого не знала. Виталия очень домашний ребенок, честный и открытый, она всегда мечтала о маме и папе. Она хорошо адаптировалась в нашей семье, я начала собирать документы для усыновления. Мы очень полюбила Виту!!!!! Большая победа для нас - Виталия пошла в обычный детский сад через 3 месяца!!! У неё появилось много друзей, о ней все отзываются только по-доброму. Дважды в день я делала ей массаж, гимнастику, раз в неделю на платной основе мы ходили к мануальному терапевту. С Виталией общалась психолог из Школы Приемных Родителей , которая отметила, что ребенок хорошо адаптирован в семье. На словах она  сказала, что Виталия очень похожа на меня и со стороны- как родная дочь. Виталия говорила психологу, что не хочет видеть свою сестру Викторию, она её боится, т.к. Виктория постоянно била ее в детском доме.

8 сентября 2017 года к нам домой приходили представители Опеки г. Щербинки: Бухарова Марина Николаевна(нач отдела) и Емельянова О.П. с двумя женщинами- одна представилась «типа психолог», вторая — многодетная мама (опекун). 2 часа они пытались нас отговорить отказываться от Виктории. Говорили, что у неё нет никаких психических отклонений (при этом НИКТО и НИКОГДА из них не видел и не общался с Викторией). 

Потом Бухарова М.Н. спросила- как я могу охарактеризовать появление в нашей семье Виктории. Я ответила, что с ней сложно и страшно во время психозов, она не может контролировать себя, ругается матом, дерется, Вита ее очень боится, вся дрожит в прямом смысле. С ней страшно и опасно оставлять Виту. С обучением очень сложно, Виктория  с большим трудом что-то запоминает.

Потом Бухарова М.Н. спросила- как я могу охарактеризовать появление в семье Виталии.  Я ответила- СЧАСТЬЕ.

22 сентября 2017 года в 13.15 мне позвонила представитель Щербинской опеки Емельянова О.П. и сообщила, что они сейчас находятся в детском саду и изымают Виталию. Я спросила- на каком основании? Она сказала, что есть распоряжение от 21 сентября об освобождении меня от опеки над Викторией и есть распоряжение от 22 сентября об освобождении меня от опеки над Виталией.  Емельянова О.П. сказала, что я могу приехать в опеку и ознакомиться с Распоряжениями в опеке. Считаю это грубейшим нарушение со стороны сотрудников опеки.

Я сразу же рванула с работы в садик. Успела перекрыть их машину, пыталась открыть дверь и увидеть ребенка. Виталия постоянно кричала МАМА, МАМА...

Сотрудник Щербинской опеки Шарова Е.Н. дала мне какие-то бумаги. Я была в таком состоянии, что не совсем понимала- что это. Они объяснили, что это Распоряжения об освобождении меня от опеки над детьми и я обязана их пропустить.

В распоряжении №47 от 21.09.2017 об освобождении меня от обязанностей опекуна от  Виктории указана причина- не сложились взаимоотношения, основанные на взаимопонимании и доверии и ни слова нет о психическом состоянии Виктории.

В распоряжении №48 от 22.09.2017  об освобождении меня от обязанностей опекуна от Виталии указано, что они приняли во внимание рекомендации Консилиума (который, в принципе, не имеет права рекомендовать изъятие ребенка из семьи по своему регламенту от сентября 2016 года) и что у меня противоречия с Виталией. Какие?? Я полюбила Виталию, как свою родную доченьку, она называла меня мамой, я уже собирали документы для усыновления и сотрудники опеки об этом знали.

Еще указали, что «исходя из интересов малолетней Виталии».

В интересах Виталии ИМЕННО ОСТАВИТЬ её у меня!!! Именно. Тогда она будет физически полноценным ребенком, которого я поставлю на ноги и воспитаю, как свою родную доченьку!!!

Сотрудники опеки постоянно ссылаются на то, что девочки сестры, не принимая во внимание то, что детей в семье 8 человек и они все находятся в разных детских домах и семьях, а по некоторым сведениям один ребенок усыновлен за границей. Мать алкоголичка и лишена прав. Не принимают во внимание интересы ребенка-инвалида Виталии, которая не может и не хочет находиться рядом со своей психически не здоровой сестрой Викторией.

Считаю данную ситуацию произволом со стороны сотрудников Щербинской опеки и исполняющей обязанности директора детского дома Фомченковой Галины Федоровны. Именно ФОМЧЕНКОВА узнав о моем отказе от Виктории, сказала при всех сотрудниках, что "отказалась от одной, так мы и вторую заберем, нечего наживаться на наших детях". 

Виталию забрали в тихий час из детского сада, разбудили и сказали «поедем кататься», без предметов первой необходимости. Ребенок инвалид. У ребенка был сильнейший нервный срыв. Она плакала и звала маму. Со слов Виты, сотрудница опеки постоянно говорила в машине, что девочка «психическая».

Виталия каждый день дома и в садике занималась подготовкой к школе. Сейчас это прекратилось полностью.

У Виталии ДЦП, ей нужна реабилитация НОН-СТОП, каждодневный массаж и гимнастика!!!!!!!!!

На данный момент Виталия находится в детском доме Шаталово, Смоленской области. Уже размещена анкета девочки на сайтах для усыновителей. 

Виталия очень радовалась, что у неё появилась семья , а мама и папа будут всегда заботиться о ней. Она нам очень верит, что мы ее заберем домой.

Умоляю вас, подпишите мою Петицию.

Помогите спасти Виталию от произвола чиновников Щербинской опеки и опеки г. Починка и вернуть ребенка в семью, в которой ее очень любят и ждут.

Ведь самое страшное для ребенка- это попасть в детский дом.

Правда на нашей стороне.



Cегодня Татьяна рассчитывает на вас

Татьяна Полуян нуждается в вашей поддержке петиции «Помогите вернуть ребенка-инвалида с ДЦП из детского дома ШАТАЛОВО в семью». Татьяна и 1 821 участник этой кампании рассчитывают на вас сегодня.