Подлые мрази и где они обитают

0 людей подписали. Следующая цель: 1 500


       В Курортном районе Санкт-Петербурга, в г.Сестрорецке преступная шайка  из бывших сотрудников МВД, прикрываемая кем-то из местного полицейского начальства, придумала ловкую схему обогащения. Они арендовали квартиру, затем отказывались платить за нее, а когда хозяин квартиры приходил с требованиями об оплате, провоцировали с ним конфликт, после чего ехали в больницу № 40, где нечестные врачи ставили фальшивый диагноз: ушиб головного мозга, субарахноидальное кровоизлияние. Затем такой же продажный судмедэксперт выносил заключение о тяжких телесных повреждениях и следователи СО ОМВД по Курортному району фабриковали уголовное дело по ст. 112 УК. После чего предлагали или переписать квартиру или сесть  в тюрьму.

 В такую ловушку попал и я, Семенов Александр Николаевич, 63 лет, полковник мед.службы в отставке, инвалид войны 2 гр.,доктор мед.наук, заслуженный врач, врач высшей категории. Я сдал в аренду свою квартиру в г.Сестрорецке бывшему офицеру МВД Проскурякову Антону Андреевичу и его жене Проскуряковой (Керзиной) Наталье Алексеевне. Оплачивать аренду и коммунальные платежи они не стали практически сразу же после вселения. Не дождавшись оплаты в течение трех месяцев, я стал настаивать на их выселении. Тогда Проскуряковы приехали ко мне домой и стали умолять дать им деньги в долг на срочную операцию их ребенку (я ранее, в разговоре с ними, упомянул, что коплю деньги на ремонт дачи) и подождать с арендной платой. Они привезли выписку из детской больницы со всеми печатями о том, что у ребенка опухоль мозга и нужна срочная операция, но бесплатно ее не делают т.к. у них нет регистрации и уникальную операцию делает только один врач и только за деньги. Также они привезли копию договора о продаже дома родителями Проскурякова и заверили, что сразу, после завершения продажи, они рассчитаются со мной по всем долгам. При этом они натурально рыдали, становились на колени, целовали икону, даже моя жена и родственницы, присутствовавшие при этом, не могли сдержать слез. Под нотариальную расписку я отдал в долг Проскурякову все свои сбережения,   около 3000 долларов США. После этого я еще неоднократно передавал ему небольшие суммы денег, детское питание, одежду. Через два месяца я предложил свою помощь в реабилитации ребенка (я хирург с 40-летним стажем, занимаюсь реабилитацией после тяжелых травм и операций), но Проскуряков вдруг стал категорически отказываться. У меня возникли сомнения и я поехал в детскую больницу, где находился его ребенок и узнал, что никогда там такого пациента не было. Вся история оказалась враньем. Когда я навел справки о Проскурякове, выяснилось: в 2011г Проскуряков мошеннически завладел деньгами в в/ч 5491, судился Уфимским гарнизонным судом, в 2012 осужден Великоновгородским военным судом за воровство и уволен по дискредитации, а в апреле 2014г. был судим Московским райсудом СПб за мошенничество с квартирами и подделку документов, находится в розыске за аферы с кредитами и неуплату алиментов на сумму более 800000руб, но каждый раз он каким-то образом избегал реального заключения. Под историю с больным ребенком он, как выяснилось, собрал с нескольких человек несколько сот тысяч рублей. Когда я потребовал возврата моих денег и выселения из квартиры, Проскуряков вытолкал меня из моей квартиры и пригрозил физической расправой. Я обратился к участковой Алиевой А.И., она сказала, что заявление об угрозах принимать не будет пока не побеседует с Проскуряковыми. Однако никаких действий с ее стороны не последовало.  Тогда, дождавшись, когда в квартире никого не будет, я поменял замки на входной двери. Сообщил об этом Алиевой и попросил, чтобы в ее присутствии Проскуряковы забрали свои оставшиеся сумки. При этом квартира была загажена какими-то отбросами, окурками и кошачьими испражнениями. В воскресенье 31.05.15 мы с женой стали делать уборку в квартире и нашли спрятанный в подушке дивана пакет с печатями прокуратуры, таможни, ФСБ, полиции и каких-то фирм, а также удостоверения различных ведомств с фотографиями Проскурякова, но на различные фамилии. Я позвонил Алиевой об этой находке, она сказала, что т.к. все это происходит в воскресенье, то нужно отложить эти печати до понедельника и утром отнести их в полицию. Часа через три мне позвонила жена, я в это время отвозил лекарства заболевшей дочери, что в двери ломятся какие-то люди, представляются полицией, но она слышит голос Проскурякова. Посоветовав ей не открывать дверь до моего приезда, я перезвонил в полицию и мне подтвердили, что в мою квартиру выезжал наряд полиции, но с какой целью сообщить отказались. Через час мне позвонила диспетчер ТСЖ, якобы я заливаю соседние квартиры и необходимо срочно осмотреть мою квартиру. Я ответил, что в мое отсутствие никто в мою квартиру не войдет. Тогда она стала настойчиво выяснять во сколько я приеду. При возвращении, опасаясь нападения, я взял зарегистрированный травматический пистолет и попросил моего родственника проводить меня. Поднявшись на этаж, я выглянул в коридор (лестничная площадка представляет собой длинный коридор и моя квартира находится в его конце), там никого не было. Мой родственник спустился вниз на лифте, а я пошел к дверям. Когда я уже открыл дверь в квартиру, мне нанесли сзади сильные удары по спине и голове. Еле удержавшись на ногах, я успел забежать в квартиру, но дверь закрыть мне не дали напавшие на меня Проскуряков А.А., его жена – Наталья, вооруженная тяжелой заостренной палкой (женщина крупных форм, бывшая чемпионка Пермского края по женской борьбе в грязи), её родственник Гладких В.И.(бывший сотрудник ФСБ, уволенный за дискредитацию), в руках которого был большой острый кусок стекла и сожительница гладких - Шаляпина А.И., студентка педагогического университета, крупная женщина весом под 90 кг. В дальнейшем, в ходе судебного слушания, было установлено, что эта банда организовала засаду в техническом помещении позади шахты лифта. У меня же в руках был детский пластмассовый совок, который я нес для уборки в квартире, и им я пытался защищаться. Моя жена, выбежав на мои крики, тоже получила несколько ударов, тогда я выстрелил в пол из травматического пистолета (мой выстрел не причинил никакого вреда здоровью никому из нападавших). Нападавшие замешкались и я успел захлопнуть дверь. По моему вызову  приехал капитан полиции Сидоров Н.А. и четыре автоматчика. Однако он отпустил Проскурякова и его банду, а забрал в отделение меня и мою жену, хотя я сразу заявил Сидорову, что у меня, во время нападения, сорвали с руки дорогие часы и похитили их. Я также предъявил Сидорову пакет с печатями, но он отказался их забирать и даже не дал возможности сфотографировать, заявив, что он не по этому поводу приехал и у него нет времени, а если я буду отказываться ехать в отделение, то меня поведут в наручниках. Нас продержали в полиции около 3 часов и, когда у меня начался гипертонический криз и я начал терять сознание, нас с женой просто вышвырнули на улицу. На крыльце полиции  моя жена вызвала скорую и нас привезли в больницу №40 г. Сестрорецка. В приемном отделении сидели Проскуряков и его подельники и весело болтали с дежурным врачом Гук Н.В., которая сразу мне заявила, что я приехал симулировать и никаких повреждений она у меня не видит. При этом общалась со мной  хамски (возможно сказывается, что раньше она работала в тюремной больнице). Только после моих настойчивых требований меня осмотрел хирург и зафиксировал в мед.карте мои повреждения.  Мне отказали в оказании какой-либо мед помощи, даже в перевязке раны на руке и грубо выгнали из приемного отделения.  На следующий день я вновь приехал в Сестрорецк, подал заявление в отделение полиции о нападении на меня и хищении часов и хотел зайти в свою квартиру, но дверь оказалась взломана, замок заменен. Я позвонил участковой Алиевой и она уведомила меня, что это Проскуряков взломал двери и поменял замок, чтобы забрать свои вещи, ключи от нового замка он передал Алиевой, и я могу зайти за ними к ней завтра (в дальнейшем, на следствии,  Проскуряков подтвердил, что это он взломал дверь и вынес вещи). Я вызвал полицию, прибывший майор полиции Малых А.А. составил акт о взломе и принял мое заявление о хищении моих вещей и мебели, имевшихся в квартире. На видео с камер, установленных во дворе дома, видно как Проскуряковы таскают мои вещи и грузят в машину, затем Проскуряков садится за руль и уезжает. Хочу подчеркнуть, что это происходит на следующий день после того, как Проскурякову в больнице №40 поставлен диагноз ушиб головного мозга тяжелой степени, обширное субарахноидальное кровоизлияние и его состояние признано тяжелым.  Через день моя жена привезла майору Малых А.А. запрошенные им документы на квартиру и паспорта на похищенную бытовую технику. В кабинете у него сидели Проскуряковы, пили чай и весело общались. В его присутствии они стали нецензурно оскорблять мою жену и угрожать ей.     Официально изъять  видео с камер дома Малых отказался. На мои жалобы по этому поводу я ответа так и не получил. Через месяц меня вызвала следователь СО МВД по Курортному району СПб Барыгина С.А. и объявила, что я являюсь обвиняемым в уголовном деле по факту причинения тяжких телесных повреждений Проскурякову. Согласно материалам уголовного дела, в больнице № 40 врач-рентгенолог Литвинович Д.В. обнаружил двустороннее обширное субарахноидальное кровоизлияние в лобных долях (на следствии он заявил, что делал описание утром, но в мед карте стоит ночное время); врач-невропатолог Гук Н.В. установила диагноз: ушиб головного мозга; врач-нейрохирург Коржаневский Ю.П. описал наличие ран и гематом на голове Проскурякова и уточнил, что ушиб головного мозга тяжелой степени и состояние Проскурякова при поступлении является тяжелым. Однако уже на следующий день тот же Коржаневский пишет, что состояние Проскурякова удовлетворительное и выписывает из больницы как выздоровевшего и больше ни одного дня Проскуряков нигде не лечился, через день вышел на работу, а еще через какое-то время его задерживает ДПС и составляет протокол за то, что он гонял пьяный за рулем. Тем не менее, судмедэксперт Мамонтова Л.Г. делает заключение о причинении Проскурякову тяжких телесных повреждений и его нетрудоспособности, а судмедэксперт-рентгенолог Федорова М.В. подтверждает наличие субарахноидального кровоизлияния, но, в отличие от врача Литвиновича, описывает совсем другие размеры и  месторасположение кровоизлияния и даже специфические параметры плотности указала не соответствующие свежей крови. К делу была приобщена видеозапись с места нападения на меня, на которой было отчетливо видно, что я нахожусь внутри квартиры, а Проскуряков со своей бандой пытается ворваться в мою квартиру и наносит мне удары. Кроме детского пластмассового совка в моей руке ничего нет и ни одного удара по голове кому-либо я не нанес. Когда просматривали эту видеозапись в присутствии следователя Барыгиной и ее начальницы Переверзенцевой С.Б. я обращал их внимание, что никаких повреждений на голове Проскурякова нет, ни одного удара по голове не зафиксировано, но Перверзенцева стала орать на меня, что я искалечил ее знакомого и она меня обязательно посадит и замахивалась, чтобы ударить меня по лицу. После этого следователь Барыгина, а затем и следователь Андрюхина А.А., с привлечением специалиста Рогозовой В.А. и понятых Сергеевой И.А.и Кулакова Ю.А. составили откровенную фальшивку просмотра этой видеозаписи: «Катя(супруга Семенова А.Н.) держит Проскурякова А.А., Семенов наносит удары по телу и голове Проскурякова лопатой, которая у него в руке» «Затем Катя делает подсечку Проскурякову и за поясницу бросает Проскурякова на пол» «Семенов и Катя забегают в квартиру»(т.1л.д.165) Тут следует пояснить, что моя жена Катя тогда была тяжело больна и весила менее 48 кг (подтверждено мед. документами) и проявлять такие борцовские качества в отношении здоровенного 28-летнего бугая, который на голову ее выше и в два раза тяжелее, в принципе не могла. Кроме того, на этой же видеозаписи в самом конце, когда я уже захлопнул дверь в квартиру,  появляется неизвестный мужчина, который делает замечания нападавшим за то, что меня упустили, но устанавливать его личность следователи Барыгина и Андрюхина категорически отказались. В январе 2016г, после очередного допроса, на парковке возле отделения полиции ко мне подошел сотрудник полиции и потребовал документы. После чего сказал, что знает мою историю, сочувствует мне и советует без шума переписать мою квартиру на Проскурякова иначе полковник Чичин (начальник ОМВД Курортного района) сгноит меня в тюрьме. Я вернулся к следователю Барыгиной и попросил по записям с камер установить этого советчика, но она сказала, что в этот день камеры не работали. На очной ставке с Проскуряковым в присутствии следователя Барыгиной и адвоката, Проскуряков потребовал, чтобы я заплатил ему наличными 1 миллион рублей и отказался от требования долгов и тогда он «закроет» это уголовное дело и следователь меня убеждала согласиться на его требования. Когда я отказался, то прямо в коридоре, у кабинета следователя, Проскуряков напал на меня и стал избивать. Только помощь адвоката, который оттащил Проскурякова, спасла меня от серьезных травм. Барыгина принять от меня заявление о нападении Проскурякова отказалась, заявив, что я сам его спровоцировал, а также неоднократно обещала поместить меня в тюрьму, если я не дам признательные показания. Я написал около 100 жалоб в различные инстанции и правозащитные организации, но все они пересылались в Сестрорецк, где на них давали лживые ответы. Следователи Барыгина, Андрюхина, Чулкова открыто смеялись и глумились надо мной, объясняя, что я своими жалобами очень разозлил начальника ОМВД полковника полиции Чичина С.А., а он злопамятный и безжалостный человек. Рассказали, что несколько лет назад его жена вышла из дома и без вести пропала. Вопросы развода и раздела многомиллионного имущества решились сами собой. На территории Курортного района, который опекает Чичин, находятся дачи многих влиятельных «московских петербуржцев» и прокурорских работников и это позволяет ему чувствовать себя выше любых законов. Поэтому, для усиления обвинения, Проскуряков А., Проскурякова Н. и Шаляпина А. через 8 месяцев вдруг вспомнили, что я угрожал Проскурякову убийством, когда тот врывался в мою квартиру. Несмотря на то, что на видеозаписи, приобщенной к делу, слышны только матерные крики Проскуряковой Н., мне дополнительно предъявили обвинение по ст. 119 «угроза убийством». Не поверив слухам, в  мае 2016г. я добился личного приема у начальника ОМВД Чичина С.А., в надежде прояснить ситуацию и получить разъяснения по поводу произвола, творимого в отношении меня, но он откровенно издевался надо мной, настоятельно рекомендовал признать вину, сотрудничать со следствием и возместить ущерб Проскурякову и тогда он поможет мне отделаться условным сроком. Все мои объяснения Чичин назвал вымыслом. После моих многократных жалоб в прокуратуру на противоречивость медицинских заключений относительно Проскурякова, была назначена повторная экспертиза в С-Петербургском бюро судебно-медицинской экспертизы в отделе особо сложных экспертиз в составе: профессор Исаков В.Д., профессор Можаев С.В., эксперт-организатор Смирнова С.Н., Кузнецов Ю.Д., Десова Е.Н., Богданова Л.Е.  Они  вновь написали фальшивое заключение,  противоречащее совести и здравому смыслу, с целью посадить меня в тюрьму.  В обвинительном заключении фигурировали вообще абсурдные вымыслы: якобы я, «садовой лопатой», на почве внезапно вспыхнувших неприязненных отношений нанес мирно стоящему в коридоре Проскурякову три удара по голове, а потом выстрелил в него, лежащего на полу, из пистолета, крича «убью сука».  Летом 2016г я слег в предынфарктном состоянии в госпиталь, но следователь Андрюхина А.А. приезжала туда регулярно, требуя моей досрочной выписки и объявляя меня преступником и симулянтом. В августе 2016г. уголовное дело было передано в суд г.Сестрорецка, дело рассматривал судья Емельянов А.А. В процессе дали высказаться всем сторонам, даже разрешили видеосъемку. В процессе был произведен просмотр видеозаписи событий. Судья попросил Проскурякова указать на видеозаписи момент, когда он находится без сознания после удара по голове и когда я выкрикиваю угрозу убийством. На это Проскуряков заявил «вот когда я сижу у стенки и курю, тогда я и был без сознания, я всегда курю, когда теряю сознание». А по поводу того, что на видеозаписи не слышно угроз убийством, Проскуряков пояснил, что я их «шептал ему на ухо», поэтому камера их не записала. Была назначена повторная видеоэкспертиза записи, которая установила, что ни одного удара по голове Проскурякова не было, какие-либо повреждения в левой височной области головы Проскурякова (где якобы имелись раны и гематомы, описанные вруном-нейрохирургом Коржаневским), отсутствуют, и во время нападения я все время нахожусь внутри своей квартиры, а Проскуряков и его банда пытаются ворваться в мою квартиру, а также никаких борцовских приемов со стороны моей жены в отношении Проскурякова не зафиксировано. В суде полицейский Сидоров Н.А. врал, что он не видел никаких печатей и удостоверений,  хотя на предварительном следствии косвенно подтвердил их наличие. Также в суде выявилось множество ошибок и грубейших нарушений УПК в оформлении протоколов и прочих документов. В результате чего они, по ходатайству адвоката, были отменены, но показатель тупости этих сотрудников просто запредельный. Следователь Андрюхина была вызвана в суд в качестве свидетеля (Барыгина не явилась). На вопрос, что это такое «садовая лопата», упомянутая в обвинительном заключении, откуда она появилась и куда исчезла и с какой целью лично она вписывала фальшивки в уголовное дело, следователь Андрюхина пояснить ничего не смогла. В суде был запрошен биллинг звонков Шаляпиной А.И., которая фигурировала в уголовном деле как свидетельница, приехавшая в Сестрорецк только вечером, никогда не была знакома с Проскуряковыми и случайно оказавшаяся на лестничной площадке. Выяснилось, что Шаляпина врала в суде и на предварительном следствии с целью фабрикации уголовного дела и воспрепятствования правосудию. В действительности она весь тот день  находилась в Сестрорецке, неоднократно созванивалась с Проскуряковым, звонила мне, представляясь диспетчером ТСЖ, чтобы выяснить время моего приезда и сидела в засаде вместе с Проскуряковыми, подкарауливая меня.  В судебное заседание были вызваны также судмедэксперты СПбГБУЗ БСМЭ. Но явились не все. Эксперт-организатор Смирнова С.Н. вынуждена была признать, что в описательной части экспертного заключения имеется фальсификация в виде ссылок на несуществующие медицинские документы. Эксперту-неврологу Десовой Е.Н. был задан вопрос: может ли быть ушиб мозга без потери сознания, т.к. потери сознания на видео не зафиксировано. Она стала врать, что потеря сознания при тяжелом ушибе мозга может длиться доли секунды и ее никто не успевает заметить, заявила, что с тяжелым ушибом мозга человек может быть выписан на следующий день после травмы и ходить на работу и в таком духе несла чушь по всем остальным вопросам. Но откровенное пренебрежение законами продемонстрировала эксперт-рентгенолог Богданова Л.Е. На вопрос, почему она в своем заключении не указала точное расположение субарахноидального кровоизлияния, его размеры и характеристики плотности, подтверждающие, что это свежая кровь, она заявила, что кровоизлияние было настолько маленьким, фактически точечным, что измерить его параметры и размеры было невозможно, а на вопрос: почему же тогда она решила, что это кровь?, она ответила, что это не её мнение, а каких-то других врачей, а она только подписалась. Кроме того Богданова, в своем экспертном заключении, указала, что она изучила 3(три) компакт-диска с результатами обследования Проскурякова, а в направлении следователя на экспертизу направлялись только 2(два) компакт-диска. На вопрос: откуда взялся третий компакт-диск?- она заявила, что кто-то подложил ей его на стол и у них в комиссии такое часто бывает. Это заявление вызвало удивление даже у судьи и прокурора. После чего фальшивое экспертное заключение было отменено и назначена новая судмедэкспертиза в комиссии московского подчинения, не зависящей от местных полиции, прокуратуры и медицинского начальства. По результатам этой экспертизы было установлено, что никакого субарахноидального кровоизлияния у Проскурякова нет, ушиба головного мозга также нет и, самое важное, покровные ткани головы не имеют никаких, даже малейших, травматических изменений, т.е. все свидетельства об ударах по голове и наличии ран и гематом на голове являются откровенной ложью. Кроме того выяснилось, что из моей мед. карты в больнице №40 исчезли листы с записями хирурга об имевшихся у меня гематомах и повреждениях, но забыли вымарать хирургический диагноз с лицевой стороны, а в медкарту Проскурякова вклеены задним числом дополнительные записи. После того как всплыли все эти преступные факты и нужно было привлекать эту банду за ложный донос, лжесвидетельства, фабрикацию уголовного дела, Проскуряковы ударились в бега, перестали ходить на заседания суда и исчезли из Сестрорецка. Шаляпина срочно отчислилась из университета и скрылась в Твери. Гладких скрылся еще раньше. Суд г.Сестрорецка вынес решение, что в моих действиях нет состава преступления и определил мое право на реабилитацию, а также вынес частное определение в отношении врачей и экспертов. Прокуратура подала апелляцию, но в октябре 2017г. городской суд С-Петербурга утвердил решение районного суда. Однако я не могу добиться ни привлечения к ответственности этих изовравшихся врачей и экспертов, ни возмещения моих затрат, ни возвращения незаконно изъятого травматического пистолета. В полиции Сестрорецка мне уже более 20 раз отказывают в возбуждении уголовного дела в отношении Проскурякова по поводу ограбления моей квартиры и нападения на меня. В тоже время меня уже два раза перехватывали какие-то незнакомые люди и предупреждали, что жаловаться куда-либо категорически не советуют.

Я уверен, что подавляющее большинство сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры и врачей это высокопрофессиональные и порядочные люди, не нарушающие закон и честно исполняющие свои обязанности, тем омерзительнее поступки горстки негодяев, пятнающих свои мундиры и халаты кровью невинных жертв, которых на основании их лжесвидетельств и фальсификаций сгноили в тюрьме.  Надеюсь, что удастся привлечь к ответу всю эту банду из бывших преступников; нечестных полицейских, покрывающих их преступления и фальсифицирующих уголовные дела на невиновных; изовравшихся врачей и судмедэкспертов. Может кому-то моя история поможет не попасть в грязные лапы этих подлецов. Потому, что завтра могут также прийти к каждому из вас и далеко не каждому повезет иметь достаточные знания, чтобы разобраться во всем этом вранье и при этом попасть к справедливому судье, действующему строго по закону (оказывается, еще есть такие люди в судебной систем



Cегодня Александр рассчитывает на вас

Александр Семёнов нуждается в вашей помощи с петицией «Подлые мрази и где они обитают». Александр и 1 145 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.