остановить разгул уголовщины и произвол полицейщины

0 людей подписали. Следующая цель: 1 000


Я, Семёнов Александр Николаевич, 61 год, инвалид войны 2 гр., полковник мед. сл. в отставке, заслуженный врач. Суть проблемы: в сентябре 2014г я.сдал в аренду свою квартиру в г.Сестрорецке Проскурякову Антону Андреевичу, его жене Наталье. Однако денег за аренду мне Проскуряков платить не стал, показывал мне различные справки с работы о задержке з/платы и просил отсрочку, обещал все оплатить к концу года. Но в январе 2015г Проскуряков с женой не только не оплатили мне задолженность по аренде квартиры, но и уговорили меня дать им в долг 2500$ для оплаты срочной операции умирающему от злокачественной опухоли сыну. Проскуряков  показал мне выписку из истории болезни ребенка и копию договора продажи дома его родителями. Заверив меня, что, как только родители получат деньги по договору, он погасит все долги. Они очень рыдали, клялись, что вернут долг обязательно, даже целовали икону. При этом присутствовала моя жена и родственница. Я дал деньги в долг под нотариальную расписку и согласился подождать с арендной платой. В мае 2015г я случайно узнал, что Проскуряков был уволен со службы в МВД по дискредитации звания офицера за воровство, в 2011г он был осужден Великоновгородским военным судом, а в апреле 2014г. был судим за мошенничество с квартирами и подделку документов, находится в розыске за аферы с кредитами и неуплату алиментов.Тогда же выяснилось, что и история с болезнью ребенка оказалась мерзким враньем, а на взятые у меня деньги, якобы на лечение ребенка, он купил машину. Я потребовал вернуть мне долги и освободить квартиру. Проскуряков стал мне угрожать, что благодаря своим связям в полиции  Сестрорецка и личному знакомству с начальником РУВД, он отберет у меня квартиру и посадит в тюрьму. Я не поверил ему, но все так и оказалось. Через неделю я вновь приехал к себе в квартиру, никого там не застал и, посчитав Проскурякова съехавшим с квартиры, поменял замки. Вещей в квартире практически не было, только на лоджии валялись какие то сумки. На мои звонки Проскуряков не отвечал. Через несколько дней меня вызвала  лейтенант полиции Алиева А.И и обвинила в самоуправстве, что я захватил вещи Проскурякова. Я сказал ей, что в её присутствии  Проскуряков может забрать свои вещи в любое время. Также я сообщил об угрозах со стороны Проскурякова, но она отказалась принять моё заявление. Передача вещей была назначена через 4 дня и Проскуряков был об этом уведомлен. Накануне, в воскресенье 31.05.15 мы с женой пришли в нашу квартиру чтобы сделать уборку потому, что Проскуряковы содержали животных и в квартире было сильное зловоние. Во время уборки мы обнаружили под диваном пакет с гербовыми печатями различных учреждений и папку с бланками в т.ч. полиции, таможни, ФСБ, удостоверенмя с фото Проскурякова. Я решил утром в понедельник сдать эти печати в ФСБ. Я отъехал к заболевшему внуку. Через три часа мне позвонила жена и сказала, что в квартиру пытаются ворваться посторонние люди, представляясь полицией, но отказываясь назвать фамилии и звания и среди них она слышит голос Проскурякова. Предупредив, чтобы она никому не открывала, я позвонил в полицию Сестрорецка и мне подтвердили, что ко мне на квартиру выезжал наряд полиции, но не объяснили с какой целью. Надеясь, что все разойдутся, я поехал забирать жену около 21 часа. Когда я открыл дверь своей квартиры из технического помещения возле лифта, выбежали несколько человек, находивщихся там в засаде, и накинулись на нас с женой, пытаясь ворваться в квартиру. У меня в руке был пластмассовый совок, которым я пытался отбиться от нападавших. Когда Проскуряков схватил мою жену за горло я достал травматический пистолет и выстрелил в пол, (выстрел не причинил никакого вреда здоровью никому из нападавших). Нападавшие замешкались и мы успели захлопнуть дверь. Во время нападения с меня сорвали и похитили часы. Я позвонил в полицию. Прибыл вооруженный наряд во главе с капитаном полиции Сидоровым Н.А. Он отпустил нападавших, а нас с женой задержали и доставили в полицию. Когда я предложил Сидорову составить опись найденных мною печатей и бланков, он сделать это отказался. Распорядился, чтобы я положил их обратно, объяснив, что он будет брать Проскурякова с поличным, когда я буду передавать ему вещи. Мы провели несколько часов в полицейском отделении, пока я не почувствовал себя плохо и попросил вызвать скорую помощь. Мне в этом отказали, но вскоре нас выпроводили на улицу. Травматический пистолет у меня изъяли, а какие либо бумаги об его изъятии Сидоров дать мне отказался. В 40-й больнице Сестрорецка, куда меня доставила скорая помощь, уже находился Проскуряков с подельниками и весело болтал с дежурным мед персоналом. В медицинской помощи мне фактически отказали, невропатолог вела себя просто по хамски, стала оскорблять меня, обвиняла меня в симуляции. Из больницы меня выгнали не оказав даже элементарной помощи. Я добрался домой и лечился самостоятельно. Через два дня мы с женой вновь приехали к себе в квартиру. Дверь оказалась взломана, все вещи вынесены  и замки в дверях заменены. Я позвонил полицейской Алиевой об этом факте. Она ответила, что это Проскуряковы забрали свои вещи и ключ от нового замка находится у неё. Когда я спросил, на каком основании вскрыли квартиру и вынесли в том числе и мои вещи, она бросила трубку. Я вызвал вновь полицию, прибыл майор Малых А.А. составил акт и принял моё заявление о краже. Когда моя жена на следующий день привезла майору Малых документы на квартиру и украденные вещи, то у него в кабинете сидели Проскуряковы и они стали оскорблять и унижать мою жену. В дальнейшем на мои заявления о нападении на меня и краже часов, а также о взломе квартиры и краже вещей я регулярно получаю отказы в возбуждении уголовного дела против Проскурякова. Таких отказов уже 12.  В ответ против меня возбудили уголовное дело по поводу нанесения тяжких телесных повреждений Проскурякову. Ему в больнице был поставлен диагноз: ушиб головного мозга, внутричерепное кровоизлияние. Несмотря на такой серьезный диагноз, требующий не менее двух недель постельного режима в палате интенсивной терапии, Проскуряков уже на следующий день был выписан из больницы выздоровевшим и через день вышел на работу и больше нигде ни одного дня не лечился. Целыми днями колесил на машине по городу. Хотя любому человеку понятно, что выздороветь за 12 часов после ушиба мозга и кровоизлияния невозможно, тем не менее судмедэксперт Мамонтова Л.Г., вопреки здравому смыслу, пишет в заключении, что Проскуряков находился в состоянии средней тяжести и был нетрудоспособен более 45 дней.На очной ставке в присутствии следователя Барыгиной С.А. и моего адвоката Маркова Л.Н. Проскуряков сказал, что он "закроет"  это уголовное дело если я заплачу ему 1000000 рублей за, якобы, похищенные вещи. Когда я отказался платить деньги мне дали понять, что сделают все возможное, чтобы посадить меня на реальный срок. После очередного допроса у следователя Барыгиной 18 января ко мне на улице возле здания РУВД подошел незнакомый человек, в одежде похожей на полицейскую форму, но без погон и стал настоятельно советовать переписать квартиру на Проскурякова, а иначе мне не избежать тюрьмы. Я вернулся к следователю, рассказал ей о случившемся и попросил запросить запись с камеры видеонаблюдения. Однако Барыгина мне в этом категорически отказала. Теперь мне уже предъявили обвинение, что я садовой лопатой нанес не менее трех ударов по голове Проскурякову. При этом следователь не может даже пояснить, что это такое - "садовая лопата"  и какие она имеет отличия от других лопат и откуда она взялась в их болезненных фантазиях. В  уголовном деле в качестве вещественного доказательства имеется видеозапись всех событий. На ней отчетливо видно, что я нахожусь внутри своей квартиры,  никакой садовой лопаты у меня в руках нет и ни одного удара я по голове Проскурякова не наношу. Тем не менее следователи Барыгина С.А. и Андрюхина А.А. в описании видео гнусно измышляют, что я стою в коридоре и избиваю лопатой Проскурякова по голове.И из таких фальсификаций состоит все уголовное дело. При этом из моей мед.карты в больнице № 40 странным образом исчезла запись дежурного хирурга с описанием моих гематом и повреждений.

Я более 40 лет лечил больных, спасал раненых в военных конфликтах, растил детей и внуков. И все это готовы перечеркнуть подлецы и мерзавцы. 

Граждане!! Не останьтесь равнодушны!! Завтра к любому из вас могут ворваться уголовные отморозки, "крышуемые" продажными полицейским и только за то, что вы отмахнетесь от них пластмассовым совком, вас ограбят и посадят в тюрьму



Cегодня Александр рассчитывает на вас

Александр Семёнов нуждается в вашей поддержке петиции «остановить произвол полицейщины». Александр и 922 участника этой кампании рассчитывают на вас сегодня.