Петиция закрыта

НАСЛЕДНИКИ В РОССИИ НЕ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНОМ! ГОСУДАРСТВО ЗАБИРАЕТ НАСЛЕДСТВО СЕБЕ!

Эта петиция собрала 666 подписантов


Конституция Российской Федерации гарантирует право наследования (часть 4 ст.35).

Гражданским Кодексом РФ установлены 8 очередей наследников по закону (практика, давно существующая в праве многих стран). В круг наследников  включены родственники отдаленной степени родства, в том числе двоюродные (правнуки и правнучки, племянники и племянницы, дяди и тёти и т.п.).

Для получения наследства не имеют значения отсутствие привязанности между наследодателем и наследником, проживание разными семьями, наличие противоположных интересов наследодателя и наследника, отсутствие общения между ними и т.п. 

Закон предусматривает право наследника в судебном порядке восстановить срок для принятия наследства, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства (п.1 ст.1155 ГК РФ).

Эти фундаментальные гарантии наследственного права, увы, в реальной жизни нарушаются. Особенно тревожная ситуация складывается в практике работы судов Москвы: при всяком «удобном» случае наследники, претендующие на квартиру в столице, лишаются судами наследства в пользу города в лице Департамента городского имущества г. Москвы. Подоплёка этого очевидна. Правительством Москвы ежегодно закладывается цифра получения жилья «за выбытием» граждан в размере порядка 50 тыс. кв.м. (примерно 1000 квартир). Суды лишают граждан наследства (преимущественно квартир) путем искаженного толкования ст. 1155 ч.1 ГК РФ – той самой, где говорится о восстановлении срока принятия наследства в случаях, когда наследники не знали (не могли знать) о смерти наследодателя в течение 6-ти месяцев после его смерти.

Типичные обстоятельства данных споров можно увидеть на примере лишения Бабушкинским районным судом г. Москвы наследства несовершеннолетней Ольги Бессоновой. Наследодатель Павлова Н.Т. проживала в Москве, её двоюродная внучка  Ольга - в Кемерово. Между ними отсутствовали близкие отношения. Павлова Н.Т. в возрасте 57 лет попала под поезд. О смерти наследодателя О.Бессоновой  и её матери нотариус или государственные органы не сообщили, об этом мать Бессоновой О. узнала за пределами 6-ти месячного срока принятия наследства. После этого она сразу обратилась в суд о восстановлении пропущенного срока, представив доказательства несвоевременного получения сведений об открытии наследства. Суд отказал, мотивируя это тем, что родственники обязаны принимать меры к общению с наследодателем, должны разыскивать его, узнавать о его судьбе, заботиться о нем. Суд не учёл, что для малолетнего ребенка не может существовать 6-ти месячного срока для принятия наследства, так как дееспособностью в вопросе о принятии наследства малолетняя О.Бессонова не обладала. Хотя бы поэтому причины пропуска срока для принятия наследства должны быть признаны уважительными. Но суды игнорируют требования закона. И это далеко не единичный случай такого рода (см.: гр. дело № 2-2843/2014 Бабушкинского районного суда г.Москвы (истец несовершеннолетняя Бессонова О.М.); гр. дело № 2-2715-10с Таганского районного суда г.Москвы (истец несовершеннолетняя Платонова И.В.).

Доводы, по которым людям отказывают в удовлетворении требований о восстановлении пропущенного срока, искусственны и надуманны. Целью таких отказов является получение спорных квартир государством в лице Департамента городского имущества г. Москвы. Поэтому при возникновении спорной ситуации (наследник пропустил срок принятия наследства) суды заведомо решают судьбу недвижимости в пользу города.

Совершенно очевидно, что наследники (дальние родственники) не несут никаких обязанностей по общению с наследодателем, не обязаны разыскивать его как возможного наследодателя, не должны «контролировать» его судьбу, следить за временем его кончины и т.п. Даже теоретически нельзя представить выполнение этой обязанности. Неужели каждый гражданин Российской Федерации должен периодически, не реже чем  раз в 6 месяцев связываться со всеми своими родственниками и интересоваться, живы ли они, не открылось ли после них наследство. Такие действия не могут считаться даже этичными, они не приняты в нашем обществе. Нельзя забывать, что в России действуют жесткие требования защиты персональных данных, тайна частной жизни. Государство не вправе вмешиваться в семейные отношения и тем более диктовать характер этих взаимоотношений (п.1 ст.1 СК РФ). Во многих цивилизованных странах, кроме России, государство обеспечивает поиск и уведомление наследников, принимает все необходимые меры для перехода имущества к наследникам.

Особенно тревожно, когда при отказе наследникам, не знавшим о смерти наследодателя, судами используются размытые, непредусмотренные законом формулировки морально-нравственных требований к наследникам о необходимости разыскивать своих родственников, следить за их судьбой. Прискорбно, что такие мотивировки одобряются и повторяются высшими судебными инстанциями при проверке судебных решений в апелляционном или кассационном порядке (см.: гр. дело № 2-438/10 Коптевского районного суда г.Москвы (истец Рушальщиков Н.П.); гр. дело № 2-777/2012 Коптевского районного суда г.Москвы (истец Смирнова В.А.); гр. дело № 2-6277/2012 Мещанского районного суда г.Москвы (истец Перевозчиков А.С.).

Суды отказывают инвалидам, пенсионерам, малоимущим гражданам, проживающим в других городах, «формализовано» ссылаясь на то, что они должны были проявлять заботу о наследодателе, своевременно общаться с ним. Так, отказывая в восстановлении срока на принятие наследства 87-летней Савиновой Е.П., инвалиду 2-й группы, проживающей в сельской местности во Владимирской области и пропустивший срок принятия наследства всего на 3 месяца, суд в качестве обоснования отказа указал, что «она проживает не на другом конце страны, а всего лишь 200 км от Москвы и должна была заботиться о наследодателе» (!!! – при том, что умершая Мысягина В.И. была моложе Савиновой Е.П. на 18 лет (см.: гр. дело № 2-4146/2014 Кузьминского районного суда г.Москвы (истец Савинова Е.П.).

Сходным образом суды мотивировали отказ по искам Катаевой З.И. (гр. дело № 2-234/2012 Зюзинского районного суда г.Москвы), Шелапутиной Л.А. (гр. дело № 2-1658/2013 Преображенского районного суда г.Москвы), Ковалева С.В. (гр. дело 33-2256 Хорошевского районного суда г. Москвы); Воробьевой Е.К. (гр. дело № 33-15166 Кузьминского районного суда г.Москвы); Судзиловского Б.Н., Митюхляевой Т.Д. (гр.дело № 33-23543 Тушинского районного суда г. Москвы); Булатова В.В. (гр.дело № 33-26873 Савеловского районного суда города Москвы) и др.

Даже в случаях, когда наследники предпринимали поиск своих родственников, с которыми была утрачена связь, и в результате этого узнавали об их смерти, суды также отказывали в восстановлении срока на принятие наследства. Стандартная мотивировка -  несвоевременность розыска, возможность начать поиск раньше и узнать о смерти наследодателя своевременно (гр. дело №33-6285/2015 Симоновского районного суда г. Москвы по иску Болдова В.В.; гр.д.№33-26419 Бабушкинского районного суда г.Москвы по иску Рыжовой Е.С.; гр.дело № 2-12107/2014 Мещанского районного суда г.Москвы по иску Натальиной Т.В. и др.).

В тех случаях, когда суд восстанавливал наследникам срок для принятия наследства на иное имущество (денежные вклады, транспортное средство и др.), в удовлетворении последующих исковых требованиях к г.Москве о признании права собственности на наследство в виде квартиры - судами отказывается.

Яркий пример этого - гражданское дело по иску Харламовых. После смерти Харламова А.М. его квартира стала предметом мошеннических действий с участием сотрудников полиции, которые по подложному завещанию оформили квартиру на свою знакомую. Никто не сообщал о смерти его двоюродным братьям, проживающим в Тульской области. Мещанский районный суд г.Москвы постановил восстановить срок для принятия наследства и признать за ними право собственности на денежные вклады. При рассмотрении же дела в Кузьминском районном суде г.Москвы в отношении квартиры наследодателя неожиданно выяснилось, что она двумя годами ранее решением того же суда передана г. Москве – о чем даже не знал представитель Департамента городского имущества г. Москвы. Городские власти не приняли никаких мер для оформления права собственности на квартиру. С момента восстановления срока для принятия наследства и признания Харламовых принявшими его, квартира находилась в их полном владении, они сделали там ремонт, обеспечивали охрану, оплату коммунальных услуг. Очевидно, что при вынесении решения суд не располагал сведениями о наличии у наследодателя Харламова А.М. наследников. Тем не менее, в декабре 2016 г. тем же судом в удовлетворении заявления Харламовых о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам было отказано (см.: гр. дело № 2-134/12 Кузьминского районного суда г. Москвы). В итоге государство дважды нарушило право наследников: первый раз, когда без их привлечения и уведомления - квартира судом была передана городу, второй – когда уже признанные в судебном порядке наследники были отстранены от возможности пересмотреть вынесенное решение.

Получается, что наследники в спорах с Москвой не только лишены возможности восстановить срок принятия наследства, но и в случае, когда данный срок уже восстановлен, могут быть лишены наследства. При этом суд не смущает ситуация «раздвоения» наследства, когда часть его  в виде денежных вкладов наследуют граждане, а другая часть  в виде квартиры переходит государству. Это нарушение фундаментального положения наследственного права о единстве принятого наследства (п. 2 ст. 1152 ГК РФ).

Таким образом, при рассмотрении судами Москвы утверждается презумпция недобросовестности поведения наследников, влекущая за собой передачу наследственного имущества граждан государству. Граждане при попытке защитить свое право наследования получают в суде фактически формализованный отказ по произвольно толкуемым этическим основаниям. В результате этого складывается практика, что для наследников из числа родственников установленный законом 6-ти месячный срок принятия наследства является пресекательным (не подлежащим восстановлению). Получается, что наследники по закону сами по себе никогда не могут восстановить срок принятия наследства, ибо они обязаны общаться с родственниками и заботиться  о них.

Такая судебная практика противоречит сложившимся в обществе отношениям, нашим обычаям и нравственным представлениям. Семьи дальних родственников всегда проживают обособленно, как правило, в разных городах, иногда сохраняются лишь формальные родственные связи. Между родственниками могут быть разные отношения, но это не означает, что кто-то из них хотел бы, чтобы после его смерти нажитое им имущество перешло по наследству не родным, а государству.

Данная практика препятствует развитию института наследования в стране, подрывает доверие граждан к правосудию, закону и действиям государства, создает неверие граждан в неизменность приобретенных ими прав, гарантированных статьей 35 (ч. 2 и 4) Конституции РФ.

 МЫ ПРИЗЫВАЕМ

- Срочно обратить внимание на судебную практику отказа гражданам в восстановлении срока на принятие наследства и принять все необходимые меры по исправлению данной негативной ситуации;

- Внести необходимые законодательные изменения, исключающие необоснованный отказ в восстановлении срока для  наследования. В частности, в ст.1155 ГК РФ необходимо включить положение о презумпции добросовестности наследников, не получивших своевременно сведения об открытии наследства. Целесообразно также увеличить срок, отведенный на принятие наследства;

- Необходимо ввести обязательный судебный порядок признания наследственного имущества выморочным (как это делается по многих странах). При регламентации порядка рассмотрения таких дел предусмотреть обязательные меры по установлению возможных наследников по закону или по завещанию, привлечению их к участию в деле. Необходимо наконец-то принять закон о порядке наследования и учета выморочного имущества, ссылка на который закреплена в части 3 ст.1151 ГК РФ (не принят в течение более 15 лет);

- Принять срочные меры по исправлению ошибочного толкования судами Москвы ст.1155 ГК РФ. Если же высшие государственные органы считают, что судебная практика идет по правильному пути, то просим закрепить в законе правило о пресекательном сроке принятия наследства для наследников по закону, в силу их обязанности общаться друг с другом. Это будет по меньшей мере честно по отношению к гражданам – «опоздавшим» наследникам и существенно снизит количество наследственных споров в суде;

- Организовать официальное публичное информирование граждан об открытии наследства, с установлением обязательного перечня минимальных мер со стороны государства для установления круга наследников;

- Внести изменения в порядок формирования Москвой жилого фонда социального использования. В ежегодные планы формирования данного жилого фонда не должны закладываться данные о количестве жилых помещений, полученных городом в порядке наследования (выбытия граждан);

- Принять меры, исключающие зависимость судов от жилищных органов г. Москвы, так как наличие такой связи означает, что гарантии надлежащей независимости судов не созданы.



Cегодня Иван рассчитывает на вас

Иван Гричанин нуждается в вашей помощи с петицией «НАСЛЕДНИКИ В РОССИИ НЕ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНОМ!ГОСУДАРСТВО ЗАБИРАЕТ НАСЛЕДСТВО СЕБЕ!». Иван и 665 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.