Запретить противоабортную рекламу и распространение ложной информации об аборте в Беларуси

0 людей подписали. Следующая цель: 100


Что нам чаще всего рассказывают об абортах

Можете ли вы припомнить фильм или сериал, рассказывающий об аборте как о возможном выборе одной из героинь?
Помните ли вы, как развивался сюжет после этого? С какими последствиями столкнулась героиня?
Согласно недавнему исследованию сюжетных особенностей американских сериалов и фильмов, когда дело касается абортов, если героиня хотя бы задумывается о таком решении, 14 процентов историй заканчиваются ее смертью, независимо от того, сделала ли она аборт или нет.
Шестьдесят процентов таких смертей происходят из-за самой процедуры аборта. Помимо него, смерть женщины на экране чаще всего происходит из-за убийства либо самоубийства.

Так как же нам чаще всего показывают аборт?

Нам говорят, что это процедура, связанная с большим риском, моральной и общественной стигмой и сопряженная с серьезными последствиями, одно из которых – смерть.
Но какова же реальная вероятность умереть от аборта? Меньше, чем 0,05%. Ваш шанс умереть от аборта, выполненного на первом триместре, буквально один на миллион.
Нам также показывают, что аборты совершают редко - очень маленький процент беременностей оканчивается абортом, когда речь идет о незапланированной беременности.
В реальности аборты удивительно обыденны: в среднем одна из трех женщин сделает аборт к моменту, когда ей исполнится 45.
Это то, о чем нам чаще всего рассказывают масс-медиа – истории, которые мы видим и слышим и которые формируют наше мнение об этой процедуре.
Но где же реальные истории? Где все факты и реальный опыт реальных женщин, которые делали аборт?

Стигма и замалчивание

Также как и репродуктивное право, будучи значительно политизированным, новое законодательство стремится создать финансовые и физические преграды для законного права женщины на аборт.
Закон всячески препятствует доступности абортов, особенно для женщин с низким заработком - из-за необоснованных требований о высоте дверей и парковках ликвидируются клиники женского здоровья, вводятся периоды ожидания между консультацией и самой процедурой (обычно 24 часа, некоторые требуют совершить 2 посещения клиники, что не всегда удобно женщине – прим. пер.) и особые требования к проведению УЗИ.
Анти-абортные политические настроения поддерживаются убеждениями о том, что аборт – опасная процедура, к которой прибегает меньшинство (аморальных, эгоистичных) женщин.
Стигматизация (как самого аборта, так и женщин, которые его выбирают) подкармливается СМИ – телевидением, кинематографом и новостями.
Такая информация об абортах совершенно противоположна реальности.
Большинство людей не знает, что аборт, в действительности, одна из самых безопасных и обыденных медицинских процедур.
Если каждая третья женщина делала аборт, тогда где же их истории?
Сейчас и так очень мало безопасных мест, где женщина может поделиться своей историей об аборте, а политическая, религиозная и общественная стигматизация еще больше заставляет женщину молчать.
Женщин не поощряют делиться своими историями об аборте, а совсем наоборот – их заставляют держать пережитый опыт в себе.
Несмотря на то, что аборт был легализован более сорока лет назад, культурная стигма продолжает учить нас, что его следует держать в секрете.
Молчание невыносимо тяжело для тех женщин, которые выбрали аборт или только обдумывают такой выбор.
Стигма изолирует нас, влияя на всех, заставляет нас стыдиться, запутывает и оставляет в неведении о том, сколько женщин из нашего окружения разделяют этот опыт.

Стереотипы и мифы в СМИ

Когда никто не слышит реальных историй, наше восприятие процедуры аборта во многом формируется под воздействием стереотипов, созданных американскими СМИ и политиками.
Каковы же основные типажи женщин, выбирающих аборт?
Популярный типаж из художественного телевидения – это проблемный подросток, девочка, случайно забеременевшая и вынужденная из-за этогостыдиться своего сексуального поведения. Несмотря на распространенность такого убеждения, в реальности только 18 процентов абортов совершаются девочками-подростками (Однако это не уменьшает необходимости поддерживать доступность абортов для несовершеннолетних).

Также СМИ часто связывают аборты с материнством: считается, что те, кто выбирает аборт, не хотят быть родителями. Стигматизация абортов учит нас, что это эгоистичный выбор, и параллельно противники абортов ставят матерей на вершину моральной иерархии, делая эти два понятия взаимоисключающими.

В реальности большинство женщин, делающих аборт, сами являются матерями.

Согласно Институту Guttmacher, 61 процент выбравших аборт женщин воспитывают по крайней мере одного ребенка, и многие указывают своих детей как главную причину своего выбора.

Еще один пример, который часто приводят анти-абортные активисты, это концепция использования абортов как противозачаточного средства.

Образ безответственной злодейки-женщины, которая делает миллион абортов из-за собственной лени и гиперсексуальности, базируется на множестве ложных убеждений, одно из которых гласит, что аборты легкодоступны.

Оно следует, как и множество других приведенных примеров, из общей культурной демонизации женской сексуальности. Наши СМИ в своем стремлении чрезмерно упростить чужой опыт, в частности опыт женщин, часто демонизируют и виктимизируют женщин и девочек, в особенности, когда дело касается нашей сексуальности. Эти истории показывают нам, что случается, если девочка или женщина, занимаясь сексом, не готова разбираться с его последствиями.

Представления об абортах глубоко переплетаются с тем, как наша культура рассматривает и относится к сексуальности и материнству. Как мы видим из представленного выше исследования, когда героиня произведения хотя бы задумывается об аборте, вероятность ее смерти увеличивается в разы.

Какую же опасную параллель мы проводим в головах зрителей?

Даже если героиня не умирает, она вынуждена испытывать неприятности. И это более широкий взгляд на аборты в нашей культуре: выбирать аборт всегда эмоционально тяжело, вы будете чувствовать вину и получите травматичный опыт.

Нам говорят, что все страшно в аборте – и сама процедура, и ваше решение, и гнет молчания, который будет давить на вас на протяжении всей жизни.

Образ аборта в массовой культуре создан таким образом, что множество женщин испытывали страх при мыслях о нем, т.к. у них не было реальных историй, которые помогли бы им оценить то, что с ними произойдет.

 

Так что же представляет собой аборт в реальности?

Аборты на самом деле не похожи ни на что.

Для некоторых женщин это совершенно не сложное решение.

Для других это очень тяжело, как финансово, так и эмоционально.

Большинство испытывает сложный комплекс чувств - облегчения и вины, радости и стыда, независимости, стигмы и обретенной уверенности в себе. 

Так же, как люди, подвергающиеся разным медицинским процедурам, женщины, делающие аборт, испытывают целый спектр чувств, зависящих от их жизненного опыта, системы здравоохранения, доступности мед. страховки и их собственного мнения об этом.

Но, в отличие от других медицинских операций, аборт сопровождается целым рядом ненужных моральных и этических стигм, делая его гораздо труднее, чем ему следовало быть. Однако для подавляющего большинства (90 процентов) женщин, сделавших аборт, последующее ему главное чувство – это облегчение.

Что мы можем сделать?

 

1. Создать безопасные пространства

Мы можем работать над созданием безопасной среды, где люди могут свободно делиться своими историями – и не только те, кто делали аборт, но и те, у кого был сопутствующий опыт – родители, партнеры, друзья.

 

Благодаря этому мы можем сделать так, чтобы эти истории были услышаны, сделать более безопасным и простым для других рассказывать и получить поддержку, если они решат сделать аборт.

Все больше и больше студ. городков и сообществ по всей Америке организуют обсуждения и другие похожие мероприятия с целью поддержать и вселить уверенность в тех, кто хочет рассказать о своем опыте.

Кампания организации Advocates for Youth «Каждая третья» помогает поделиться историями с помощью видео и социальных сетей и продвигает безопасные пространства и доступность абортов.

 

2. Поощрять реалистичные изображения в СМИ

Масс-медиа создает определенные стереотипы, поэтому мы должны создать более реалистичные и вызывающие сочувствие истории об абортах в СМИ.

Комик Дженни Слейт и ее команда борются с этой проблемой с помощью фильма Obvious Child (дословно - Очевидный ребенок), который выходит в этом году.

Делясь честными, точными историями, которым легко сочувствовать, мы можем противостоять царящим сейчас на телевидении и в кино образам, которые представляют аборт как нечто злодейское, женщину – жертвой и в общем слишком упрощают этот жизненный опыт.

 

3. Разрушить стигму вокруг слова «аборт»

Несмотря на заметные шаги в сторону улучшения статистики, доступности и инклюзивности абортов, в вопросе отношения к слову «аборт» мы движемся назад.

Подражая некоторым анти-абортным движениям в стигматизации процедуры аборта, а также самого слова, все больше про-чойс организаций предпочитают использовать слово «выбор» [вместо слова аборт].

К примеру, организация NARAL, чей акроним изначально обозначал National Abortion Rights Action League – Национальная лига по продвижению права на аборт (примерный перевод), поменяла свое имя в 2003 году на NARAL Pro-choice America с маркетинговыми целями. И так же сменило свои имена и множество других правозащитных организаций, политических кампаний и отдельных активистов. Кто сможет сказать нет «выбору», верно?

Это политическая стратегия, которая может быть эффективна в достижении краткосрочных целей. Но в долгосрочной перспективе, когда мы отвергаем слово «аборт», мы только больше его стигматизируем и это только вредит нашей общей цели.

Если активисты в сфере абортов не будут использовать это слово, то кто же будет?

4. Делиться нашими историями

Делали ли вы аборт? Если вы чувствуете себя в безопасности, поделитесь этой историей со своими друзьями.

Когда я начала рассказывать своим друзьям об аборте, выяснилось, что у многих из них также есть этот опыт. Иногда достаточно одному человеку поделиться своей историей, и остальные также почувствуют в себе силы рассказать.

Поскольку в нашем обществе так мало мест, в которых можно свободно говорить об аборте, придуманные истории в медиа, которые мы слышим и в которых принимаем участие, заставляют нас думать, что мы знаем об аборте. И это влияет не только на наше отношение к абортам, но и на политику и законы, которые препятствуют свободному доступу к репродуктивным правам.

Когда аборт представляется обществу опасностью, законодательным органам гораздо проще получить общественную поддержку для еще большего осложнения доступа к этой процедуре.

Когда мы делимся нашими историями, мы не только показываем, что аборты – это распространенный, а также сложный и многогранный опыт, мы также обращаем внимание на правдивые свидетельства – кто делает аборты, на что они похожи, и с чем мы сталкиваемся, когда пытаемся получить полный доступ к абортам.

Когда мы рассказываем наши истории, мы открываем наши имена, лица и реальные жизни в противовес этой «мифической процедуре», о которой нам постоянно рассказывают в медиа, мы развенчиваем миф, дестигматизируем аборты и стремимся сделать этот жизненный опыт эмоционально здоровым, не травмирующим, и доступным для всех.



Cегодня Consuelo рассчитывает на вас

Consuelo Kavaliova нуждается в вашей помощи с петицией «Запретить противоабортную рекламу и распространение ложной информации об аборт в Беларуси». Consuelo и 12 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.