Закрыть уголовное дело против больной 24-летней Дарьи за покупку антидепрессанта бупропион

0 людей подписали. Следующая цель: 150 000

Александр Фёдоров
Александр Фёдоров подписал(а) эту петицию

English

Мы призываем прекратить уголовное преследование Дарьи Беляевой (24 года) из Екатеринбурга и других больных, нуждающихся в Бупропионе, а также обеспечить в России возможность покупать в аптеках препарат, который не имеет аналогов и обладает уникальными действующими свойствами.

До 20 лет грозит Дарье Беляевой за получение посылки с антидепрессантом. Сейчас девушке 24 год, то есть почти столько же она рискует провести в тюрьме.
С 2012 Дарья лечится от шизотипического расстройства. До сих пор не удавалось снять депрессивную симптоматику - отсутствие сил, дереализацию-деперсонализацию, очень резкие скачки эмоционального состояния, апатия, панические атаки и тревожность. Лечащий врач рассказала Дарье о бупропионе - препарате, который используют во всём мире и который приводит к значительному улучшению у 70-80% пациентов, у которых была невосприимчивость к другим антидепрессантам.

Девушка совместно с врачом проверила, что препарат не фигурирует ни в одном списке запрещённых веществ.

8 апреля при получении посылки с лекарством Элонтрил (действующее вещество бупропион) задержали Дарью Беляеву. Ей не давали связаться с близкими, с адвокатом, провели допрос ночью, что является нарушениям. В этот же день Кольцовская таможня возбудила уголовное дело по части 3 статьи 229.1 УК (контрабанда наркотиков в крупном размере, наказание предусматривает от 10 до 20 лет колонии) и части 2 статьи 228 УК (незаконное приобретение наркотиков в крупном размере) за получение одной упаковки препарата массой 10,69 грамма (30 таблеток, что приблизительно назначают на 30 дней приема).

Это лекарство не может продаваться в российских аптеках и врачи не могут выписывать на него рецепты, поскольку у него нет государственной регистрации, однако к запрещенным препаратам оно не относится. До 2016 бупропион был в реестре лекарственных средств РФ, затем компания-производитель сама отозвала лицензию. Скорее всего, компании было не выгодно продавать его на российском рынке.

В мировой практике бупропион используется при разных формах депрессии, биполярном расстройстве, синдроме дефицита внимания, никотиновой зависимости, а также для усиления действия других антидепрессантов и коррекции, вызванных лекарствами, сексуальных нарушений. В настоящее время его получают десятки миллионов людей, и это больные люди, а не потребители наркотиков.

Бупропион отсутствует в перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ. При этом в результате исследования специалист пришел к выводу о том, что вещество относится к производному наркотического средства. Как же такое возможно?

Дело в несовершенстве нашего антинаркотического законодательства. В последнее время появилось много новых психоактивных веществ, которые законодатели просто не успевали вносить в Перечень. Для упрощения контроля было придумано понятие «производные наркотических средств».

Простой человек никогда не сможет догадаться, какое вещество могут признать «производным». Для этого необходима экспертиза, проводимая специалистом. При этом сравнивается только химическая структура веществ, не имеет никакого значения, какое действие оказывает вещество на организм, какими свойствами оно обладает, вызывает ли наркотическое опьянение, зависимость и т.д.

С точки зрения химиков и психиатров, относить вещества к наркотическим или психотропным согласно формулировке из закона не корректно, зато это очень удобно для правоохранительных органов.

Получается, что многие нуждающиеся российские больные будут лишены шанса на излечение, т.к. у бупропиона нет аналога, который бы действовал таким же образом. Кроме того, его рекомендуют обычно, когда все другие доступные комбинации уже испробованы, это лекарство последней линии и для многих –  единственная надежда излечиться или хотя бы облегчить течение болезни.

При этом каждый, кто приобретает препарат рискует попасть за решетку на долгие годы. Мало того, что человеку плохо и его лишают возможности лечиться, так еще и отправляют в тюрьму. Разве это по-человечески? А, не дай бог, страдающий тяжелой депрессией не выдержит и совершит суицид? Кто будет нести ответственность в таком случае?

К сожалению, это уже не первый случай, когда из-за правовой неопределенности законодательства, страдают больные люди. Год назад широкий резонанс вызвало дело против Екатерины Конновой. Для своего шестилетнего сына, у которого ДЦП и эпилепсия, она купила недоступный в России препарат диазепам в виде микроклизм. Остаток дорогого лекарства Коннова решила продать через интернет, за что ее обвинили в сбыте наркотического средства. Благодаря общественному резонансу петиция в защиту Екатерины собрала 287 тыс. подписей. В итоге уголовное дело было отменено.

Аналогичная ситуация недавно произошла с препаратом фризиум. Благодаря общественному резонансу и реакции Минздрава вопрос благополучно разрешился. Больные депрессией точно так же беззащитны, как и матери, на которых заводились уголовные дела из-за лекарств. И также нуждаются в общественной помощи.

Мы просим прекратить уголовное преследование Дарьи Беляевой. Кроме нее есть еще несколько больных, купивших бупропион, которые сейчас несправедливо обвиняются в контрабанде и незаконном обороте наркотических средств.

У Дарьи и других больных психическими расстройствами должна быть возможность легального приобретения и использования лекарства, которое нечем заменить.