Петиция закрыта

Законодательно передать ребенка матери! Отец украл ребенка!

Эта петиция собрала 918 подписантов


Прошу помочь защитить права моей доченьки которую отняли у меня, матери, Елены Владимировны  и передали отцу абсолютно безосновательно! 

Я состою в браке с  с августа 2012 года. В совместном браке в.2014 г. у нас родилась дочь

Совместная жизнь не сложилась, так как не имел постоянного дохода, работать не хотел, и, находясь большую часть времени дома, постоянно устраивал скандалы  в  присутствии ребенка. Также он неоднократно применял ко мне и дочери физическую силу,  в связи с чем я обращалась в больницы и в органы полиции. В конце января 2016 г. муж бросил нас с дочкой, ушел из дому и не обеспечивал.

Из-за хронического безденежья я была вынуждена выйти на работу до окончания отпуска по уходу за ребенком. В марте 2016 г. я нашла работу и решила съехать от мужа, т.к. совместное проживание стало невозможным, о чем я неоднократно предупреждала и сообщила перед отъездом.

31 марта 2016 года я собирала вещи перед отъездом. Приехал  устроил скандал, и обманным путем, без согласования со мной, самовольно забрал дочь из детского сада, и увез в неизвестном направлении, не поставив меня в известность о местонахождении ребенка.  В последствии, вплоть до 08.04.2016 г.  скрывал дочь в доме своего отца, Абрамовича по адресу г. Москва, ул. Я каждый день приезжала, пыталась увидеть дочь, муж не допускал меня к доченьке, избивал вместе со свекром, у меня были зафиксированы множественные ушибы и кровоподтеки, черепно-мозговая травма.

08.04.2016 г. судья Видновского районного суда Волкова Юлия Сергеевна вынесла определение о  месте жительства ребенка на время бракоразводного процесса  - с отцом. Меня же ограничили в общении и назначили график встреч с двухлетней дочкой – по два часа два дня в будни, 1, 3 субботу и 3,4 воскресенье с 10-00 до 18-00.

В материалах дела отсутствовали какие-либо объективные данные, свидетельствующие о моем отрицательном отношении к дочери, антисоциальном моем поведении, отсутствии возможности мне заниматься воспитанием дочери. Я не наркоманка, не алкоголичка, не курю, на учете у психиатра не состою, работаю, имею место жительства.

Я выносила, родила собственное дитя. Была сложная беременность, Евочка появилась на свет путем кесарева сечения. С момента рождения доченька сражу же попала в реанимацию с воспалением легких, я постоянно находилась в ней, выходила. Потом были поставлены диагнозы при рождении – дисплазия тазобедренного сустава, атопический дерматит. Я постоянно занималась здоровьем дочери, никогда не разлучалась с ней.

Обеспечительная мера в виде ограничения меня общения с ребенком ни чем не обоснована и ни чем не подтверждена.  Также как и обязательство – свидания в присутствии отца. Вынося это дикое определение, суд вовсе не учел особые обстоятельства дела: малолетний возраст ребенка – 1 год 11 месяцев, разнополости с отцом и исключительной привязанности дочери к матери.

Определение суда от 08.04.16 нарушает законные права и интересы моей дочери. Определение суда вынесено в ущерб интересам ребенка. По сути, маленькая девочка (1 год 11 месяцев) лишена матери, не лишенной и не ограниченной родительских прав.

Судом не приняты во внимание нормы международного права – шестой принцип Декларации прав ребенка, Принятой резолюцией 1386 (ХIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 года, который указывает, что ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью. В материалах дела отсутствуют доказательства наличия каких-либо исключительных обстоятельств, которые являлись бы основанием для отобрания ребенка у матери.

Кроме того, для маленького ребенка, тем более для важное значение имеет тактильный контакт с мамой. Благодаря прикосновениям мамы ребенок становится менее пуглив и более спокоен, поскольку в острых ситуациях прикосновения снижают его эмоциональную напряженность. К тому же ребенок меньше подвержен болезням, так как касания положительно действуют и на иммунную систему. Недостаток тактильного контакта может негативно влиять на процесс обучения ребенка, на развитие его мышечной массы, а также вести к нарушению эмоционального развития.

Два годика – возраст, когда в сознание маленького человека закладываются многие важные понятия. Нельзя отлучать ребенка от матери в таком малом возрасте, это пагубно сказывается на психике и здоровье ребенка! А для малышки самым главным впечатлением пока остаётся то, что отец на её глазах постоянно избивает меня! Евочка кричит, плачет.

Суд определил место жительство ребенка – как привычное с рождения. Не учтя при этом, что девочка жила с рождения с МАМОЙ!!! Для ребенка главное-не привычное место проживания, а проживание с матерью, которая создала все необходимое для полноценного развития и воспитания ребенка! Отец, в силу отсутствия навыков и отсутствия интереса к воспитанию и уходу по ребенку ( часто не ночевал дома, а затем бросил семью в январе 2016 г) не может обеспечить должный уход за малолетним ребенком. Дважды, обнаружив во время визитов для общения с ребенком признаки ОРВИ, не замеченные отцом, я вызывала скорую помощь (врачи которой подтвердили наличие заболевания). До моего вмешательства медицинскую помощь девочке не оказывали; отец, по всей видимости, не замечал признаков заболевания. Также отец препятствовал осмотру ребенка службой скорой помощи, для чего мне  приходилось вызывать полицию.

Теперь я по определению суда встречаюсь с доченькой только три раза в неделю. Но отец иногда не позволяет видеться, мотивируя тем, что ребёнок расстраивается и плачет. Отец  обязательно найдёт причину, чтобы унизить меня в присутствии ребёнка. Свидание с дочерью превращается в избиение меня. Мне, матери, пострадавшей от побоев мужа, не дают общаться с моей доченькой, с которой я проводила 24 часа в сутки, занималась воспитанием и здоровьем!  

В производстве мировых судей судебных участков № 49 района Черемушки г. Москвы и № 11 Видновского судебного района Московской области находятся уголовные дела, возбужденные по  ст. 115, 116 УК на 

Отец ребенка вступил в преступный сговор с директором детского сада «Гулливер» - Агеевым Владимиром Александровичем, который не пускает меня на территорию детского сада, не дает мне полной информации о дочери,  мотивируя наличием определения суда.

Опека ничего решать не хочет (Управление опеки и попечительства Министерства образования МО по Ленинскому муниципальному району 142700, МО, Ленинский р-он, г. Видное, ул. Школьная, д. 45, руководитель – Гнедова Светлана Петровна).  На мои неоднократные обращения по поводу невозможности встреч с дочкой из-за избиений меня мужем в присутствии ребенка, руководитель опеки заявила – «Вы хотите решить свои проблемы нашими руками. Если не сможете договориться с отцом ребенка, то мы заберем ребенка в приют. Ребенок останется либо с отцом, либо – в приюте. Но не с Вами».

На мои неоднократные обращения в отдел по делам несовершеннолетних, по поводу невозможности встреч с дочкой из-за избиений меня мужем в присутствии ребенка, мне отвечали, что не находят в действиях отца состава преступления, и предлагали отказаться от встреч с ребенком, чтобы якобы не травмировать ребенка.

На мои обращения в полицию по поводу избиений меня мужем в присутствии ребенка, мне выдавались отказы в возбуждении уголовных дел. Было подано заявление в УВД Ленинского района о возбуждении уголовного дела по ст. 117 – на основании 11 эпизодов, подтвержденных медицинскими справками и показаниями свидетелей. На данный момент вынесен отказ в возбуждении уголовного дела.

В ходе заседаний Видновского суда от 18.05.2016 и 19.05.2016, я подавала еще раз ходатайства об определении места жительства ребенка со мной,  или хотя бы изменении графика общения – без присутствия отца. Суд оставил мои ходатайства без удовлетворения. 

Сейчас назначена судебная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении меня, отца ребенка и. Она продлится, как минимум, месяца три. Все это время я не увижу доченьку…..

Я хотела бы задать вопросы: кто может урезонить правоохранительные органы, чтобы ребенок остался все-таки с матерью? Чем провинилась мать, воспитывая своего ребенка, что ее так ограничили в общении?

Почему отдел по делам несовершеннолетних, куда я писала заявление 31.03.2016, не  предпринял никаких мер по возвращению ребенка к матери?

Что делалось органами полиции по предотвращению фактов насилия над матерью в присутствии ребенка и над ребенком?

Вопрос к опеке г. Видного  – каковы были основания для определения места жительства двухлетней  с отцом, а не с матерью? Что ассоциального в поведении матери, чем она может навредить ребенку? Чем вызвано такое решение, исходя из того, что мать не лишена родительских прав, находится в браке, занималась ребенком с рождения вплоть до самовольного изъятия отцом ребенка у матери? Какие основания предположить, что ребенку с отцом лучше, чем с матерью?

Исходя из каких заключений получилось, что двухлетняя девочка стала проживать с отцом, при этом не имея возможности общаться с матерью?

Кто будет нести ответственность за психотравму ребенку – отнятие у матери, изменение привычного окружения и образа жизни двухлетней

Какие меры могут предприниматься  в защиту матери и ребенка?

Кто будет нести ответственность, если отец ребенка, имеющий двойное гражданство, увезет ребенка за пределы РФ?

В соответствии с ч. 1 ст. 38 Конституции Российской Федерации - Материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

 Я верю, что Ваша помощь поможет изменить ситуацию – отменить определение Видновского суда от 08.04.2016 и повлиять на окончательное решение. Евочке очень нужна мама!

Мои телефоны: 8 916 142 69 02, 8 903 735 19 18         



Cегодня Елена рассчитывает на вас

Елена Гершман нуждается в вашей помощи с петицией «Законодательно передать ребенка матери! Отец украл ребенка!». Елена и 917 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.