Беззаконие органов власти в г.Перми

0 людей подписали. Следующая цель: 200


Методы "серых" рейдеров формально носят законный характер,
но при более детальном изучении становятся понятно,
что схемы имеют признаки мошенничества.
Иными словами, рейдерство процветает там, где несовершенство закона
сочетается с высокой коррумпированностью органов государственной власти.

В Пермском крае арбитражный управляющий, сотрудники налоговой, судов, правоохранительных органов и прокуратуры практически уничтожили уникальный завод. Руководители – в тюрьме, деньги выводятся, имущество распродается. По чьему заказу работает местная «команда», и чем это дело может обернуться для других предприятий?
24 апреля 2017 года судья Индустриального районного суда города Перми Виталий Симонов признал Михаила Ширинкина, Виктора Селезнева и Наталью Тарасову виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч.4 ст. 160 УК РФ, ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство и хищение в особо крупном размере), и назначил им наказание в виде 6 лет лишения свободы для Ширинкина и Селезнева и штрафа в 350 тыс. рублей для каждого, 5 лет лишения свободы для Тарасовой и штрафа в 250 тысяч рублей.
По мнению суда и следствия, эта организованная группа преднамеренно обанкротила, присвоила и растратила 921 млн рублей, принадлежащих производственное предприятию ОАО «ЭЛИЗ», где они сами же были собственниками и руководителями.
Преодолевая кризисы
«Пермский завод высоковольтных электроизоляторов», расположенный по ул. Репина,98 в Орджоникидзевском районе Перми, был построен в 1960 году. Виктор Селезнев работал на нем еще в советское время, а в 1997 году, после приватизации предприятия, вместе с Михаилом Ширинкиным стали акционерами. На тот момент перспективы были туманными:
«…Задолженность по налогам и заработной плате составляли астрономические цифры, технологический процесс практически был остановлен. При этом на заводе работало около 600 человек. К 1999 году удалось стабилизировать ситуацию. После чего начали заниматься модернизацией существующего технологического процесса: туннельные обжиговые печи переведены с мазута на природный газ, полностью усовершенствована технологическая и производственная цепочка с заменой устаревшего оборудования на современное.
К 2000 году предприятие уже не имело никаких задолженностей и превратилось в стабильного плательщика налогов и сборов в казну Российского государства. На предприятии никогда не использовались “серые” схемы расчетов, все финансовые операции были прозрачны, что позволяло контролирующим органам видеть объективную картину», - рассказывают собственники в своих обращениях в инстанции.
До недавнего времени «ЭЛИЗ» было единственным (!) предприятием в стране, выпускавшим продукцию (около 400 наименований) из высоковольтного электротехнического фарфора. Основными потребителями были ОАО «Российские энергетические сети» и ОАО «Российские железные дороги». Также продукция предприятия поставлялась в более чем сорок стран мира.
Изоляторы, выпущенные в Перми, имеют гарантийный срок 25 лет, а служат все 50-ть. Но в условиях современной экономики, это оказалось не преимуществом, а проблемой. Еще с начала 2000-ых г.г. на российский рынок стала поступать иностранная продукция этого профиля. И, если первое время потребители «ЭЛИЗ» не отказывались от продукции завода, доверяя давнему и надежному партнеру, то постепенно в конкуренции цена-качество стали выбирать более дешевые изделия, хотя срок их эксплуатации – 7-12 лет.
Кризис 2008-го предприятием был успешно преодолен, но, начиная с 2009-го, перестало поставлять свою продукцию на ОАО «РЖД», хотя были разработаны и прошли все технологические испытания новые облегченные изоляторы для скоростных контактных сетей железных дорог, отвечающих всем мировым стандартам и даже превосходя их. Аналогичная ситуация произошла в ОАО «РЭС». Потребность в продукции вроде есть, но всегда на первый план в проводимых аукционах выходит цена, а качество и энергетическая безопасность - на второй.
Поддерживать местного производителя монополисты не хотят. Но благодаря тому, что с 2006 года на заводе реализовывался план модернизации, удавалось оставаться на плаву. Была усовершенствована продукция основного производства, т.е. высоковольтных изоляторов, а также появились новые изделия - высокопрочные фарфоровые трубопроводы, поворотные узлы, запорная арматура для агрессивных сред. Технологические испытания начаты на ОАО «Уралкалий» в 2010 году, претензий не было. Данная технология может быть использована в металлургической, нефтехимической, газоперерабатывающей, золотодобывающей, алмазодобывающей отраслях с впечатляющим экономическим эффектом.
На основе отходов действующего производства разработана и внедрена в серийный выпуск технология производства неорганических пигментов для лакокрасочной, керамической и отрасли производства строительных материалов.
Предприятие, уникальное для мирового рынка, вело переговоры с иностранными производителями, было готово к увеличению объемов производства, дальнейшему развитию. В 2009 году появился филиал в городе Великие Луки Псковской области.
«Великолукский завод электротехнического фарфора», практически единственное промышленное предприятие города с населением чуть больше 90 тысяч человек, испытывал кризис. В 2008 году скончался его генеральный директор Александр Маркелов – известный промышленник и политик Псковской области. Дело продолжил его сын – Сергей Маркелов. После объединения с ОАО «ЭЛИЗ», псковский завод продолжал работать самостоятельно, сохранив производство, рабочие места, а пермский - усилил конкурентные преимущества.
Но с середины 2012-го в компании начали происходить странные события...
Михаил Ширинкин:
«Экономика данного бизнеса никогда не была высоколиквидной и рентабельной (не превышала 12-15%), но потребность в продукции всегда была. Для ее изготовления предприятие, в основном, кредитовалось в долгосрочных промежутках времени сроком 5-7 лет. Никаких просрочек по взятым на себя кредитным обязательствам ОАО «ЭЛИЗ» не допускало».

Но перед «Сбербанком России» просрочка по выплатам все-таки образовалась. И он стал просить досрочно погасить кредит. В результате из оборотных средств предприятия в уплату долга ушло 240 млн рублей (при годовом обороте – 650 – 700 млн), но и этого не хватило. Учитывая, что технологический цикл на ОАО «ЭЛИЗ» имеет сезонный характер, основное производство изоляторов происходит с октября по март, а реализация продукции с мая по октябрь, то ситуация к концу 2012 года сложилась критическая.
Кредитная история предприятия из-за «Сбербанка» была испорчена. Другие финансово-кредитные организации региона не хотели предоставлять займы. Расчетные счета завода были блокированы. Готовую продукцию начали реализовать через торговый дом ООО «ЭЛИЗ», который был создан еще в 1998 году.
Для того, чтобы выплатить долги по зарплате, первый заместитель генерального директора Михаил Ширинкин закладывает свой дом. Наконец, удалось найти банк в городе Санкт-Петербург - ОАО «ПСКБ», который согласился дать кредит ООО «ЭЛИЗ», если эта организация приобретёт на возмездной основе у ОАО «ЭЛИЗ» недвижимое и движимое имущество для того, чтобы было необходимое обеспечение займа.

Михаил Ширинкин:
« Было предложено всем службам ОАО «ЭЛИЗ» проработать условия данного кредита и оценить их с требованиями действующего законодательства. Юридически-правовая, экономическая, техническая и коммерческая службы выдали положительные заключения, и кредит был взят, так как на тот момент иного выхода не было и предприятие могло прекратить свою деятельность.
Мы прекрасно понимали, что имущество не выбывает в сторону третьих лиц, не нарушает прав акционеров и действующего законодательства, а предприятие продолжает работать».
Первый транш кредита составлял 230 млн рублей. 29 млн рублей пошло на погашение задолженностей перед «Сбербанком». И все могло бы обойтись и предприятие вышло бы из очередного кризиса, как это было не раз, но «коршуны» уже слетались…
Налоговая, ваш выход
Виктор Селезнев в 2012-м году был освобожден от должности генерального директора предприятия, оставшись собственником. На руководящую должность была назначена Наталья Тарасова. В конце февраля 2013 года она узнает, что МИФНС России № 9 (Орджоникидзевский район) по Пермскому краю инициирует процедуру банкротства предприятия ОАО «ЭЛИЗ». Тарасова, согласно действующему законодательству, обращается в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве, с целью избежать привлечения ее к субсидиарной ответственности.
Задолженность перед налоговой на тот момент составляла всего 15 млн рублей. Для такого предприятия – копейки, не та сумма, из-за которой можно было бы заявлять о несостоятельности (банкротстве). Тем более, что «ЭЛИЗ» долгие годы был крупнейшим налогоплательщиком района и города. Спасти предприятие ничего не стоило. Но началась процедура. Первым арбитражным управляющим на внешнее наблюдение был назначен Игорь Реутов. Вместе с руководством предприятия он разрабатывал план по выходу из кризиса.
Михаил Ширинкин:
«Однако представители налоговой инспекции с первого дня внешнего наблюдения и внешнего управления, всегда голосовали против плана и работы предприятия, а также настаивали на реализации имущества и прекращения работы завода, т.е. удовлетворения требования кредиторов».
Видимо, действия управляющего Реутова не устраивали инициаторов банкротства. И его заменяет Алексей Безденежных. На собрании кредиторов отменяется предыдущий план, при содействии все той же налоговой, и начинается конкурсное производство. В дальнейшем все заявления в Арбитражном суде Пермского края от А.Безденежных моментально удовлетворяются судьей Ириной Даниловой, в отличие от жалоб другой стороны. Ранее Данилова много лет работала начальником отдела по контролю за СРО арбитражных управляющих в Минюсте, Росреестре.
Грязная работа
Вскоре, после начала процедуры банкротства в ОАО «ЭЛИЗ», было подано заявление о банкротстве торгового дома ООО «ЭЛИЗ». Конкурсным управляющим была назначена Наталья Вохмина.
В начале сентября 2015 года она обращается в СМИ с открытым письмом, в котором сообщает, что пермские полицейские участвуют в рейдерском захвате. Так, 4 сентября неизвестные вместе с сотрудниками УЭБ и ПК ГУ МВД по Пермскому краю установили контроль над предприятием, закрыли двери и насильно увезли сторожей завода «для установления личностей». Сама Наталья Вохмина не смогла получить доступ на территорию завода, и опасается, что на предприятии осуществляются действия по хищению имущества и сокрытию следов преступления. По данным фактам были направлены обращения в ГУ МВД по Пермскому краю, прокуратуру и ФСБ.
Результат не замедлил себя ждать. Н.Вохмина подает заявление о снятии с себя полномочий, так как на нее оказывают давление.
Методы, вызвавшие такое удивление у конкурсного управляющего, сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями и противодействия коррупции ГУ МВД России по Пермскому краю под руководством Вячеслава Еговцева, используют всегда, и с ними знакомы уже сотни, если не тысячи предпринимателей края. Они направлены, чаще всего, не на эффективное расследование, а на оказание давления - это акции устрашения.
Именно в УЭБ Алексей Безденежных и подает заявление на Ширинкина М.В., Селезнева В.Ф. и Тарасову Н.Н. На раз-два возбуждаются уголовные дела по обвинению их в преднамеренном банкротстве и хищении в особо крупном размере, совершенном группой лиц, по предварительному сговору.
Самих собственников, которые не переставали ими быть, с этого момента не пускают на предприятие. Вскоре с автоматами наперевес вламываются с обыском домой к Михаилу Ширинкину, как будто он международный террорист – не меньше.

Нина Ширинкина, дочь М.Ширинкина
- Грязными ботинками топчут твой дом, все перерывают вверх дном. Моя сестра маленькая лежала с температурой, но это никого не остановило. На заводе уже прошли обыски, и они думали, что папа дома хранит копию архива.
Но копий, к сожалению, не было, в том числе и протоколов собрания акционеров, которые подтверждали бы, что все решения принимались не просто большинство голосов, а практически всегда - единогласно.
Василий Селезнев, сын В.Селезнева:
- Когда забирали архив на предприятии, сделали опись – все было. Но когда мы стали затребовать, - их не оказалось. Ключевые документы, где все подписи собственников.
Если бы все собственники – Михаил Ширинкин, Виктор Селезнев, Владимир Нелюбин – известный пермский бизнесмен, Сергей Маркелов и Татьяна Никифорова подтвердили, что все решения принимались совместно, то и привлекать надо было бы всех или никого. Но здесь получилась дружба врозь. И если Ширинкин и Селезнев отрицали свою вину и доказывали, что все сделки были одобрены акционерами и проводились в общих интересах, то Нелюбин заявил следователям, что не знал, под чем ставил подпись. Правда, потом, уже в суде, добавил, что согласился бы с действиями бывшего руководства ради спасения предприятия. Но поезд уже ушел.
Маркелов С.А. Никифорова Т.В. – руководители из великолукского филиала, который к 2013 году из-за кризиса уже практически перестал существовать. Производство в ОАО «ЭЛИЗ» осталось только в Перми. Собственникам была выплачена их доля, имущество было выкуплено и перевезено в Пермь. По дороге ничего не потерялось. Никаких имущественных и других исков С.Маркелов и Т.Никифорова не предъявляли. Но когда здесь началось расследование, стали тоже давать противоречивые, невнятные показания.
Поработали следователи и с генеральным директором Натальей Тарасовой. Из материалов дела следует, что сначала она дала показания против Ширинкина и Селезнева, но потом отказалась от них. Тем не менее, св том числе, и с ее слов организатором преступной группы уже был назначен Виктор Селезнев.
Василий Селезнев:
- Когда все это началось, он уже не работал на заводе. Просто получал дивиденды, и все. Обвинение строится на показаниях свидетелей, рядовых сотрудников, которые говорили, что они с Ширинкиным были руководителями. И что из этого следует?
Сама суть обвинения по двум статьям в том, что Тарасовой Н.Н., Ширинкиным М.В. и Селезневым В.Ф. совершено преднамеренное банкротство и хищение в форме растраты путем продажи недвижимого и движимого имущества ОАО «ЭЛИЗ» путем его передачи по договору поставки ООО «ЭЛИЗ», то есть своему же торговому дому. Это как раз было сделано, чтобы выполнить условия и получить кредит в банке Санкт-Петербурга.
Конкуренция статей, неправильная квалификация – все это «цветочки», обычная уже небрежность в работе следствия, по сравнению с тем, что нет ни объективной, ни субъективной стороны преступления.

Павел Афанасьев, адвокат М.Ширинкина:
- Согласно п.1 примечания к ст. 158 УК РФ под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные действия - безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.
Хищения имущества ОАО «ЭЛИЗ» не было, оно фактически не выбывало из владения и пользования завода. Ни обвиняемые, в том числе и Ширинкин М.В,, ни их родственники, никто не получил это имущество. Оно как использовалось, так и используется предприятием. Именно по этим причинам не произошло причинение ущерба ни собственнику, ни иному владельцу.
Обвинением так и не доказан умысел, то есть субъективная сторона преступления. Корыстный мотив подразумевает получение материальной выгоды лицом, совершившим противоправное деяние. Таким образом, признаки хищения отсутствуют.
Также стороной обвинения не был доказан умысел на совершение преднамеренного банкротства. Руководство предприятия действовало в строгом соответствии с положениями ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Преднамеренного банкротства не было. Разве что со стороны налоговой инспекции. Имущество – на месте. Ущерб никому не причинен. Именно поэтому Михаил Ширинкин и Виктор Селезнев были уверены, что весь этот абсурд закончится ничем. Но нет такой задачи и такого задания, с которым бы не справились пермские следователи Главного следственного управления ГУ МВД России по Пермскому краю. Это дело вели Корякин А.А., Кашин С.В., Сулимов А.В.
Прокуратура и суд
Так, по делу было проведено несколько экспертиз. ООО «Независимая консалтинговая компания», которое выполняло работы по заказу обвиняемых, оценило имущество предприятия в сумму около 200 млн рублей. Точно такой же результат, независимо, друг от друга, получился еще у нескольких организаций, в которые обратились защитники обвиняемых. А вот компании, которые выполняли оценку по заказу следствия, например, ООО «Вишера-Оценка», насчитали в общей сложности движимого и недвижимого имущества на сумму в 732 млн рублей, которую и стали предъявлять обвиняемым.
Нина Ширинкина:
- Мы оценивали предприятие единым имущественным комплексом, как это и положено, потому что это производство, а эксперты, которых назначили следователи – как торговое предприятие, отдельными объектами, по каким-то непонятным ценам. Они обвиняют нас в том, что мы занизили стоимость, а, на самом деле, они намеренно ее завысили.

Михаил Ширинкин:
«На протяжение предварительного следствия нам отказывали в принятии документов, которые могли бы изменить его ход. После того, как дело было закончено, и мы пытались сдать документы, оправдывающие нас в прокуратуру Пермского края, то уголовное дело объемом в 67 томов тут же, в течение суток, уходит из стен прокуратуры в суд, а наши документы отправляются прокуратурой в ГСУ МВД России по Пермскому краю и практически теряются».
Действительно, в Прокуратуре Пермского края адвокатам обвиняемых сказали, что их экспертиза потерялась. Хорошо, что была копия, да и оригинал потом «нашелся», когда дело уже ушло в суд.
Надзорный орган, видимо, даже не пытался разобраться в обстоятельствах дела, которые максимум могли быть квалифицированы как незаконная предпринимательская деятельность или злоупотребление полномочиями, то есть как гражданско-правовые отношения в рамках хозяйственной деятельности предприятия, но не как тяжкие уголовные статьи. Но государственный обвинитель затребовал для М.Ширинкина и В.Селезнева по 14 лет лишения свободы и для Н.Тарасовой – 11 лет.
Место совершения преступления – ул. Репина,98, Орджоникидзевский район. Но краевой суд почему-то не доверил рассматривать дело «местным». После передачи дела от одного судьи к другому, сложным путем, еще и через Добрянский суд, принял на себя удар заместитель председателя Индустриального районного суда города Перми – Виталий Симонов. Во время судебного разбирательства формально были изучены обстоятельства дела, но юридическая оценка доказательствам обвинения и доводам защиты не была дана.


Так, у судьи в процессе не возникает вопроса, почему не привлекаются к ответственности другие собственники. Он учитывает первоначальные показания Н.Тарасовой, и не принимает во внимание то, что она от них впоследствии отказалась. В суде путается в своих показаниях бывшая сотрудница Светлана Фрэзе, которая подозрительно уволилась буквально перед банкротством. Выясняются факты подделки документов секретарем совета директоров Поздиной Л.Л., а также подписей акционеров – за В.Нелюбина расписался Сергей Калашников – коммерческий директор, сегодня фактически управляющий предприятием вместе с А.Безденежных.
Все противоречия очевидны, не устранены следствием, подтасовка фактов налицо - дело в таком «непотребном» виде рассматривать нельзя. О возвращении на доследование ходатайства просят не только обвиняемые, но сами потерпевши - кредиторы(!).
Так, Самсонов С.А., действующий в интересах ООО «Первый хлеб», в ходатайстве о возвращении дела прокурору, указывает В.Симонову, что некачественно проведенное следствие, избирательное привлечение к уголовной ответственности акционеров и желание побыстрее отправить дело в суд, не установив все обстоятельства, - нарушает его права как потерпевшего, кредитора третьего звена, так как ущерб должны возмещать все лица, которые его нанесли.
Но все это никому не интересно. Судья Симонов положил обвинительное заключение в свой приговор, добавил несколько абзацев и отправил людей в тюрьму.

Василий Селезнев:
-У моего отца есть заболевания, которые входят в перечень заболеваний, при которых не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. И даже это обстоятельство не учли.
Нина Ширинкина:
-Если, действительно, как считает суд, они украли эти деньги, то почему тогда штраф – только 350 тысяч, и срок наполовину «скостили»? Потому что это наказание не имеет отношения к делу.
Нашу семью практически пустили по миру. Первый адвокат, с которым мы работали, как потом выяснилось, сотрудничал со следствием, а мы столько денег на него потратили. Я продала свою квартиру. Теперь с семьей живем у мамы. Там же мой брат и сестра – 11 лет. У моего отца на иждивении несовершеннолетний ребенок, и это тоже никто не учитывает.
Новость о приговоре в отношении руководства предприятия разлетелась по СМИ. Михаил Ширинкин – известный человек. Экс-депутат Пермской городской Думы 3-х созывов. Был председателем комитета по экономической политике и бюджету и заместителем председателя. За свою работу в 2004 году был награжден почетным знаком «Лидер российской экономики».
Нина Ширинкина:
-Папа не давал разворовывать бюджет. И получил эту награду за то, что Пермь была на четвертом месте по экономическим показателям. И он уже, конечно, стал им мешать. Очень переживал, что проиграл последние выборы. Он был уверен, что там была подтасовка результов, но ничего не доказано.

Тем временем…
В начале мая на решение судьи Симонова были поданы апелляционные жалобы от адвокатов обвиняемых. Но, те, кто сейчас занимаются заводом, видимо, уверены, что в Пермском краевом суде, решение «устоит», потому что начались активные действия, ради которых, собственно, все и затевалось.
ВасилийСелезнев:
- Сейчас распродается имущество предприятия. Мы об этом знаем. Там за «копейки» уходят некоторые объекты. Завод работает, но людям зарплату задерживают.
Как рассказали сотрудники, у кого-то долги с февраля, у кого-то – с марта. Летом прошлого года уже были на трехдневке, в этом году – тоже обещают. На собраниях Алексей Безденежных и Сергей Калашников просят подождать, - пока с деньгами проблемы. Но у ООО «ЭнергоСервис –Пермь», которая заняла место ООО «ЭЛИЗ» и теперь реализует продукцию завода, проблем с деньгами, похоже нет.

Василий Селезнев:
- Сергей Калашников – это был друг моего отца очень долго, которого когда-то привел на завод.Но он его предал, вступил в сговор с конкурсным управляющим, хотя теперь вообще похоже, что уже Калашников у них там главный. В 2001 году на него было зарегистрировано это ООО , но оно не работало, а в 2014 вдруг начинается бурная деятельность.
Это тоже известная схема, когда рейдеры подкупают, с помощь шантажа или каким-либо другим образом «переманивают» на свою сторону одного из руководителей. И тогда работа идет слаженно. Ведь человек знает производство, в курсе всех внутренних дел – и начинает и сам зарабатывать, и другим помогать.
Сейчас на заводе все операции проходят через ООО «ЭнергоСервис –Пермь». При анализе некоторых контрагентов видно, что это так называемые «фирмы-нулевки», через которые перечисляются наличные денежные средства якобы в качестве возврата по договорам займа.
Сам конкурсный управляющий также производит перечисление денежных средств на сомнительные предприятия. Сделки Калашниковым и Безденежных проводятся одновременно, как от ОАО «ЭЛИЗ», так и от ООО «ЭнергоСервис-Пермь», даже синхронно – одними датами, с манипуляциями по дроблению выводимых средств.
М.Ширинкин и В.Селезнев неоднократно подавали заявления на А.Безденежных в правоохранительные органы, так как завод на протяжении всего времени банкротства ведет хозяйственную деятельность, но налоги не платит. И налоговой, которая инициировала банкротство предприятия из-за 15 млн, сегодня, по неофициальной информации, должны 528 млн рублей. Но никаких претензий нет. Представителям собственников отказывают в праве получить информацию о задолженности.
Сам имущественный комплекс завода выставлен на продажу примерно за 200 млн рублей. Это как раз та сумма, которую и показала экспертиза обвиняемых, а 732 млн – это было только для них. Реальная же стоимость завода уже не больше 100 млн.
Сохранять уникальное производство задача не стоит. Чтобы все это снова заработало как раньше, надо вложить много средств. Коллектив, который решал сложнейшие задачи в своей отрасли и выпускал продукцию на уровне мировых стандартов, даже порой на устаревшем технологическом оборудовании, никому не интересен. Если завод купят, то просто освободят площадку.
Кому и для чего?
Пермский завод «ЭЛИЗ» – был не рядовым предприятием Пермского края, попавшим в поле зрения рейдеров, а крупной российской компанией. Поэтому и «заказали» его не здесь. Когда объявится покупатель, будет понятно, откуда – из Москвы, или из Санкт-Петербурга, где он кредитовался. Но для того, чтобы провести такую спецоперацию, нужна отлаженная команда «профессионалов». И у нас она есть. Многие годы банкротит, «кошмарит», стирает с лица земли промышленные и сельхозпредприятия. Конечно, и в любом другом регионе современной России - коррупция и злоупотребления. Но, наверное, все-таки не везде так легко соглашаются подрывать экономику региона.
И это резонансное дело. За этим приговором следили очень внимательно. Большие проблемы в практике могут возникнуть, если будет «засилено» решение о хищении как способе банкротства. А пока юристы будут разбираться, сколько предприятий попадет под прецедент? И ведь кому-то все это надо.

На сегодняшний день мы неоднократно обращались в налоговые органы как в районную так и в краевую с целю получения документов, нам отказали в выдаче документов. также обращались в пенсионный фонд, также отказали, в Управление Федеральной службы гос.регистрации кадастра по Пермскому краю о том, что конкурсным управляющим ОАО "Элиз" Безденежных А.А.допущены нарушения требований Федерального закона № 127-ФЗ от 26.10.2002 в части не перечисления налогов от 20.06.2017 г., до этого мы обращались 07.04.2017 г. было возбужденно административное расследование в отношении Безденежных , которое в последствии было прекращено, но как такое возможно когда такой долг??????? Согласно данным должника размер кредиторских обязательств составляет 185 266 531 руб, в том числе задолженность по обязательным платежам 151 949 882 руб, по зарплате 15 590 000 руб. Дебиторская задолженность 89 547 450 руб, основные средства представлены на общую сумму 68 584 000 руб.По сообщению должника на расчетных счетах денежные средства отсутствуют. Бедные, несчастные, как жаль, а административное производство прекращают. Нас за сто рублей привлекают к административке, а они не могут погасить задолженность.Так же обращались в ФНС России, они опять нас футболят в Пермь, а тут все как обычно, все в порядке нет признаков нарушения. документы мы вам никакие не дадим, а ничего что они собственники завода и вообщем то имеют право на получение определенных документов.????? обращались к Министру Внутренних дел , а непосредственно к Колокольцеву В.А., также отписки, Главе города Перми Самойлову Д.И., опять ничего, Председателю Законодательного собрания Сухих В.А. с просьбой  в помощи правового и производственного беспредела, опять ничего. Заместителю Председателя Правительства-министру промышленности А.В.Чибисову,  опять ничего, в администрацию президента, они все перенаправляют опять в Пермь. Что делать?? Куда еще обращаться??? как прекратить этот беспредел????

Собственников осудили, дело на доп.расследование так нам и не дали отправить, хотя доказательств хищения и присвоения просто нет. В уголовном деле есть поддельные подписи договоров Калашникова, но он на свободе, материал в ОБЭП не заводят, но видимо это нормально, тут видимо нет фальсификации и это видимо не уголовно наказуемо, но это так считают наши ОБЭП в Орджоникидзевском районе г.Перми. В деле очень много процессуальных нарушений, вообщем фабрикант отличный чтоб людей закрыть.  



Cегодня Елена рассчитывает на вас

Елена Юлаева нуждается в вашей поддержке петиции «Генеральная Прокуратура РФ: Беззаконие органов власти в г.Перми». Елена и 144 участника этой кампании рассчитывают на вас сегодня.