Петиция закрыта

Спасите Георгия Петрашека! Обяжите органы опеки действовать в интересах ребенка!

Эта петиция собрала 2 599 подписантов


Шесть с половиной лет назад Светлана Казакова бросила своего ребенка.

Бросила - звучит обезличено.

В действительности Георгию было четыре, и он только начал восстанавливаться после тяжелейшего ожога, полученного по недосмотру бабушки и дедушки со стороны матери. В результате тяжелой травмы (ребенок перенес операцию по пересадке кожи) он перестал говорить, и наблюдался в специализированном центре. Именно в этом состоянии мать попросила своего мужа Сергея с сыном сопроводить ее на вокзал, чтобы передать посылку. На вокзале она взяла у мужа все наличные деньги, сказав, что идет в магазин, и попросила ее подождать. Муж с больным малышом ждали Свету под дождем, когда она позвонила и сказала, что едет в Санкт-Петербург к любовнику, и ждать ее не надо...

Одним из немногочисленных воспоминаний Георгия о маме стал этот звонок и то, как они с папой просили пустить их в метро бесплатно…

Взрослые - родные Георгия и друзья семьи - помнят Светлану четче. Пока ребенок был маленький, она не уделяла ему внимания, часто без согласия своего супруга периодически уезжала в г.Санкт-Петербург, оставляя сына отцу и его семье.. Однажды, оставшись дома с мамой, малыш выдвинул ящик бельевого шкафа, наступил в него ножкой, отчего дно у ящика провалилось, а ножка - застряла. Маленький Гоша не смог выбраться, плакал и звал маму, а когда обессилел - уснул прямо в ящике. Так его и нашел пришедший домой отец, а мама все это время играла на компьютере...

Бросив семью окончательно, Казакова подала исковое заявление о расторжении брака, в результате чего стороны заключили мировое соглашение, согласно которому местом жительства Петрашека Георгия Сергеевича определяется место жительство его отца (в квартире отца ребенок зарегистрирован с рождения). Кроме того, Сергей (отец Георгия) выдал Казаковой С.А. по ее требованию письменное обязательство, что все расходы, связанные с содержанием ребенка, отец берет на себя.

Биологическая мать Казакова С.А. занималась своей жизнью и сыном не интересовалась. В августе 2009 г. Георгий был устроен отцом в специализированный детский сад, в 2012 - пошел в школу. Казакова С.А., равно как и ее родители, не посещали данные учреждения, не приходили ни на один праздник, не знакомились с воспитателями и учителями. При этом в 2011 г. Казакова С.А. вернулась из г.Санкт-Петербурга в г.Москву. Несмотря на то, что Казакова С.А. проживала недалеко от места жительства своего сына, ее встречи с ним носили крайне редкий, вынужденный характер (отец подвозил мальчика к ее подъезду).

Все время маминого отсутствия воспитанием, содержанием и общением с ребенком занимался отец, бабушка и дедушка по отцовской линии, а также тетя, чья квартира располагается в том же подъезде. Георгий часто оставался ночевать у тети, и через некоторое время у мальчика четко сложилось понятие о ЕГО семье, состоящей из папы, тети Тани, дедушки Евгения, бабушки Любы, сестер Кати и Лены (дочери тети) и собаки Марты.

В июне 2015 года в ДТП погиб отец Георгия - Сергей Петрашек.

А в июле тетя сама позвонила Казаковой С.А.с просьбой поговорить с сыном.

Узнав, что Георгий является наследником Сергея в отношении доли в квартире, машины, мотоцикла и вклада в банке, она предприняла все действия к тому, чтобы немедленно вернуть себе сына. Несмотря на то, что Казакова С.А. видела ребенка крайне редко, а после гибели его отца это был их первый разговор, вместо поддержки и тепла, которые были необходимы Георгию в этот момент, она повела разговор в жестко приказном тоне, проинформировав мальчика о том, что у него нет выбора и он будет жить с ней. На его просьбы оставить его жить в семье папы, Казакова С.А. реагировала резко, к мнению сына не прислушивалась. После разговора Георгий длительное время ходил подавленный и тетя была вынуждена обратиться за помощью к детскому психологу, поскольку Георгий стал бояться выходить из дома, даже в сопровождении взрослых, т.к. считал, что Светлана Алексеевна может его похитить.

Тогда Казакова С.А.решила воздействовать на ребенка силой, привлекла к делу полицию, прокуратуру, органы опеки и, в конце концов, суд.

Всем представителям власти Георгий заявлял, что к матери не хочет, просит оставить его в его родной - тетиной - семье, а Казакову С.А.- не знает, жить с ней не будет, и попросту боится. В сентябре 2015 г. Георгий прошел обследование у детского психолога – кандидата психологических наук, доцента по кафедре нейро-и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова Бардышевской М.К., которая указала в письменном заключении, что ею не отмечено влияния со стороны третьих лиц на формирование позиции Георгия, в т.ч. относительно вопросов, затрагивающих его интересы на тему его дальнейшего проживания с тетей в окружении семьи отца (т.е. его высказывания и характер игры на эту тему отражают его индивидуальные личностные особенности в соответствии с его психическим возрастом, возникают спонтанно и являются результатом его собственных размышлений, а не повторений высказываний взрослых). Сам Георгий писал заявление в органы опеки с просьбой не забирать его из семьи отца, а также заявление на имя директора школы с просьбой не отдавать его Казаковой С.А. и не переводить его в другую школу.

Психологом так же установлено, что в настоящий период Георгию противопоказаны дополнительные психические нагрузки, связанные с разрушением привычного образа жизни и простроенной системы надежных привязанностей с членами семьи отца. В случае насильной (т.е. предпринятой вопреки четкой, устойчивой, продуманной позиции ребенка, который к настоящему времени достиг возраста 10 лет и выражает свое однозначное желание жить с семье отца) передачи ребенка кровной матери имеется высокий риск регресса в интеллектуальном развитии и искажения в эмоциональном и личностном развитии Георгия. Согласно данному заключению ребенок боится матери как чужого человека.

В рамках судебного разбирательства ребенок был дополнительно продиагностирован психологом, привлеченным органом опеки по месту жительства мальчика, а также школьным психологом, которые сделали аналогичные выводы, отметив, что у ребенка отсутствует контакт с биологической матерью, а с семьей отца сформирован глубокий доверительный контакт.

И, тем не менее, зная мысли и желания собственного ребенка, Светлана продолжает издеваться над ним, требуя его немедленного изъятия из тетиной семьи.

В суде она заявила, что о переводе в другую школу не может быть и речи, в то время как в личной беседе с классным руководителем обещала, что именно это будет первым ее шагом, потому что «лучше один раз отрубить его от той семьи».

Ребенка не прячут от матери, не препятствуют общению с ней. Решение не жить с ней и не общаться принадлежит самому Георгию, и это так же подтверждено мнениями психологов.

Матери неоднократно предлагалось посещать школу, общаться с ребенком по телефону, проводить с ним время и пытаться наладить доверительный контакт. Однако всему этому она предпочитает немедленные насильственные действия в отношении психики несчастного настрадавшегося ребенка.

Согласно статье 12 Конвенции о правах ребенка (принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года) ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Статьей 57 СК РФ предусмотрено, что ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен.

Кроме того в ст.68 СК РФ указано, что суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в удовлетворении иска родителей, требующих  возврата детей, если придет к выводу, что передача ребенка родителям не отвечает интересам ребенка.

Таким образом, мы видим, что возможно решение, по которому матери ребенка откажут в передаче ребенка. Но вывод о том, соответствует ли  передача  ребенка родителям его интересам, должны делать органы опеки, а затем и суд, оценив все представленные доказательства и заслушав мнение ребенка, учет которого обязателен, если ребенок достиг десятилетнего возраста.

Георгию уже исполнилось 10 лет и, он уже в суде был опрошен и однозначно выразил свое желание остаться проживать с родными ему людьми, а именно с тетей. Об этом свидетельствуют учителя и психологи, а также заключения, находящиеся в материалах дела!

Таким образом, есть все основания считать, что иск биологической матери не подлежит удовлетворению, т.к. противоречит интересам Георгия.

Органы опеки, как обычно, устраняются от решения сложных вопросов, т.к. не знают, каким образом оформить тете опекунство в случае отказа матери в удовлетворении иска. Поэтому им проще отдать мальчишку на растерзание, формально указав, что пока мать не лишена родительских прав и оснований для лишения  ее этих прав недостаточно.

А вот потом,…….а потом мы просто будем иметь еще одну печальную историю с печальным концом и искалеченную судьбу маленького человека, которого отказались услышать официальные инстанции и пошли по формальному пути.

Мы - друзья Сергея, учителя, педагоги и родственники, одноклассники Георгия и просто неравнодушные люди!

Мы очень боимся, что опека формально подойдет к составлению заключения, а суд - к ситуации, указав в решении нечто банальное и самое простое, приходящее на ум, что-то вроде «тете и матери ребенка нужно взаимодействовать и помогать ребенку адаптироваться к маме, а пока что……-отдать матери», приняв тем самым решение в пользу биологической матери, НО НЕ РЕБЕНКА! 

Мы считаем, что передача Георгия матери сейчас - преждевременна и не соответствует его интересам! Куда важнее наладить контакт и установить доверительные отношения с ребенком, нежели грубо ломать его психику и душу, насильно отрывая его от родных и любимых людей.

Не дайте искалечить Георгия! Оставьте его дома! Помогите ребенку не остаться одному, наедине со своими страхами!

 



Cегодня Татьяна рассчитывает на вас

Татьяна Моисеева нуждается в вашей помощи с петицией «Астахов Павел Алексеевич, Петросян Владимир Аршакович, Общественная Палата Российской Федерации, Елена Борисовна Мизулина, Евгений Абрамович Бунимович: Спасите Георгия Петрашека! Обяжите органы опеки действовать в интересах ребенка!». Татьяна и 2 598 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.