Я против пыток!

0 людей подписали. Следующая цель: 100


Уважаемый Антон Эдуардович!

Я убежден в необходимости прекращения пыток в местах принудительного содержания. Надеюсь меня поддержат миллионы человек и не только в России. Эта проблема существует почти во всех странах. Но прежде всего меня волнует моя страна, которую я не без гордости часто называю Родиной.

Обращаюсь к Вам не потому, что считаю, что эту  проблему может решить один человек. Это проблема нашего общего менталитета, проблема общественного сознания и государственной политики.

С 2008 года в России действует Закон об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания. Это колонии и тюрьмы, изоляторы временного содержания, дежурные части полиции, следственные изоляторы, гауптвахты, спецприёмники, специнтернаты, с недавних пор и психиатрические больницы.Во всех регионах согласно этому Закону должны быть сформированы и работать ОНК - общественные наблюдательные комиссии, причём работать практически на энтузиазме самих членов ОНК при отсутствии материальной поддержки со стороны государства(есть случаи грантовой поддержки работы ОНК, но это минимальная поддержка незначительного количества комиссий для такой страны как Россия). Согласно этому Закону ОНК должны формироваться из представителей общественных организаций, занимающихся правозащитной деятельностью и в первые 2 созыва для правозащитников не было проблемой попасть в состав ОНК и они реально могли эффективно выполнять функции, возложенные  на них Законом. Правозащитники это люди безусловно неравнодушные, а во многих случаях и по-хорошему "сумасшедшие" - такими их можно считать из-за часто безоглядной готовности идти,бежать,лететь на помощь другим  чаще всего совершенно незнакомым людям, попавшим в беду.

Процесс становления ОНК как наиважнейшего с моей точки зрения института общественного контроля шёл сложно. Да иначе и быть не могло - мы замахнулись на беспрецендентный в мировой практике вариант общественного контроля мест принудительного содержания, включив в закон не только тюрьмы, но и многие другие места перечисленные выше. И правозащитников, конечно, остро не хватало. Но проблема, как оказалось, не в этом. Мы ожидали определённого противостояния со сложившимися в силовых структурах традициями. но столкнулись с противодействием. Нам казалось, что государственная власть понимает необходимость развития института общественного контроля - ведь  начатый в 2012 г. проект "ОНК - новое поколение" под эгидой Уполномоченного по правам человека в России и Совета Европы получил поддержку, в том числе и в Администрации Президента РФ. В рамках этого проекта мы получили возможность глубже и шире познакомиться с практикой работы европейского Комитета против пыток , познакомиться с работой ОНК во многих регионах и понять каким путём должен развиваться общественный контроль мест принудительного содержания. Главная цель проекта была и остаётся единственной -  ИСКЛЮЧИТЬ ПРОТИВОЗАКОННОЕ НАСИЛИЕ и УНИЖЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА как до суда, так и после суда при отбывании наказания. Ведь к пыткам у нас ни один суд не приговаривает и ни в одной должностной инструкции силовиков нет рекомендаций и методик по унижению человеческого достоинства! Но нам так только казалось.

За 10 лет работы членами ОНК выявлены тысячи случаев нарушения прав человека в тюрьмах, колониях,СИЗО, спецприёмниках  и дежурных частях. В законах и нормативных актах  правоохранительных органов положения о необходимости соблюдения основных свобод и прав человека записаны в первых  главах в качестве императива, но на практике в работе этих органов права человека не только не в приоритете,  но чаще в забвении  или откровенном пренебрежении. Возможность насилия над человеком и возможность унижения его часто(увы) рассматривается некоторыми представителями силовых структур как необходимость для достижения результатов и отчёта об эффективной  работе. Много лет подряд мы сталкивались с жестокостью, безнравственностью, фальсификациями и откровенной ложью как среди заключённых, так и среди сотрудников. Мы убеждали, терпеливо и нетерпеливо настаивали, предавали гласности вопиющие факты беззакония и бесчеловечности. Повторяю - мы были свидетелями тысяч этих нарушений прав человека. Мы доводили дело до судов и обвинительных приговоров, мы были в большинстве случаев принципиальны и последовательны. Мы честно выполняли требования Закона об общественном контроле, всегда были открыты для диалога с властью и готовы к взаимодействию. И, да, мы видели позитивные изменения - улучшения бытовых условий, питания, условий труда и повышение зарплаты трудящихся  осуждённых в отдельных учреждениях,  увеличение процента освобождающихся условно-досрочно и по медицинским показаниям. Мы  уверены, что это  происходило в том  числе  и по причине нашей правозащитной деятельности, цели которой в ОНК просты - снижение жестокости, ликвидация бесчеловечности и помощь в адаптации к условиям жизни в нормальном обществе. И проект "ОНК - новое поколение" был и остаётся нацелен только на это.

 Но,Антон Эдуардович, в настоящее время оказывается огромное негативное влияние на процесс развития общественного контроля мест принудительного  содержания! 

В ходе формирования 3-го и 4-го созывов ОНК в  Общественной палате РФ, ответственной за формирование ОНК в регионах постепенно нарастающая тенденция к практике имитационной деятельности ОНК  достигла своего апогея - при формировании новых составов наблюдательных комиссий  были допущены не просто серьёзные ошибки, но и прямая  ложь и фальсификации, в результате которых практически ВСЕ представители правозащитных организаций, которые по букве и духу Закона должны быть костяков ОНК, не прошли в состав комиссий. Это было осуществлено при помощи механизма отбора кандидатов, который иначе как жульнический назвать невозможно. Кроме этого, ОП РФ абсолютно произвольно подошла к определению необходимой численности ОНК  в регионах, проигнорировав реальную ситуацию и с количеством МПС  и с существующей  обстановкой в подконтрольных учреждениях.

Прекратилось финансирование проекта "ОНК-новое поколение" со стороны Российской Федерации.

В довершение всего этого 31 марта 2018 г. Уполномоченный по правам человека Российской Федерации Москалькова Т. Н. в одностороннем порядке заявила о прекращении сотрудничества в проекте. Новый партнер проекта для Совета Европы до сих пор не утверждён.

Пытки продолжаются.

Всё это говорит о том, что корни этого деструктивного процесса по отношению к общественному  контролю мест принудительного содержания уходят в Администрацию Президента Российской Федерации.

Поэтому обращаюсь к Вам с простой просьбой: верните здравомыслие в практику работы Общественных наблюдательных  комиссий, докажите, что Конституция это не  просто книжка с буквами.

Остановите пытки!

Михаил Денисов, врач,  член ОНК 3-х созывов в Ивановской области.

 

 

 

 



Cегодня Денисов рассчитывает на вас

Денисов Михаил нуждается в вашей помощи с петицией «Администрация Президента РФ: Я против пыток!». Денисов и 11 участников этой кампании рассчитывают на вас сегодня.