Команда 29

320,065 supporters

Мы — Команда 29. Мы считаем, что каждый имеет право знать, чем занимается государство, рассказать об этом другим и не оказаться в тюрьме. Мы помогаем получать от государства информацию, которую оно по закону обязано предоставить.

Started 2 petitions

Petitioning ФСБ

Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора!

Выпустите 75-летнего ученого Виктора Кудрявцева из изолятора! Ученые, общественные деятели, правозащитники, журналисты требуют изменить Кудрявцеву меру пресечения. 75-летний ученый Виктор Кудрявцев почти 50 лет развивал российское ракетостроение, создавая гражданские ракеты. У него есть медали, почетные грамоты и благодарности от разных российских госинститутов. Еще у него диабет, последствия инфаркта, болезнь сердца, гипертония. Уже три месяца его удерживают в СИЗО Лефортово по абсурдному обвинению в госизмене. В июле этого года российского ученого Виктора Кудрявцева, научного сотрудника Центрального института машиностроения (ЦНИИмаш) задержали по обвинению в государственной измене и отправили в изолятор Лефортово в Москве. Он до сих пор там. 19 октября Кудрявцеву исполнилось 75 лет, он страдает множеством заболеваний. С каждым днем в изоляторе его здоровье портится, его родные и адвокаты боятся, что он не доживет до суда. Из-за диабета ему нужна строгая диета, придерживаться которой в рамках тюремного меню невозможно. По решению следователя Кудрявцева обследовали, заключение медиков составило пять листов «мелким шрифтом с перечислением всех диагнозов», но ни один из этих диагнозов не показался суду поводом для перевода ученого под домашний арест. «Мы увиделись и пожали руки друг другу в коридоре Лефортовского суда, и мне не приходилось раньше чувствовать, что живой человек вообще может быть таким холодным. Описать словами его вид — и без того худой человек еще резко похудел, одна обвислая кожа землистого цвета. Вспомнились военные фотографии концлагерей», - рассказывает невестка Виктора Елена. Спустя 10 дней на апелляции в Мосгорсуде он не смог без помощи конвоиров подняться на третий этаж. Содержание в изоляторе — невероятное испытание, не зря день в изоляторе засчитывают за полтора в колонии. Медицинская помощь там практически не оказывается, часто заключенные не могут получить даже жизненно необходимые им медикаменты. При этом вина человека, которого там держат, не признана никаким, даже российским судом. Эти испытания выпадают на долю самых беззащитных: только недавно под домашний арест отпустили 18-летнюю Анну Павликову и 19-летнюю Марию Дубовик, обвиняемых по делу “Нового величия”. На прошлой неделе суд признал их арест незаконным. Сначала пришли за нашими детьми, теперь — за нашими родителями. Вина Виктора Кудрявцева не доказана, а предъявленные ему обвинения абсурдны. Кудрявцева обвиняют в том, что он по электронной почте передал информацию, которая по версии ФСБ «могла быть использована при создании вооружений», сотруднику бельгийского Фон Кармановского института, с которым ЦНИИмаш участвовал в научном проекте Евросоюза. Проект не был секретным и был посвящен мирным целям: исследованию аэродинамики возвращаемых космических кораблей. У Кудрявцева более 20 лет не было доступа к совершенно секретным документам, боевыми ракетами ученый никогда не занимался. «Не должно быть ответственности за то, что все ракеты, независимо от их назначения, летают, подчиняясь одним и тем же законам физики», — возмущается сын Виктора Ярослав. Необходимость содержания Кудрявцева под стражей следователь обосновал найденным в почте ученого письмом о якобы выигранной в лотерею грин-карте (виде на жительство в США). Письмо было отправлено с типичного для рассылки спама адреса, да и текст его невозможно воспринять всерьез. Тем не менее, суд посчитал, что Кудрявцев, у которого забрали загранпаспорт, легко может скрыться от правосудия. Виктор Кудрявцев 48 лет проработал в ЦНИИмаше, пройдя путь от старшего инженера до заместителя начальника аэрогазодинамического центра. В последние годы он оставил административные обязанности, сосредоточился на науке и работал ведущим научным сотрудником. Кудрявцев занимался моделированием обтекания ракет-носителей космических кораблей и спутников воздушной средой в ходе старта и посадки. Результаты исследований Кудрявцева применялись для создания ракет-носителей Н1, «Энергия», КСЛВ, «Зенит», «Ангара», «Рокот», стартовых комплексов «Союз-Куру», «Союз-Восточный», «Морской старт». Кудрявцев — лауреат премии Правительства РФ, обладатель медали РАЕН «Автору научного открытия» и множества почетных грамот и благодарностей от институтов и предприятий космической отрасли, член Российской академии космонавтики им. К.Э. Циолковского. Сейчас все эти достижения не имеют значения. Государство, которое использовало результаты исследований Кудрявцева, финансировало его работу и вручало ему медали и благодарности, теперь держит его в изоляторе, где его здоровье стремительно ухудшается. Мы требуем изменения меры пресечения для ученого Виктора Кудрявцева на меру, не связанную с содержанием под стражей. ПОДПИСИ Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской Группы, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФМитя Алешковский, директор портала Такие делаСветлана Бахмина, юрист, партнер компании АМГ ПартнерсТатьяна Бирштейн, доктор физ.-мат. наук, профессор, главный научный сотрудник ИВС РАНЕлизавета Бонч-Осмоловская, доктор биол. наук, чл.-корр РАНЮрий Вдовин, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаЮлия Виноградова, мать Анны ПавликовойБорис Вишневский, руководитель фракции «Яблоко» в Законодательном собрании Санкт-ПетербургаСветлана Ганнушкина, председатель Комитета "Гражданское содействие", член Правления "Международного Мемориала"Марат Гельман, галеристЕлена Говорун, кандидат физ.-мат. наук, доцент физического факультета МГУАлександр Горбачев, юрист организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга", член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаЕлена Горбова, доктор филол. наук, Санкт-ПетербургГеннадий Гудков, политикАнтон Долин, кинокритикТатьяна Дорутина, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаНаталия Евдокимова, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаЕвгений Еникеев, член ОНК, сотрудник МХГВитольд Залесский, доктор физ.-мат. наук, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаАндрей Заякин, физик, сооснователь сообщества Диссернет, редактор дата-отдела Новой газетыАскольд Иванчик, доктор ист. наук, чл.-корр РАН, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАНИгорь Каляпин, руководитель Комитета против пыток, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФИгорь Карлинский, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаНина Катерли, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаЕкатерина Косаревская, ОНК СПбЛеонид Крикун, адвокат Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург», член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаЯрослав Кудрявцев, доктор физ.-мат. наук, профессор РАН, зав. лабораторией ИНХС РАНАлександр Марков, биологВладимир Мирзоев, режиссерЛев Оборин, поэт, переводчик, литературный критикАлексей Оскольский, доктор биол. наук, ведущий научный сотрудник Ботанического института им. В.Л. Комарова РАНГригорий Охотин, участник проекта ОВД-Инфо, член Совета ПЦ МемориалСергей Пархоменко, издатель, журналист, политический обозревательНикита Петров, Ph.D, заместитель председателя НИПЦ "Мемориал"Элла Полякова, член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человекаИгорь Пшеничнов, доктор физ.-мат. НаукАнатолий Разумов, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаЛеонид Романков, российский политический деятель и правозащитник, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаОльга Романова, директор благотворительного фонда помощи осуждённым и их семьям «Русь Сидящая»Григорий Свердлин, председатель благотворительной организации НочлежкаЗоя Светова, журналистАлексей Семенов, доктор биологических наук, профессорСергей Смирнов, главный редактор МедиазоныМихаил Тамм, кандидат физ.-мат. наук, старший научный сотрудник физического факультета МГУЯна Теплицкая, ОНК СПб, считаю, что люди не должны находиться местах принудительного содержания, по крайней мере в современной РоссииНаталия Ходырева, член Правозащитного совета Санкт-ПетербургаАндрей Цатурян, доктор физ.-мат. наук, ведущий научный сотрудник НИИ механики МГУВиктор Шендерович, писательРоман Ширшов, ОНК СПбБорис Штерн, доктор физ.-мат. наук, ведущий научный сотрудник ИЯИ РАН, гл. редактор газеты "Троицкий вариант - наука"  

Команда 29
200,062 supporters
Petitioning Межведомственная комиссия по защите государственной тайны

За свободный доступ к архивам ВЧК-НКВД-КГБ

В марте 2014 года срок засекречивания подавляющего большинства документов из архивов советских органов госбезопасности был продлен на 30 лет -  до 2044 года. Под действие этого решения попадает огромное количество документов, касающихся Большого террора 1937-38 годов, чрезвычайно востребованных историками и родственниками жертв репрессий. Сотни тысяч человек, попавших под расстрельные статьи, могут остаться безымянными, несмотря на все усилия потомков узнать о судьбе своей семьи в годы Большой чистки. Срок хранения документов, содержащих государственную тайну, ограничен по закону 30 годами с момента их создания. Указ Президента от 1992 года содержит требование рассекретить все материалы, касающиеся репрессий и нарушения прав человека. Несмотря на это, доступ к архивам фактически закрыт для граждан. С момента распада СССР прошла почти четверть века, однако ФСБ, правопреемница советских органов госбезопасности, продолжает охранять их секреты, создавая почву для фальсификации истории нашей страны. В марте 2014 года Межведомственная комиссия по защите государственной тайны (МВК) приняла заключение, продлевающее срок засекречивания огромного массива документов органов госбезопасности еще на 30 лет. До 2044 года гриф «секретно» будет стоять на любых документах, содержащих информацию о разведывательной, контрразведывательной, оперативно-розыскной деятельности, о лицах, сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами госбезопасности, о сотрудниках органов госбезопасности, принимавших участие в спецоперациях, и т.д. – список категорий информации из 23 пунктов дает возможность продлить срок секретности практически любого документа, созданного между 1917 и 1991 годами. По закону документы, срок секретности которых истек, должны передаваться в Государственный Архив РФ, где они становятся доступными для всех. «Чем больше у нас материалов, тем яснее мы можем понять и оценить механизмы политической власти, принятия решений и государственного подавления всего того, что государство считало вредным, лишним и ненужным. Без раскрытия архивов спецслужб это понимание невозможно» (Никита Петров, историк, зам.председателя Совета Общества «Мемориал»). Излишнее рвение в деле сохранения секретности не только вредит обществу, но и дорого обходится государственному бюджету: сотрудники ФСБ получают серьезные надбавки к зарплате за работу с секретной документацией (20-25%). Кроме того, в отличии от штатских работников госархивов, архивисты ФСБ получают значительные выплаты за военные звания. Недавно вся страна праздновала 70-летие Великой Победы. Представители власти, деятели культуры, журналисты, учителя в школах – все говорили о памяти, о том, как это важно – знать свою историю. Но засекречивание важнейших архивных документов - это попытка сделать нашу память избирательной. Просим отменить заключение межведомственной комиссии по защите государственной тайны от 12 марта «О продлении срока засекречивания сведений, составляющих государственную тайну, засекреченных ВЧК-КГБ в 1917-1991 годах».

Команда 29
120,003 supporters